Россия продолжает убивать

    Несколько ярких цитат от Анны Политковской



    Сан-Франциско-Киев, Октябрь, 08 (Новый Регион, Ксения Кириллова) – «Знаю лишь одно — когда мы очнёмся, будет уже поздно. Жизни сотен людей — преданных нами людей, которые хотели жить, радоваться, воспитывать детей – их жизни перестанут существовать, они погибнут, не дождавшись нашего милосердия. Только не надо думать, что нам всем это сойдет с рук, и мы сможем продолжить жизнь собственную — веселую и счастливую».

    Эти слова идеально подходят как к сегодняшней войне на Донбассе, так и к российским бомбардировкам Сирии, основными целями которой упорно оказываются почему-то жилые кварталы. Но на самом деле они написаны еще много лет назад, в «Новой газете», журналисткой Анной Политковской, убитой девять лет назад в лифте собственного дома.

    О Политковской сказано и написано так много, что не хочется повторяться.



    В сети приводится подборка ее самых ярких цитат о Владимире Путине, перечень ее подвигов (без кавычек), основные моменты биографии. Будучи обозревателем «Новой газеты», Анна во время чеченских войн неоднократно выезжала в районы боевых действий, своими глазами наблюдая последствия «зачисток» и нескончаемых издевательств со стороны российских военных и спецслужб над обычными людьми, которые называла не иначе как геноцидом чеченского народа.

    Пытки, исчезновения людей, распятие их, ещё живых, на крестах — столкновение со всем этим ежедневно составляло её работу. Не ограничиваясь обычным перечислением кровавой статистики, Анна Политковская старалась донести до читателя боль каждого встреченного ею человека. Она занималась и правозащитной деятельностью, помогала матерям погибших солдат отстаивать свои права в судах, проводила расследования коррупции в Министерстве обороны, командовании Объединённой группировки федеральных войск в Чечне, помогала жертвам Норд-Оста.

    «Мы в каком-то смысле уже исчерпали ресурс беспокойства за неё.



    Её брали в плен, отравили по дороге в Беслан, но отовсюду она выбиралась. Нам казалось, что её известность — это своего рода охранная грамота, что Политковскую уже никто не посмеет тронуть», – вспоминала потом коллега Анны, журналист «Новой газеты» Галина Мурсалиева.

    Лучшим фильмом об Анне Политковской стала документальная кинолента «Анна. 7 лет на линии фронта». Именно там приводятся как факты тех жестокостей, с которыми сталкивалась журналистка, так и ее собственные мысли по этому поводу.

    «На сегодняшний день у меня глубокое чувство злобы, потому что я понимаю, что уже третий год группа российских военных упражняется в самых средневековых пытках на населении, которое выбрала для вымещения своих инстинктов. Это злоба и на себя. Наверное, я как-то не так работаю, если не могу этого остановить, — говорила сама Политковская о том, с чем сталкивалась. По её словам, тех, кого сильно пытали, потом взрывали, чтобы невозможно было опознать тела.

    «Меня удручает, что я работаю, как похоронная команда. Это самое страшное, что может быть для меня», — говорила она.



    А вот ещё один кадр из фильма «Анна. 7 лет на линии фронта»:

    «Разбивают почки, отбивают печень, — жалуется на камеру уже пожилая чеченская женщина. — Говорить, что мы – часть России — это блеф. Мы не Россия и не россияне, ведь если бы мы были россиянами, на нас тоже распространялась бы Конституция».

    Казалось бы, на сегодняшний день смерть Анны Политковской уже померкла на фоне новых, как и следовало ожидать, нераскрытых убийств. Трагедия одного человека в России уже давно смешалась в водовороте статистики, но в случае с Политковской поражает то, насколько ее слова подходят к нашим дням.

    Не секрет, что для многих даже либерально настроенных читателей статьи Политковской считались «перебором», поскольку в Чечне все же существовали настоящие террористы, захватывавшие в свое время больницы и роддома. И на этом фоне «потери среди гражданского населения», да еще и культурно чуждого большинству россиян, многими казались «необходимыми издержками», поскольку «на войне всякое бывает». К голосу Политковской, как когда-то и Новодворской, не прислушивались, ее расследования называли предвзятыми и односторонними, от судеб людей, о которых она писала, отмахивались.

    Но вот прошло девять лет, как Анны нет, и Россия снова ведет войну, теперь уже на чужой территории.



    И поддерживаемые ею боевики вместе с ее собственными военными так же похищают и пытают в подвалах людей, и бомбят мирные города (Мариуполь, Волноваха), а сотни жизней преданных людей, которые мало того, что хотели жить и радоваться, но еще и искренне любили Россию, уже перестали существовать. А значит, тогда, в чеченской трагедии, Анна разглядела в действиях своей страны какую-то глубинную кровожадность, какое-то страшное зло, которое не могло быть «вынужденным» или «случайным», не могло не прорасти дальше, не принести еще более кровавых плодов.

    Она заметила его одной из первых. Она о нем говорила. Она пыталась достучаться до каждого, а ее обвиняли в «защите терроризма». Сейчас Россия сама ведет себя, как террорист, но говорить об этом уже легче – слишком очевидна стала ситуация. Тогда, десять или пятнадцать лет назад разглядеть правду было сложней. И поэтому сейчас мне очень хочется, чтобы Политковскую не забыли как минимум потому, что она была одной из первых. Если бы она жила сегодня, то, несомненно, многое бы сделала для разоблачения российских преступлений в Украине. Она не смогла их остановить, но она хотя бы попыталась. 

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Сегодня / НОВОСТИ

    Вчера

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив