Виды эмигрантов: от «патриотов» до «пятой колонны»

    Попытка классификации



    Сиэтл-Киев, Апрель, 25 (Новый Регион, Ксения Кириллова) – Дискуссия вокруг обязательств политбеженцев по отношению к стране пребывания, и наоборот, не стихает в социальных сетях уже третьи сутки. Как часто бывает в подобных случаях, она давно вышла за пределы заявленной темы, и успела коснуться и темы патриотизма как таковой, и мнений участков о желательных мотивах и моделях поведения в эмиграции.

    Со своей стороны, я позволю себе не комментировать собственно полемику, тем более что и сама являюсь ее участником. Однако на примере позиций участников дискуссии, а равно и за наблюдений за поведением различных эмигрантов в США, я позволю себе предложить примерную классификацию разновидностей эмигрантов. Понятно, что любая классификация условна, и под обозначениями той или иной категории я имею в виду прежде всего определенный, если так можно выразиться, психотип, отдельные черты которого постараюсь описать.

    1. «Патриот». Это человек с достаточно высоко развитым чувством родины и с потребностью относиться к какой-либо стране как к своей собственной.



    Для него свойственно ощущать свои обязательства перед определенной страной, чувствовать ответственность за нее, считать себя ее частью и ощущать эту причастность вполне явно. Слова «любовь к Родине» для него понятны, не воспринимаются, как абстракция, и наполнены личным внутренним содержанием.

    Такому человеку в принципе свойственно персонифицировать свои отношения с государством, землей, народом или страной в целом, наполняя их категориями, характеризующими межличностные отношения (любовь, верность и так далее). Он по возможности старается влиять на жизнь страны и участвовать в ней, так как видит в этом свой долг.

    «Патриоту» гораздо сложнее переехать в другое государство, чем представителям иных психотипов, поскольку ему свойственно ощущать сильную привязанность не только к отдельным местам, которые ему дороги, но и к стране в целом. Усилия же, затраченные им ради этой страны, делают подобную привязанность еще сильнее.

    Потеря родины чаще всего воспринимается для такого человека трагически.



    «Патриотов» в эмиграции можно подразделить на два вида:

    1). Те, у кого разрыв с собственной страной прошел драматично. Под драматичностью в данном случае понимается не только внешний конфликт (преследования и уголовные дела, возбужденные против него в стране его гражданства), но и внутренний (разочарование в прежней родине, нежелание участвовать в ее преступлениях и т.д.). В таком случае, как правило, отношение к прежней родине рано или поздно переносится у такого человека на страну пребывания.

    Неизменным плюсом для другого государства оказывается тот факт, что эмигрант-«патриот» искренне будет стараться принести пользу своей новой родине. Он будет ощущать потребность не только в профессиональной, но и в эмоциональной реализации своего отношения к стране в том виде, в котором ему это понятно и привычно: стараться делать свою новую родину лучше, если она в том нуждается, или, напротив, оберегать и хранить те формы ее жизни, которые кажутся ему оптимальными.

    Такие люди искренне стремятся интегрироваться в новое общество, и из них, как правило, получаются со временем хорошие и сознательные граждане страны пребывания.



    Однако важно помнить, что никто не идеален, и у «патриотов», как и у других типов эмигрантов, встречаются свои недостатки. Я имею в виду даже не крайние формы обожествления государства, как это происходит, например, в России. Исходя из того, что эмигрант все же решился покинуть свою страну и выбрать другую, можно предположить, что чрезмерным фанатизмом по отношению к понятию родины и тем более государства он не страдает.

    Однако высокая степень антропоморфности и персонализации взаимоотношений со страной, излишне эмоциональное их восприятие и перевод в категорию чувственных терминов вроде «любви» могут привести к последствиям, характерным для межличностных отношений. Проще говоря, любовь может оказаться неразделенной. На практике это означает, что человек не рассчитал своих сил и завышено оценил свои возможности реализоваться в избранном им государстве.

    В случае, если «патриот» оказывается способным адекватно оценить несоответствие своих способностей требованиям, предъявляемым страной пребывания, трагических последствий из подобной «безответной любви», как правило, не возникает.

    Более того, такой человек способен даже сохранить теплые чувства к государству, с которым у него «не сложилось»,



    и, если уже успел его полюбить, может даже продолжать помогать ему, живя на другой территории. Однако в случае, если он не способен к такой адекватной оценке, или, еще хуже, его действительно несправедливо обидели на новом месте, часть таких людей вполне может удариться в глубокие личные обиды, разочарования и т.д., типичные для классического явления под названием «несчастная любовь». Словом, здесь возможен риск переноса личных моментов и эмоций на государство в целом.

    2). Вторая категория эмигрантов-«патриотов» – это те, чей разрыв со страной гражданства произошел без потрясений. Эти люди, уехав в другую страну, продолжают считать себя патриотами прежней родины и не допускают мысли об эмоциональном разрыве с ней. Подчеркну: такие эмигранты вовсе не обязательно являются «ватниками» или тем более «пятой колонной».

    Более того, любовь к прежней родине совершенно не исключает с их стороны положительного отношения к стране пребывания.



    Они могут принести пользу стране пребывания, однако не будут ощущать с ней подлинного родства, и в случае конфликта родины и страны пребывания чаще всего без колебаний выберут родину. В редких случаях во время такого конфликта они могут перейти в первую категорию, но тогда им придется фактически заново выстраивать внутренние отношения со страной пребывания независимо от того, как долго они в ней живут.

    В нормальных условиях такие люди работают, как все, не нарушают закон и исправно платят налоги, не создавая стране пребывания каких-либо проблем. Вопросы к ним могут возникнуть только в отдельных странах, где получение гражданства сопряжено с особой присягой на верность стране, как, например, в США – в случае, если они захотят получить гражданство такой страны.

    Тогда в ситуации, когда они на самом деле не планируют выстраивать со страной пребывания каких-либо отношений, связанных с верностью и обязательствами, их можно будет обвинить в предоставлении ложной информации при получении гражданства, а это уже переходит из моральной категории в правовую, и даже может послужить основанием для лишения уже полученного гражданства или к отказу в его получении.

    2. «Космополит». Такой человек искренне считает, что категория «родины» является излишней и даже вредной.



    Патриотизм ему непонятен, а часто и глубоко внутренне чужд. Ко всем странам он относится примерно одинаково, прагматично выбирая, где ему будет комфортнее. Выстраивать какие-то отношения, основанные на обязательствах по отношению к государству, ему не хочется. Никакой моральной ответственности перед страной пребывания или гражданства такой человек не чувствует, а жертвенность ради нее никогда не воспримет, как свой долг.

    Однако это вовсе не означает какой-либо негативной характеристики. В развитых европейских странах космополитизм является такой же формой мировоззрения, как любая другая его разновидность. Отношения со страной пребывания у такого человека строятся по принципу сделки: он работает, получает вознаграждения за свой труд и считает, что ничего не должен другой стране, равно как и она ему. В случае, если стороны честно соблюдают условия сделки, а сам эмигрант является хорошим специалистом и профессионалом своего дела,

    в выигрыше в итоге оказывается и он сам, и приютившее его государство.



    Проблемы могут возникнуть, как и в описанном выше случае, только при получении гражданства в стране, где обязательным с правовой точки зрения условием является искренняя присяга на верность. Причем, в отличие от «патриотов» второй категории, которые могут любить страну пребывания (пусть меньше, чем родину, но все же любить), космополиту вообще чужды категории любви и верности стране, более того, они зачастую кажутся ему противоестественными. Таким образом, юридически ложь при принятии присяги уже является основанием для отказа в выдаче гражданства. Что совершенно не мешает «космополиту» получить в такой стране вид на жительство, трудоустроиться и жить в свое удовольствие.

    3. «Ватник». В данном случае этот термин является не синонимом слов «путинист» или «имперец», а, скорее, «совок». Носитель такого советского мировоззрения искренне считает, что страна пребывания, равно как и населяющие ее люди, непременно должны ему помогать. При этом сам он не чувствует по отношению к этой стране никаких обязательств и не испытывает никаких чувств, или даже испытывает к ней негативные чувства, считая, что она «не исполняет свои обязанности» по отношению к нему.

    Такой человек чаще всего демонстративно не хочет знать, что для любого государства первичны в первую очередь свои граждане, а не чужие, и видит для себя только права, но никак не обязанности.

    Его требования к стране пребывания часто завышены, и основываются не на законах или заслугах, а лишь на потребностях.



    Разумеется, такое потребительское отношение встречает чаще всего негативный отклик со стороны граждан страны. В ответ «ватник» начинает резко критиковать страну пребывания и, если ему не удается добиться в ней желаемого, как правило, покидает ее.

    4. «Пятая колонна». Сразу оговорюсь, что, в отличие от России, этой категорией обозначаются не инакомыслящие и даже не «ватники». Человек может придерживаться любых взглядов от крайне левых до крайне правых. Он может быть коммунистом, путинистом, космополитом, может любить страну пребывания, а может ее критиковать – все это не дает повод обозначать его как «врага» даже в рамках неформальной классификации.

    Врагом страны человек позиционирует себя сам, когда заявляет, что мечтает о крахе этого государства и с нетерпением ждет, когда этот крах наступит.



    Если честно, до эмиграции я даже не подозревала, что такая категория людей может существовать в реальности, и только здесь увидела тех, чьей целью действительно является уничтожение страны, в которой они живут. Понятно, что если эти люди начнут активно действовать для достижения своей цели, их действия подпадут уже под уголовное законодательство. В принципе, я уже неоднократно писала об этой категории людей, и лишний раз останавливаться на ней мне не хочется.

    Отметим лишь, что среди данной категории людей довольно высок процент тех, кто в той или иной мере нарушает законодательство: предоставляет ложные сведения при получении политубежища, тайком ездит домой при его наличии, скрывает налоги и так далее, словом, ведет себя по принципу: «На войне – как на войне», считая, что в отношении к «вражескому» государству цель оправдывает средства. Как правило, такие люди рано или поздно наживают себе в стране пребывания если не неприятности, то как минимум негативное отношение местных жителей.

    Конечно, данные категории не претендуют на универсальность, как не исключают и промежуточных вариантов, но в том или ином виде часто встречаются на практике.

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Вчера / НОВОСТИ

    22 Апреля

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив