Трудная любовь к Крыму, или зачем патриоты взорвали ЛЭП

    Игра в рубильник перестала быть орудием власти

    Остров Крым Остров Крым


    Киев, Ноябрь 22 (Новый Регион, Мария Андреева) — Тьма, пришедшая со Средиземного моря, накрыла ненавидимый прокуратором город. Исчезли висячие мосты, соединяющие храм со страшной Антониевой башней, опустилась с неба бездна и залила крылатых богов над гипподромом, Хасмонейский дворец с бойницами, базары, караван-сараи, переулки, пруды... Пропал Ершалаим — великий город, как будто не существовал на свете. Все пожрала тьма, напугавшая все живое в Ершалаиме и его окрестностях.

    Так или примерно так себе представляют Крым без света на украинском материке. Тут не поспоришь: в ночь на воскресенье целый полуостров погрузился во тьму, выглядело очень эффектно. Жители полуострова обменивались смсками и звонками, писали на материк: что случилось? У нас темно. Проснувшись утром, щелкали выключателями: света по-прежнему не было.

    Приняв прохладный душ из остывающего бойлера, занимались домашними делами: уборка, спасение продуктов из отключенного холодильника. Потом все отправились гулять (дома без электричества, как оказалось, заняться особо нечем, да и выходные, в общем). Погода в целом по полуострову радовала: тепло местами было до +20. Гуляли по городу, по набережным, встречали знакомых, разговаривали. Поскольку официальной инфы от властей по причине отсутствия света не было, кормились слухами. Главный слух: Украина подорвала ЛЭПы, чтобы нас отключить, и на перешейке стреляли.

    В это же время на материке кипели страсти и холивары.



    Правоохранители на Чаплинке то ли били татар, то ли спасали их от бесславной смерти от удара током, в соцсетях большинство злорадствовало, меньшинство взывало к разуму и порядку. В общем, выходные прошли настолько весело, что даже вторая годовщина начала революции отошла на второй план. И это – очень по-украински.

    Понятно, что Крым для Украины – больная тема. Он был оккупирован первым, почти бескровно и в тот момент, когда страна еще не вышла из революции, а власть в Киеве была настолько шаткой, что до сих пор удивительно, как удержалась.

    Крым стал болью для каждого. Даже для тех (особенно для тех), кто там никогда не был. «Предатели» и «не было никакого референдума» – это две главные темы тех времен. Но вот плохая новость: если вы искренне считаете так – вы не знаете Крым.

    В 90-х на полуострове бытовало мнение, что Россия Крым сдала. Подарила, как раньше красномордый Хрущев подарил Крым УССР. И то, и другое – скажем прямо, очень вольная трактовка, но общего тона это не меняло. Потом была Украина. Крымчане в массе своей не то, чтобы выучили украинский язык, но научились его понимать даже настолько, что со временем создали свой вариант регионального суржика. Но при этом продолжали смотреть российское ТВ.

    Поэтому когда Россия снова активно вспомнила о Крыме, многие возрадовались. Так, значит, не сдали, не забыли, вернули. И на референдум действительно шли. Не так уж важно, что результаты его были известны и  одобрены заранее: люди действительно шли. Шли, ковыляя и опираясь на палочку, пенсионеры, шли рабочие мужички и дородные матроны, шли крымские татары, шли даже студенты. Они думали, что этим что-то решат. Неважно, что за них уже все решили, но нам нужно помнить: так называемый референдум о воссоединении не был пустым, за ним были люди. Да, эти самые, которых у нас принято называть предателями.

    А теперь мы их за это хотим наказать. Можем? Да можем, конечно. Пусть они, сволочи, голодают и сидят без света, например. Пусть почувствуют нашу силу. Ах, да, еще мы поддерживаем крымских татар, потому что их под оккупацией особенно прессуют. Так что мы возьмем пару мин, взорвем пару ЛЭПов и крымчане, наконец, заценят, что они потеряли.

    А при этом крымчане сидят при свечах и думают: больные украинцы. У них то революции, то войны, то взрывы, то стрельба. Как хорошо, что мы теперь в России.



    На этом месте патриоты должны взвыть: Крим – це Україна! Ребята, при всем уважении – нет. По закону да, но по факту нет. Крым – это Крым. Плохая новость: Крым не успел стать Украиной, но хорошая новость в том, что Крым уже давно не Россия.

    И в этом плане нам есть о чем подумать. Нет возражений о том, что Крым должен вернуться. Надеюсь, нет иллюзий о том, что это произойдет быстро. В каком-то интервью Яценюк сказал, что Крым будут возвращать наши дети. Не могу назвать себя поклонницей премьера, но тут согласна – это вопрос десятилетий. И нам нужно думать на перспективу. Нам нужно, наконец, выбрать: шашечки или ехать.

    Если ехать, то придется отключить эмоции и включить голову. Крым не обладает субъектностью,  а жители его до сих пор не научились решать за себя сами. Под Россией точно не научатся, поэтому нам нужно работать с тем, что есть.

    Например, с тем, что российские пенсии выше украинских. Это факт: пенсионеры рады, что могут купить несколько лишних кило картошки. Медицина в Украине была более простой (хоть и коррумпированной), а в целом по полуострову сейчас с этим проблемы. В Украине больше свободы, даже не сейчас, когда любой условный умелец может взорвать ЛЭП или устроить митинг, а и при Януковиче, которого крымчане застали последним. Теперь митинги запрещают даже кондовым севастопольским ватникам, абсолютно лояльным к оккупационному режиму. И ватники, вы не поверите, ропщут и вспоминают, что при Украине могли, а сейчас нет. Украинские продукты дешевле российских, даже не из-за логистики, а просто по факту: паритет покупательной способности в Украине выше, чем в РФ. Да, блин, из совсем простого: в Украине можно курить на веранде кафе, в а РФ нет, в украинских кинотеатрах есть пиво, поп-корн и кола, а в российских только кола и поп-корн. Перечислять можно бесконечно. В России чем-то лучше, чем-то другим – в Украине.

    Вернуть Крым, на самом деле, элементарно. Просто дайте им больше.



    Если крымчане, пересекая Чонгар, будут видеть лучшую реальность, они сами придут. Если уровень жизни, дороги, снабжение, инфраструктура, сервисы, клиентоориентированность госстуктур будут лучше – они придут, покаются и попросятся назад. Если в Украине можно будет больше заработать и выше шансы на успех – потянутся караваны.

    А пока нет, думает среднестатистический крымчанин, я лучше отсижусь. Тут, по крайней мере, не стреляют и не взрывают.

    Что делать нам? Работать. Взорвать ЛЭП гораздо проще, чем организовать пенсионную реформу. Повесить аватарку с тарак-тамга на порядок легче, чем прийти на выборы. И т.д.

    Что мы можем предложить Крыму сейчас? Исключительно предъявы и отсутствие света. Что мы можем предложить друг другу? Меряться патриотизмом. Пора бы уже как-то определиться: нам шашечки или ехать. Если не поедем – не будет не только Крыма, но и в целом Украины.

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Вчера / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив