«Я очень боялась за себя и детей» – как российские спецслужбы ломают несогласных

    Этническую украинку вынудили оговорить свою страну

    Наталья Романенко Наталья Романенко


    Хабаровск-Киев, Март, 28 (Новый Регион, Ксения Кириллова) – На днях на радио «Свобода» появилось шокирующее интервью с руководителем украинского хора «Батьківська криниця» в Хабаровске Натальей Романенко. В нем женщина рассказывает о том, как ее уволили с поста директора хора, а также из внутренних войск МВД, где Наталья также являлась солисткой Ансамбля песни и пляски. В отношении нее пытались возбудить несколько уголовных дел, многократно вызывали на допросы в ФСБ, а в довершении всего облили на улице зеленкой со словами: «Вот тебе за Новороссию, бандеровка».

    Вся эта травля началась год назад, после того, как Наталья отказалась верить российской пропаганде о событиях на Майдане, и после свержения Януковича в конце февраля прошлого года сама отправилась в Киев, чтобы увидеть все своими глазами. Однако самым травматичным фактом для женщины стало то, что ФСБ вынудило ее записать видеообращение, в котором она якобы заявляет о неконституционном перевороте, в результате которого Украина оказалась «захвачена радикальными движениями, которые под влиянием Запада и Америки используют мирное население в своих целях». Видео было выложено в Интернет, а затем было использовано в пропагандистском телесюжете на канале «Россия-1».

    После появления видеозаписи на Наталью помимо преследования спецслужб обрушилась критика друзей и тех людей, ради которых она, собственно, и попробовала бороться с системой – ради украинцев, которым сочувствовала.



    В результате в тот момент, когда она была готова уехать из России под натиском преследований, в Украине ее ожидало недоверие со стороны соотечественников – и, как следствие, отказ в помощи при устройстве на новом месте. Во многом для того, чтобы окончательно прояснить ситуацию для украинских читателей, Наталья подробно рассказала в своем эксклюзивном интервью «Новому Региону» о том, как хабаровским чекистам удалось «выбить» из нее согласие на видеозапись.

    – Наталья, как получилось, что вы согласились пойти на условия ФСБ и записать это видео? Вам угрожали?

    – На меня оказывалось просто колоссальное давление. Меня задержали в аэропорту сразу же по прилету из Киева, а точнее еще в самолете! Объявили по громкой связи: «пассажир Наталья Романенко, подойдите к бортпроводникам». Когда я подошла, мне сказали: «за вами пришли». «Пришедшим» оказался вооруженный человек при полном обмундировании черного цвета, в каске, и еще двое, тоже в черном, но одеты, как гражданские. Меня отвезли на машине в здание старого международного терминала Хабаровского аэропорта, попросили оставить телефон и вещи. Затем завели в отдельную комнату и начали «беседу», которая продолжалась 6 часов!

    Это был самый страшный день в моей жизни!



    Они сказали мне, что по оперативным данным я состою в «Правом секторе», и участвовала в митингах на Майдане. На тот момент я еще плохо понимала, что такое «Правый сектор». Слышала название, видела по телевизору, но не вникала в суть.

    После нескольких часов допроса около 20.00 меня повезли домой из аэропорта, и вдруг кто-то позвонил, и мой сопровождающий, один из сотрудников, попросил меня «ненадолго заехать к ним в офис» по ул. Волочаевской, то есть в здание ФСБ, и ответить «еще на пару вопросов». В результате меня отпустили оттуда только около пяти утра. Когда я записывала им на камеру видео (оно до сих пор висит в Ютубе), текст мне написали на бумаге, которую просто держали на уровне глаз!

    Только беспомощность и страх оттого, что меня не отпускают так долго, что я не увижу детей, страх того, что тебя считают преступником и врагом, а также желание доказать, что политика для меня ничего не значит, заставил меня сказать его на камеру!



    Я не думала тогда, что его выставят на публичное обозрение и я еще год безрезультатно буду пытаться его убрать с Ютуба!

    – Как вы думаете, что послужило причиной столь пристального внимания к вам со стороны ФСБ? Вы делали какие-то официальные заявления в поддержку Майдана?

    – В том-то и дело, что нет! Я прилетела туда 25-го февраля, уже после Майдана, чтобы на девять дней со дня гибели людей положить цветы и почтить память погибших. Меня потрясли героизм и самоотверженность людей, стоящих на Майдане! И я глубоко переживала скорбь матерей и жен, потерявших своих родных и близких!

    Я думаю, меня начали преследовать в России только за письма, которые я писала коллегам и друзьям, находясь в Киеве.



    Там была другая правда – не та, что озвучивалась в телепропаганде.

    – Как получилось, что ФСБ узнала о ваших частных письмах? Кто-то из ваших знакомых «сдал» вас?

    – Да, кто-то на меня указал. Я писала о том, как там, в Киеве, все время плакала под песню «Плине кача по Тисині». Рассказывала, что в расстреле людей участвовали снайперы из России, а люди Януковича выкрадывали раненых людей из больниц и убивали их. «Там нет фашистов и националистов», – писала я. Собственно, за это на меня и давили.

    – Спецслужбы требовали от вас что-то, кроме записи видеообращения?

    – Заставляли подписать бумаги и не отпускали, пока я этого не сделаю. Глубокой ночью я подписала все – в том числе бумаги о сотрудничестве, и «добровольно» отдала всю технику, то есть фотоаппарат, мобильный телефон, нэтбук, флэшки…

    – Что они понимают под «сотрудничеством»?

    – Ну, к примеру, предлагали мне поехать, и находясь на месте, то есть в Киеве, поставлять им интересующую их информацию.



    Разумеется, я отказалась. Я подписала бумаги лишь для того, чтобы они от меня отстали, но сразу знала, что буду бороться и не сделаю ничего из того, что они требуют!

    Когда около  пяти утра меня привезли домой, я, несмотря на невероятную усталость после двух перелетов и шестичасового ожидания в Москве, не могла уснуть. Меня трясло в буквальном смысле! Я никогда не забуду этого ощущения! Помню, за эти 14 часов допроса я много раз повторяла фразу: «а за что вы меня задерживаете? Как можно так надолго задерживать человека без объяснения причин?». «Это мы еще не задерживаем», – ответил один из них. Мне стало жутко!

    Когда спустя полгода я получила ответ на свой запрос о давлении на меня от Полномочного представителя по правам человека в Хабаровском крае Березуцкого, у меня просто руки опустились! Согласно его проверке, со мной вежливо беседовали не более 4 часов и недозволенных методов ко мне не применяли.

    – Наталья, вы говорили, что после выхода видеосюжета украинские друзья отказались вам помогать?



    – Да. Я очень боялась за себя и детей, и просила московских коллег из украинской диаспоры посодействовать с вызовом. Я хотела под предлогом написания диссертации уехать в Украину с детьми, пока все не успокоится. Но все, с кем я говорила, включая депутата из Днепропетровска, отказали мне, мотивируя это моим нашумевшим выступлением на ТВ и в Ютубе. На тот момент у меня еще были достаточные средства для выезда из страны. Но сейчас, когда я официально безработная, у меня уже появились долги, а плюс к ним еще и судебные разбирательства, в том числе по уголовным делам.

    – В связи с чем?

    – Сначала была проверка по статье «хищение денежных средств» – якобы я умышленно ввела всех в заблуждение, и, будучи военнослужащей, работала с украинским хором. По их версии, раз это было незаконно, то и зарплату, полученную за 10 лет работы с хором, они расценили как «незаконное присвоение». В результате в октябре дело закрыли за отсутствием состава преступления. Второе, по статье «дезертирство» тоже закрыли. Третье пока приостановлено.

    – Хотели бы вы уехать в Украину сейчас, если бы вам представилась такая возможность?

    – Сейчас – нет, и дело не только в финансовых и организационных проблемах. Мне хочется, чтобы люди знали, что частичка Украины живет в Хабаровске! Чтобы они знали, что мы любим их, сопереживаем и поддерживаем в желании жить в красивой, богатой, свободной стране! Что душой мы с ними!

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Вчера / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив