Почему в России не будет Майдана

    По крайней мере, в ближайшее время



    Сиэтл-Киев, Июнь, 06 (Новый Регион, Ксения Кириллова) – Экономические новости из России, мягко говоря, не добавляют россиянам оптимизма: на фоне нового наступления пророссийских боевиков на Донбассе курс рубля вновь пошел вниз. Вполне возможно, что российская верхушка неплохо заработала с помощью махинаций на финансовых рынках, как об этом пишет аналитик Слава Рабинович, однако уровень жизни рядовых россиян только ухудшается.

    Однако, по сообщениям многочисленных знакомых из России, в настоящее время вялотекущее народное недовольство, вызванное подорожанием товаров и сокращением их числа,

    никак не связывается большинством населения ни с Путиным, ни с его авантюрами в Украине.



    «Путин – наш президент, Крым – наш, во всем виновато правительство, Гейропа и пиндосы, но только никак не Путин – вот основные тезисы в их голове», – поражается увиденному россиянин, долгое время живущий в США и недавно вернувшийся по делам в родную Тюмень.

    «Наличие на Донбассе наших войск уже не отрицается, но при этом заявляется, что если бы их там не было, то пришли бы проклятые американцы, и вообще, в Украине воюют американские и арабские наемники, а Россия – православная страна, и потому ближе Украине, чем какие-то пришельцы из-за океана. И еще утверждают, что я должен обязательно поддерживать политику той страны, в которой живу – иначе я – внутренний враг, и не должен жить в России», – делится впечатлениями от разговоров с родственниками уральский активист движения «Екатеринбург – за свободу» Юрий Изотов.

    «Переубедить никого нельзя. Не слушают, неприлично перебивают, любой человек, высказывающий иную точку зрения – враг. Дети играют в войну с «хохлами», – рассказывает москвич Андрей, отставной полковник вооруженных сил РФ.

    Словом, даже в «битве холодильника и телевизора» победа пока остается за последним.



    Пропагандистский накал не снижается, и создается впечатление, что россияне прилагают все возможные усилия для того, чтобы верить ему, сознательно «накачивая» себя пропагандой. Телевизор смотрят, как по расписанию, его многократно цитируют, за его пафосные и агрессивные формулировки прячутся от собственных страхов – и тут же рождают новые. У него ищут подсказку канала для выплескивания агрессии, оправдания всех своих самых низменных инстинктов и постоянного источника суррогатов для наполнения своей зачастую беспросветной жизни.

    Итак, никаких намеков на возможный «Майдан» в России пока не наблюдается, по крайней мере, в ближайшей перспективе. И у этого явления есть несколько причин:

    1. Одним из самых распространенных аргументов, почему в России невозможно повторить украинский Майдан, представители либеральной интеллигенции называют

    намного более жесткий характер режима в сравнении с Украиной.



    «Украинцы банально не осознают, что развивать движения того же типа, что и у них, нам здесь на порядок сложнее. И если у них на расстрел Майдана подписались лишь пара сотен гопников, да беспринципные менты, то у нас на демонстрантов может быть натравлен кадыровский спецназ, который в разы превосходит по боеспособности всё, что украинцы видели. То, что делала СБУ при Януковиче — это детский сад по сравнению с методами работы полиции и ФСБ», – пишет Андрей Скляров в своей колонке на «Руфабуле».

    Это, безусловно, так: почувствовав реальную угрозу власти, Путин не остановится перед тем, чтобы утопить площади в крови, и может использовать для этой цели и кадыровский спецназ, и пресловутый «Антимайдан», и даже танки – по старой советской традиции.

    2. Как однажды отмечал публицист Александр Шмелев, в России не наблюдается синтеза и взаимодействия между патриотическими (в его формулировке – националистическими) и либеральными идеями, как это было в Украине. Несколько переформулируя этот тезис, я бы сказала, что

    в России так и не сформировалось до конца альтернативного патриотического течения, которое при этом было бы настроено на евроинтеграцию и демократические преобразования.



    3. Путину пока удается успешно создавать иллюзию многочисленных внешних угроз, по сравнению с которыми все, что творят российские власти, воспринимается как «меньшее зло». В Украине попытки Януковича создать такую иллюзию были слабы и неумелы, поэтому «синдрома страха» там так и не возникла. В России же он активно формируется уже несколько лет, притом оперирует категориями, которые обычному человеку очень трудно проверить, например, «планами США». Проверь реальность таких планов, в отличие от ситуации в Украине, у обывателя практически нет, однако в большинстве случаев именно они служат для россиян оправданием всех подлостей и убийств, которые их страна творит на территории бывшего СССР.

    4. Сам факт постоянной привязке внутренних проблем страны к сфере внешней политики задействует глубинные рефлексы россиянина, и побуждает его идентифицировать себя с государством.

    Виновато здесь, пожалуй, не только «имперское сознание», но и присущее русскому человеку особое «чувство России», которое наше государство всегда стремилось и стремится подменить собой. До какого-то предела ему это не удавалось, по крайней мере, удавалось далеко не со всеми. К примеру, выходящий на Болотную площадь россиянин понимал, что он выступает не против своей страны, а против царящей в ней несправедливости, и не чувствовал никакого внутреннего разрыва с Россией. Более того, он ощущал даже свою причастность к происходящим в ней процессам, способность хоть на что-то повлиять, а потому,

    даже выступая на стороне оппозиции, считал себя не только отдельной личностью, но и частью большой страны, выразителем отдельных царящих в ней настроений, творцом ее будущего.



    Но одно дело – внутренняя политика, и совсем иное – внешняя. Здесь обычный человек прекрасно понимает свою неспособность влиять на события. В «битве титанов» рядовой обыватель оказывается беспомощной щепкой, уже не способной ни в каком виде представлять свою страну в происходящем. Ему нет места в исторических процессах, он перестает быть значительной фигурой, лишается возможности быть субъектом действия – либо, действуя, сталкивается с тем, что его поступки ровным счетом ничего не значат. Единственным способом хоть как-то почувствовать свою включенность в тревожащие его события (а события, на которые невозможно влиять, тревожат больше каких-либо других) он видит возможность «прислониться» к одной из сторон, влиться в чьи-то ряды, чтобы уже среди них вновь почувствовать себя сильным и значимым.

    В такой ситуации государство окончательно подменяет собой родину в сознании людей, и единственным способом сохранения связи с Россией человек видит поддержку проводимого ею курса.

    Разрыв с этим курсом для людей внутренне представляется разрывом с собственной страной, а многие русские люди подсознательно больше всего на свете боятся потерять Россию.



    Поэтому даже мыслящие люди зачастую «срываются» в безоглядный «ура-патриотизм», боясь потерять в противном случае опору под ногами. И потому протестная активность в случае привязки внутренних событий ко внешним значительно снижается, чем сейчас активно пользуется власть.

    Если же добавить к этому предельную моральную развращенность и безответственность населения, культивируемую на протяжении всех последних лет, надежды на скорый Майдан в России весьма утопичны. Однако российской власти не стоит расслабляться – если она продолжит агрессивные войны и противостояние всему окружающему миру, рано или поздно на смену несостоявшемуся «Майдану» придет неконтролируемый русский бунт – как водится, бессмысленный и беспощадный. 

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Сегодня / НОВОСТИ

    Вчера

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив