Почему война на Донбассе стала судьбоносной

    И чем она отличается от других конфликтов



    Сан-Франциско-Киев, Апрель 20 (Новый Регион, Ксения Кириллова) – В своем недавнем посте давний и последовательный друг Украины Аркадий Бабченко поставил окончательный диагноз российскому обществу, указав, что даже часть либеральной интеллигенции не понимает, что значило для России вторжение на Донбасс.

    «Довольно часто встречаешься с той точкой зрения, что Донбасс – ну, это просто еще какая-то одна войнушка в нескончаемой череде таких же – Чечня, Грузия, Приднестровье, Афган. Одной больше, одной меньше. Да, мы не правы, но не третья мировая же в конце концов. Нет. Это не просто еще одна такая же война. Это была точка бифуркации. Это была совершенно переломная линия. Это было самое важное событие, произошедшее с Россией после девяносто первого года. Но Россия так этого и не поняла», – констатирует Аркадий.

    Так вот, специально для тех, кто не желает понимать, какой катастрофической поворотной точкой в истории самой России стало вторжение в Украину, я постараюсь по пунктам развить мысль Аркадия и показать,

    почему аннексия Крыма и оккупация Донбасса стали беспрецедентным событием в истории постсоветской России, независимой Украины и послевоенного мира в целом.



    1. Самое простое, очевидное для всех и многократно повторенное: «Донбасс» начался с аннексии Крыма, то есть с первого со времен Второй Мировой войны прецедента, когда одно государство в Европе аннексирует часть другого суверенного государства. Аннексирует официально, присоединяя к себе часть другой страны. Со времен Гитлера такого в Европе не совершал никто, и это – исторический факт. Аннексией Крыма и попыткой аннексии Донбасса Кремль нарушил все признанные границы в Европе, всю систему гарантий и международных договоров, существовавшую в мире, и миропорядок как таковой.

    2. Вторжение на Донбасс – это беспрецедентное в современном мире начало войны без каких-либо хотя бы малейших реальных фактических оснований для этого. Все известные конфликты, повлекшие иностранное вмешательство, имели хоть какую-то почву для этого – даже в случае, если такое вмешательство было не совсем законным и не до конца оправданным. К примеру, на Балканах шли кровопролитные войны, сопровождавшиеся геноцидом с обеих сторон. Инициатором этих войн был Слободан Милошевич, но, тем не менее, даже в случае косовского конфликта и сербская, и албанская сторона заявляли о геноциде, о том, что уничтожаются целые поселения и происходят массовые убийства и изнасилования.

    И данные факты были не просто голословными утверждениями о «распятых мальчиках» – они сопровождались конкретными доказательствами.



    При этом я не оправдываю НАТОвскую бомбардировку Югославии 1999 года, считая этот шаг и незаконным, и недальновидным, и попросту жестоким. Однако никто не будет отрицать, что Милошевич действительно проводил геноцид косовских албанцев, повлекший за собой сотни смертей. Таким образом, вмешательство было хотя бы теоретически оправдано тем, что в Косово гибнут люди (что, безусловно, не оправдывает гибели мирных сербских жителей в результате бомбардировок). Башар Асад в Сирии выжигал целые районы, в которых жили противники его режима. В Нагорном Карабахе действительно имеет место территориальный спор, переросший в этнический конфликт.

    И только в случае Донбасса военная интервенция в чужое государство была полностью построена на лжи. Никакого геноцида по национальному признаку, массовых убийств, концлагерей, пыток и так далее на Востоке Украины не было, и существовали они только в кремлевской пропаганде. Никаких массовых смертей до появления российских боевиков, а затем – войск, в этих регионах не было. Подобные абсолютно вымышленные предлоги для вторжения в чужие страны использовались, опять же, лишь в гитлеровской Германии.

    3. В новейшей истории в случае военного вмешательства США и НАТО в отдельные страны сам факт такого вмешательства никогда не отрицался,



    и уж тем более он не совершался на территории Европы или иных развитых стран. Невозможно представить себе картину, чтобы через американский штат Вашингтон шли танки по направлению к канадской границе, чтобы американские солдаты без опознавательных знаков захватывали Ванкувер и пытали его жителей, называя при этом жертв пыток «фашистами», чтобы США обстреливали ГРАДами канадские города и при этом заявляли, что в Канаде «идет гражданская война», а «нас там нет». Подобный вариант подлости и цинизма в наше время кажется просто немыслимым, и на этом фоне война на Донбассе резко выделяется на фоне современных военных конфликтов.

    4. Война на Донбассе сопровождается особым уровнем цинизма и подлости со стороны граждан страны-агрессора. Если на том же Ближнем Востоке, помимо изначально неоднозначной ситуации, не специалисту вообще крайне трудно разобраться в происходящем по причине территориальной отдаленности, другого языка и другой культуры, то с украинцами у россиян существовали тесные связи при полном отсутствии языкового барьера. Тем не менее, родители готовы были отказаться от собственных детей, братья – от сестер и так далее, в угоду кремлевскому телевизору. Имея полную возможность узнать правду, россияне либо сознательно предпочли поверить в ложь, либо даже не скрывали своего цинизма, прямым текстом заявляя: «Какая разница, что там происходит, если нам это выгодно». Соответственно, российское общество достигло апогея своей моральной деградации, несущей уже необратимые последствия.

    5. Война на Донбассе разрушила все те ценности, на которых, собственно, российское государство и держалось последние годы.



    Не имея привлекательной модели экономического развития, не создав образа желаемого будущего и даже, в отличие от СССР, идеологического стержня, режим Путина на рубеже 2011-12 годов окончательно создал себе имидж «наименьшего зла». Протестная волна того периода угасла во многом благодаря активной пропаганде «мирного неба над головой» как ценности, которая стоит превыше свободы и законности. Легитимность режима обосновывалась тем, что он охраняет «мир и покой своих граждан» от «революции, крови, хаоса, анархии и смуты». Я лично была свидетелем тому, как многие люди весьма демократических взглядов отступили от протестной активности в тот период лишь потому, что мир и чужое счастье были для них дороже. Равно и легитимность силового аппарата строилась на том, что ФСБ – это все же не репрессивный орган (в отличие от советского КГБ), а в первую очередь структура, предназначенная для борьбы с терроризмом.

    Однако в результате вторжения на Донбасс все эти ценности были не просто разрушены, а заменены на полностью противоположные. Вместо сохранения «мирного неба» Россия принесла в мирный регион, населенный, действительно, преимущественно русскоговорящими украинцами, – войну, хаос и смерть. Вместо борьбы с террористами Кремль создавал, растил, воспитывал и вооружал террористов и боевиков, а также с помощью пропаганды сделал из них героев. Вместо охраны покоя и человеческого счастья российские войска вторглись в чужую страну, как уже было сказано, без малейшего реального основания для этого. Даже призывы некоторых жителей Донбасса: «Путин, введи войска» были лишь реакцией на созданные пропагандой страшилки о том, что в регионе вот-вот начнутся чистки русскоговорящих.

    Следовательно, никакого морального права требовать по отношению к себе сохранения «мира, покоя и счастья», да еще ценой отказа от собственных прав, российские власти более не имеют.



    Именно они сами, а вовсе не оппозиционеры, воплотили на территории соседней страны худший вариант войны, хаоса, смерти, а плюс к этому еще и вооруженной интервенции, то есть все то зло, с которым, по идее, обязаны были бороться. 

    6. Война на Донбассе необратимо изменила саму Россию. Как уже было сказано выше, ни одна война в постсоветской истории России не доводила общество до такого предельного цинизма и моральной деградации. Никогда с момента распада СССР российские власти не втягивали в собственные преступления такое количество людей. Никогда следствием политики властей не было такое количество разрушенных семей и разорванных отношений, притом разрушенных не по политическим, а в первую очередь по моральным основаниям, поскольку, как уже было сказано, эта ситуация лежит гораздо больше в области морали, чем политики.

    Еще одним важным изменением российской действительности стал рост репрессий, на данный момент уже балансирующих между понятием «точечных» и «массовых». По не так давно опубликованной статистике, только за 2015 год было возбуждено около 200 уголовных дел за одни лишь посты в социальных сетях, не менее 18 из них закончились реальными тюремными сроками. А ведь речь идет только об одном из пунктов одной из статей. Мне кажется, в случае, когда количество обвиняемых по «политическим» статьям исчисляется сотнями человек, уже можно вести речь о массовых репрессиях в адрес инакомыслящих.

    7. Война на Донбассе необратимо изменила и саму Украину, и место России в постсоветском устройстве мира.



    Вражда между народами – не отдельными гражданами, среди которых есть люди разных взглядов, а именно народами в целом – теперь заложена если не на столетия, то как минимум на десятилетия, и забыть происшедшее после такого количества пролитой крови будет уже невозможно.

    И именно поэтому война на Донбассе действительно стала поворотным пунктом не только в российской, но даже в новейшей европейской истории, все последствия которого не только не осознанны, но еще и не проявились в данный момент в полной мере. И чем дольше россияне не в состоянии этого понять, тем пагубнее будут данные последствия.

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Сегодня / НОВОСТИ

    Вчера

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив