Путин фактически назвал Украину территорией России

    И продолжает заигрывать с США



    Сиэтл-Киев, Апрель, 28 (Новый Регион, Ксения Кириллова) – Очередной пропагандистский фильм про Путина с кратким названием «Президент» и куда более длинным сюжетом, растянутым на 2,5 часа, в большинстве своем скучен и предсказуем до предела. Сам Путин в нем, как и подобает культовому лидеру в тоталитарном государстве, на протяжении всего фильма (и, соответственно, всей жизни), только и делает, что спасает Россию, а заодно и мир, притом лично и напрямую.

    Согласно фильму, без Владимира Владимировича в стране не работает ничего: ни службы спасения, ни чиновники, ни предприятия, ни спецслужбы, ни региональные власти – в принципе ничего из того, что должно работать во всех цивилизованных странах. В результате «лидеру нации» приходится собственноручно отогревать замороженных, утешать погорельцев, чуть ли не отстреливать террористов, искать рабочие места для пострадавших от кризиса тружеников, наказывать жадных олигархов и заниматься другими подобными вещами в режиме «ручного управления». Соответственно, без Путина страна бы давно развалилась, да и миру тоже пришлось бы несладко. Даже очевидные поражения президента, например, гибель подлодки «Курск» или отравленных газом зрителей «Норд Оста» преподносится здесь в выгодном для него свете: «готов был лично лезть и спасать, но не долез».

    Герои фильма, разумеется – это свидетели подвигов Путина, не рискующие даже называть себя его помощниками.



    Их дело – благоговейно созерцать действия Вождя и рассказывать о них благодарной публике. Иногда они перебарщивают и выдают в эфир фразы, которые вполне можно назвать «оговорками по Фрейду». Так, лояльный журналист, описывая, как Путин ходит по Бутовскому полигону, по земле, в которой лежат останки репрессированных, замечает, что у него сложилось впечатление, будто «у Путина земля под ногами горит». Действительно, более точного описания ситуации, когда чекист ходит по безымянным могилам жертв чекизма, придумать трудно.

    Еще один герой, описывая, как Путин приезжал на Афон, минут 5 живописует сцену, как перед машиной президента бежит осел. В какой-то момент осел поравнялся с Путиным и долго смотрел на него в окно машины. «Наверное, это какой-то особый знак Божьей Матери, который я не могу расшифровать», – поведал «благонадежный» монах.

    От себя добавим, что иногда некоторые знаки свыше бывают столь очевидны, что не нуждаются в специальной расшифровке.



    Третьим очаровательным ляпом был финальный вопрос самого Соловьева, в котором он дословно упоминает о путинском «пятнадцатилетним президентском сроке» – несмотря на то, что в фильме подчеркивается, что Путин не собирался идти на третий срок и честно отработал 4 года премьер-министром, трудясь, «как раб на галерах». При этом сам «лидер нации», отвечая на вопрос Соловьева, против формулировки о пятнадцатилетнем президентстве не возражает.

    Но даже несмотря на эти забавные оговорки пропагандистов, фильм все-таки получился очень скучным. Даже обращенные к американцам слова о том, что «ни в коем случае, никогда и нигде нельзя даже пытаться использовать террористов для того, чтобы решить свои сиюминутные политические или даже геополитические задачи» явно не возымеют на россиян должного эффекта до тех пор, пока российские боевики из ДНР и ЛНР не начнут массово возвращаться на родину. И все же на отдельные моменты фильма стоит обратить внимание.

    Помимо идеи о «спасителе мира» красной нитью через всю картину проходит болезненное желание Путина вершить судьбы мира на равных с Соединенными Штатами.



    Привычная уже российскому зрителю антиамериканская истерия заменяется здесь на иллюзию желанной для Путина модели мира. В этой модели мировые лидеры, затаив дыхание, смотрят, о чем договариваются в углу Путин и Обама.

    Оказывается, это только благодаря Путину сирийское химическое оружие не попало к боевикам ИГИЛ. Судьба планеты решается даже не от слов президента, а он едва заметного движения его мышц. Так, писатель Захар Прилепин с придыханием рассказывает, что заметил на церемонии закрытии Сочинской Олимпиады особенный желвак на лице Путина, по которому он понял, что сейчас будет запущен новый виток мировой истории. Один раз упрекнув американцев за помощь кавказским повстанцам, Путин в этом фильме уже не столько нарывается на новую ссору, а

    навязчиво и болезненно подсовывает Западу идеальную, на его взгляд, модель миропорядка – ту, в которой ни одно важнейшее геополитическое решение не принимается без учета России,



    и никто не смеет посягать на действия Москвы в странах, которые она рассматривает в качестве своей зоны влияния.

    В этой связи очень показательна одна его фраза, прозвучавшая в первой части фильма: «У нас у всех были иллюзии: нам казалось тогда, что после крушения Советского Союза и после того, что Россия добровольно – я подчеркиваю – добровольно и сознательно пошла на абсолютно исторические ограничения, связанные с отказом от собственной территории, от производственных мощностей и т.д., нам казалось, что с уходом идеологической составляющей, которая разделяла бывший Советский Союз и весь остальной цивилизованный мир, что теперь оковы пали, и «свобода нас встретит радостно у входа, и братья меч нам отдадут».



    Еще до выхода фильма «Президент» на экраны публицист Павел Казарин в одной из своих статей писал о принципиально иной искаженной реальности, в которой существует Путин. «В сознании многих представителей российской элиты Москва не проиграла «холодную войну». Более того, по их мнению, разделение Союза произошло не столько из-за краха советской модели, не выдержавшей противостояния с западной, сколько из-за того, что Кремль добровольно согласился присоединиться к клубу западных игроков… Москва ведет себя так, будто Советский Союз и не распадался – будто он всего лишь переформатировался, но отношения по линии вассал-суверен сохранились в прежнем качестве», – отмечает он.

    Путин в посвященном ему фильме полностью воспроизводит эту модель, более того, он идет дальше, заявляя, что «Россия добровольно пошла на отказ от своих территорий». На самом деле, нынешняя Российская Федерация находится в тех же границах, что и РСФСР, то есть никаких территориальных изменений с распадом СССР собственно в России не произошло. Республики, обретшие самостоятельность после 91-го года, в состав РСФСР никогда не входили. Следовательно, когда Путин говорит о территориальных потерях России, он прямым текстом заявляет, что все бывшие союзные республики являются российскими территориями!

    Заметим – он обозначает их уже не «зоной влияния», не абстрактным понятием «тайга», а «собственной территорией», от которой Россия «добровольно отказалась».



    Чтобы понять, насколько подобный взгляд не согласуется с объективной реальностью, достаточно вспомнить процесс распада СССР. Все союзные республики, включая даже ближайшие к России Украину и Беларусь, провозгласили о своем суверенитете в 89-90 годах, то еще до 91-го года, и это явление получило даже название «парад суверенитетов». Никакой «добровольности» при этом Москва им не оказывала. После того, как в марте 1990 года Верховный Совет Литовской ССР провозгласил независимость Литвы советским правительством в середине 1990 года была предпринята «экономическая блокада» Литвы, а позже была применена и военная сила. Однако сопротивление литовцев и растущие либеральные настроения в Москве привели к тому, что военная кампания провалилась.

    Движение за выход из состава СССР в эти годы зародилось во всех союзных республиках, а уж после провала путча 1991 года распад Союза был неминуем. Фактически, Беловежские соглашения лишь констатировали уже фактически состоявшуюся независимость новых государств. Но даже когда эти республики находились в составе СССР – и тогда никому не приходило в голову называть их «собственной территорией России».

    Еще одним показательным моментом фильма стал состав участников – «свидетелей Путина».



    Единственным зарубежным лидером, положительно отозвавшимся о «Вожде», стал бессменный руководитель Казахстана Нурсултан Назарбаев. На протяжении пропагандистской киноленты Назарбаев, равно как и комментаторы за кадром, несколько раз подчеркнули, что таких близких отношений, как с Казахстаном, у России нет больше ни с одной страной в мире. Возникает резонный вопрос – как быть с Беларусью, с которой (а вовсе не южным соседом) у Москвы заключен договор о создании Союзного государства? Однако Лукашенко в фильме не выступал даже в эпизодах. Очевидно, перспектива считать свою страну территорией России большого восторга у него не вызывает.

    Однако фильм при всей его нелепости еще раз подтвердил – Путин не отстанет от Украины, считая ее, равно как и другие окружающие его независимые государства, своей исконной территорией. Миф о добровольном, совершенном «сверху» распаде СССР, абсолютно игнорирующий волю населявших его народов, показывает, что Кремль не сделал для себя никаких выводов из его распада, а не выученные уроки, как известно, имеют свойство повторяться. 

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    29 Апреля / НОВОСТИ

    28 Апреля

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив