Российским спецназовцам домой лучше не возвращаться

    Капитан Ерофеев зря надеется на сделку с родиной



    Сиэтл-Киев, Май, 27 (Новый Регион, Ксения Кириллова) – То, как на практике «Россия своих не бросает», уже который день вызывает шквал возмущения в сети: от благородного негодования до ядовитых шуток. Однако для меня в истории с российскими ГРУшниками с самого первого дня остается загадкой один момент – их поразительная наивность и неспособность поверить в то, что начальство и близкие так легко от них открестятся.

    Этот же самый вопрос, кстати, насторожил и комментатора Алексея Кадученко, отмечающего, что «отказ МО от бойцов ССО, само решение о применении которых является государственной тайной, — это не залет, это всего лишь специфика службы таких бойцов, к которой их должны были готовить».

    «Их должны были готовить, что страна может от них отказаться, что жена будет говорить неправду, что на звонок журналистов к ним домой, трубку может взять чужой мужик, которого твои дети будут называть папой. И к прочим ужасам готовить — немыслимым для военнослужащих обычных частей Вооруженных сил, но необходимым и естественным для бойцов ССО любой страны мира», – поясняет он.

    От себя добавлю, что даже если не учитывать специфику войск спецназа и допустить, что Александров и Ерофеев не проходили специальной, отличной от общевоенной подготовки, все равно возникают вопросы:

    о чем, собственно, думали люди, отправляясь на необъявленную войну?



    Я никак не могу поверить, что спецназовцы ГРУ не слышали многочисленных выступлений российских властей, начиная от самого Путина и заканчивая рядовыми чиновниками о том, что «российских военных на Донбассе нет». Они действительно полагали, что не только Минобороны, но и МИД, Дмитрий Песков, все российские СМИ и сам Путин, в конце концов, тут же изменят свою линию поведения, признаются, что все это время лгали всему мировому сообществу, признают факт своей военной агрессии против суверенного государства – и все ради них двоих? О чем они вообще думали, когда отправлялись выполнять преступный приказ, на какие последствия рассчитывали?

    Как мне сообщил источник, пожелавший остаться неизвестным, но лично знакомый с такого рода военными, «они живут в лжи давно и органично. Они прекрасно знали, куда едут, им обещали двойную зарплату. Это хорошие деньги, капитан мог получать под 80 тысяч рублей в месяц, майор около 110. А тут эту сумму предложили увеличить вдвое».

    Почему же в таком случае те, кто «живет во лжи давно и органично», вдруг стали такими резкими поборниками правды?



    Далее, спецназовцы должны были понимать, что своим попаданием в плен не только подставили свое руководство, став живым доказательством его преступлений, но и рассказали украинским военным и СБУ всю информацию о поименном составе групп, их количестве и массу других интересных подробностей. Если даже простое попадание в плен в современной России расценивается, как предательство, то что ожидает людей, которые выдали «врагу» всю секретную информацию? И это в стране, где с каждым днем растет почитание Сталина, заявившего в свое время: «в Красной Армии нет военнопленных, есть только предатели и изменники Родины».

    На днях был многократно растиражирован пост в Фейсбуке политбеженца из России Николая Жигалина, который, ссылаясь на своих знакомых в Тольятти, сообщил: «В военной части плененных тольяттинских солдат сейчас буча. Всех с территории Украины в одни сутки вернули домой, через Миллерово в Курумоч. В части идут разборки. Офицер Ерофеев был штабной, и сливает ВСУ и СБУ сейчас вал информации – фамилии, звания, кто отдавал приказы, количество людей, вооружение, маршруты, транспорт, ответственных, финансы. Решается, будут ли расформирована вся рота… В роте раздрай.

    Вернувшимся промывают мозги, что надо взрывать себя гранатами, а не сдаваться».



    Вторит ему и аналитик Андрей Илларионов, заявивший, что теперь «российским военнослужащим отдадут приказ уничтожать раненых в случае, если будет невозможно их эвакуировать. Далее, по самой свежей информации, на территорию так называемой «ЛНР» приезжала «серьезная правительственная комиссия по расследованию обстоятельств попадания в плен двух ГРУшников». Проще говоря, в России полным ходом идет «разбор полетов» с самыми серьезными последствиями для виновных – учитывая, что те, кто сейчас подадут под раздачу, в отличие от Ерофеева и Александрова, никого не «сливали». Страшно даже представить, что будет, если горе-пленные окажутся в руках у российских властей после всего, что успели рассказать в Украине.

    Однако, судя по интервью, данному пленными «Новой газете», как минимум сержант Александров показывает поразительное непонимание того, что его ждет на родине. «Скажи мне, почему так? Я же только приказ, я не террорист… Был приказ! Я же присягу давал Родине!», – недоумевает он. А вот капитан Ерофеев, напротив, похоже, начинает понимать, что наговорил лишнего, и пытается «отыграть назад». В частности, он, несмотря на очевидные факты (одним из которых стал он сам),

    вдруг начинает доказывать корреспонденту «Новой», что «российских военных на Донбассе нет».



    «Поймали нас двоих, наблюдателей, и хотят выдать за армию вторжения России на Украину. А войска — это много техники, много пехоты, артиллерии, какая-то авиация, что еще. Таких частей нет на территории «ЛНР» и «ДНР». Там своих хватает. Просто с нами хотят игру политическую какую-то сделать. В лице нас показать агрессию и всю армию России», – оправдывается Ерофеев.

    Теперь, по его словам, ГРУ всего лишь «вело наблюдение» за тем, как стороны конфликта выполняли Минские соглашения. Ерофеев утверждает, что перемирие на данной территории в основном соблюдалось, приказа стрелять у него не было, а в Украине идет, цитирую, «гражданская война», в которую «втягивают Россию». То есть в чистом виде озвучивает тезисы российской пропаганды, делая лишь скидку на то, в чем уже успел признаться: что является кадровым военным ГРУ и был застигнут на Донбассе при исполнении. К слову, Александров отвечает на вопросы совсем иначе, и по поводу вопроса о нахождении российской армии на Донбассе говорит: «Как видите, она есть. Просто невыгодно признаваться в этом».

    Складывается впечатление, что через газету Ерофеев подает ясный сигнал своему командованию:

    он готов играть по их правилам, если взамен выполнят его условия: помогут семье и организуют встречу с консулом.



    «Консульства, посольства! Все были, кроме них. Хрен с ним, что отказались как от военного, но я же пока еще гражданин. Пока еще…», – передает он.

    Вообще все интервью с Евгением Ерофеевым выглядит, как недвусмысленное предложение сделки – он, несмотря на провал, все еще готов придерживаться «линии партии» в обмен на прощение и обмен. Мало того, что подобные метания и попытки «скрестить ужа с ежом» выглядят довольно жалко – мужчине, а уж тем более военному, не пристало так быстро менять решения и стороны, даже находясь в плену.

    Создается впечатление, что у него не хватает мужества и стойкости ни хранить верность «своим» (пусть даже военным преступникам), ни, осознав все преступления своей стороны, по-настоящему сдаться. Даже предательство выглядит достойным уважения, если оно сопряжено с искренним раскаянием, но здесь, увы, раскаяния не наблюдается.

    Но главная проблема в том, что подобные метания и заигрывания с российской властью не только унизительны – они еще и абсолютно бесполезны.



    Исходя из всех перечисленных выше доводов, цитат и прямых сообщений из Тольятти, смею предположить, что ставка Ерофеева на возможную сделку с родиной провальна не меньше, чем его операция на Донбассе. Неубедительное подыгрывание пропагандистским лозунгам в стиле: «российских войск нет на территории Донбасса» – слишком малая плата за тот ущерб, который он уже нанес «системе» своими действиями и предыдущими показаниями.

    В стране, вся идеология и политика которой построена на лжи (притом как внутренняя, так и внешняя), а человеческая жизнь ровным счетом ничего не стоит, «ошибки», уже совершенные пленными спецназовцами, не прощаются. Поэтому им лучше не мечтать сейчас о возвращении домой, а попробовать по-настоящему искупить свою вину – но уже не перед предавшей их системой, а перед народом, на чью землю они пришли с войной. 

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Сегодня / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив