Об украинском «крымнашизме» и искушении национализмом

    Игра в «историческую правду» может быть опасной



    Сан-Франциско-Киев, Ноябрь, 26 (Новый Регион, Ксения Кириллова) – Недавно Украина отмечала очередную годовщину Голодомора – одной из величайших национальных трагедий и, без сомнения, одного из самых бесчеловечных преступлений большевиков. На открытии памятника жертвам трагедии в Вашингтоне, о котором уже писал «Новый Регион», вновь прозвучали слова о геноциде украинского народа – явлении, в существовании которого сомневается все меньше ученых и исследователей, по крайней мере, тех, кто пытается объективно исследовать факты.

     Действительно, наряду с тем, что искусственный голод был создан в Поволжье и других регионах СССР, это не отменяет тот факт, что украинские и кубанские села уничножались намеренно, и только в них применялся режим так называемых «черных точек»: выставления специальных заградительных отрядов, которые не выпускали отчаявшихся людей из своих населенных пунктов, и сознательно обрекали жителей целых сел на голодную смерть. И, безусловно, любая нация, пережившая подобную трагедию, будет помнить ее долгие годы как величайшую боль и скорбь своего народа, о которой должен знать и остальной мир – так же, как он знает о Холокосте.

    Однако меня все больше тревожит, что память о трагедии и признание преступления таковым (что, безусловно, необходимо было сделать уже давно) начинается использоваться отдельными личностями в Украине для оправдания новых националистических теорий, недопустимых в современном мире. Так, в недавно распространенном видео, на первый взгляд посвященном Голодомору,

    предлагается, цитирую, «генетическое объяснение массового предательства Украины жителями Донбасса».



    Создатели видео поясняют, что, поскольку в вымершие от голода украинские села были массово переселены жители из сопредельных регионов России, нынешнее население востока страны составляют их потомки, следовательно, «ненастоящие украинцы». А значит, нет ничего удивительного в том, что они поддержали оккупацию. И вот здесь важно обратить внимание на очень тонкий момент.

    Безусловно, исторический факт переселения действительно имел место, и он подтвержден документально. Однако, во-первых, для тех людей, которых отправили жить в Украину, это была точно такая же депортация, как для всех остальных депортированных народов: насильственный приказ покидать родные места, оставлять жилище и хозяйство, пускаться в трудный путь вместе с грудными младенцами и стариками. Никто не знает, сколько из этих людей погибло в дороге, хотели ли они выполнять приказ о переселении, что случалось с ними в случае отказа ехать и т.д.

    Личной вины депортированных людей в факте их депортации нет и быть не может



    или нам придется искать такую же «вину» у немцев Поволжья или крымских татар, многие из которых на данный момент тоже проживают не на своих исторических территориях. Упрекает ли, допустим, кто-нибудь украинцев, проживающих в данный момент на Дальнем Востоке в России в том, что они живут «не на своей земле»? Даже в известной высоким уровнем ксенофобии России я не слышала о таких фактах.

    Во-вторых, и это самое главное, в цивилизованном мире, будь то США или Европа, выглядит поистине средневековой дикостью сам факт упрека людей в том, что они являются чьими-то потомками, и уж тем более объяснение их поступков «генетическими причинами». Фактически, это является проявлением не просто националистической, но и нацистской риторики: объявление части граждан страны, родившихся и выросших в этой стране, «генетически неполноценными», генетически неправильными, отпрысками «ненастоящих украинцев».

    Во время своей недавней поездки в Вашингтон мне пришлось пообщаться с некоторыми американскими чиновниками, и часть из них в кулуарах проявляли в лучшем случае ироничное отношение к подобным выпадам. Безусловно поддерживая стремление Украины к свободе к демократии и безусловно осуждая агрессию России в отношении соседнего государства,

    американцы, тем не менее, не готовы одобрять радикально националистическую риторику, которая в их стране считается не просто «неполиткорректной», а откровенно преступной.



    Еще раз подчеркиваю: если кто-то поддержал оккупантов и захватчиков, его нужно судить. За измену родине законом предлагаются весьма жесткие сроки. Если кто-то ведет пропаганду сепаратизма, это можно обнародовать, осуждать, показывать гибельные последствия таких действий для окружающих, словом, действовать по закону. Но пытаться выстраивать «генетические теории» относительно мотивов людей, присваивать себе право указывать, какая у них родословная, оскорблять их предков и на этой основе объявлять их генетически «неправильными» (фактически, неполноценными) – это архаика, словно специально призванная дать повод путинским пропагандистам.

    Для примера. США за свою не такую уж и долгую историю успели повоевать с индейцами, англичанами, испанцами, немцами, японцами и даже друг с другом. В эту страну было завезено большое количество африканцев, и до сих пор существуют стычки и противоречия между афроамериканцами и белым населением страны – вспомним беспорядки в Фергюсоне. Однако если кто-то посмеет сказать, что чернокожие американцы – «не настоящие», напомнить им, что они – потомки завезенных в страну рабов, и живут на территории, на которой должны были жить погибшие в Гражданскую войну американцы, и потому нет ничего удивительного, что «потомки вот этих» сейчас критикуют Америку – он получит за такие речи не только судебную повестку, но тюремный срок, притом серьезный

    Любые попытки дать генетическое или национальное объяснение поведению людей автоматически вычеркивают страну из разряда цивилизованных.



    К тому же весьма интересно, чем, допустим, департированный в Украину крестьянин из Смоленска хуже коренного украинца, пошедшего служить в НКВД, или стоявшего в загранотряде, чтобы не пропустить голодных людей к источнику пищи? Кто лучше: пятилетняя девочка из Саратова, завезенная по чужому приказу на чужую землю, или украинкий большевик, отбирающий «излишки» хлеба у своих односельчан?

    Следующий вопрос: а как конкретно украинские националисты собрались определять, кто является потомком «правильных» украинцев, а кто нет? Понятно, что на востоке страны вымерли все-таки не все села, и осталось не такое уж и малое количество коренных жителей страны, а за прошедшие десятилетия все они многократно перемешались. Как сегодня определяется «расовая чистота»: по форме носа или по разрезу глаз? А может быть, по фамилии? Но беда в том, что я знаю даже украинских генералов, блестящих патриотов своей страны, чьи фамилии заканчиваются на «ов» – не хотят ли наши ревнители «чистоты крови» покопаться в их происхождении тоже?

    И еще один момент. Сама постановка вопроса о том, что «на этом месте должны были жить другие люди» ничем не отличается от путинской риторики.



    Ведь, по сути, все пропагандистские мифы, которыми оперирует Кремль, также основываются на исторических конструктах: «Крым исторически – наша территория, никакой Украины здесь не должно быть». В таком случае, украинским радикалам следуется определиться – готовы ли они принять реальность такой, какая она существует на данный момент: с действующими международными договорами, существующими государственными границами и имеющимся энтическим составом – или хотят перекраивать действующее положение вещей во имя провозглашенной «исторической справедливости»? Потому что, по сути, своей заявления о «сакральной Корсуни» и о «неправильных потомках» лежат в одной и той же плоскости – в области допущения превалирования некой «исторической правды» над объективно существующей реальностью и нормами – законодательными либо этическими. И те, и другие, допускают сослагательное наклонение в истории, которая, как известно, его не терпит.

    Десятки и сотни жителей Востока Украины защищают свою страну: кто-то – воюя в АТО, кто-то – тратя последние средства на снабжение армии, кто-то – иным вложением сил, нервов, труда и интеллекта. Каково этим людям слышать разного рода «генетические объяснения» от диванных «патриотов»? В то время, когда украинские интеллектуалы разрабывают способы взаимодействия с жителями Донбасса и возможности их возвращения в лоно единой Украины, ультра-правые радикалы делают все, чтобы окончательно оттолкнуть от себя союзников, которые не вписываются в их «генетические» критерии.

    Да, российско-украинская война обнажила не самый приятный факт для украинского общества:



    факт того, что достаточно немалая часть жителей страны оказалась не интегрирована в украинскую культуру, и стала легкой добычей для российской пропаганды. Но вместо того, чтобы признать, что Украина за 23 года независимости не нашла способа интегрировать эту часть в остальное общество и не выработала стратегии противодействия российской агентуре, давно и безнаказанно работавших над формированием менталитета этих людей, радикалы пошли по самому легкому пути – обвинить часть населения своей страны в «генетической неполноценности». Ведь если склонность к предательству заложена у них на генетическом уровне, то и проблему решать не надо, верно? Очень хороший способ объяснить несостоятельность проводившейся долгие годы политики.

    Так вот, показатель зрелой нации – это способность людей признать, что в их народе существуют предатели, подонки, корыстные карьеристы, трусы и убийцы, а кроме них – и просто недальновидные, заблуждающиеся, обманутые люди. Да, представьте себе, такие личности существуют в любой нации. Те, кто работал полицаями во Вторую Мировую войну, кто выдавал фашистам евреев, и те, кто их прятал, кто боролся против большевиков и те, кто служил большевикам – среди них всех были и украинцы, и представители множества других народов. То, что Грузия стала жертвой России в 2008-м году, никак не отменяет того факта, что Иосиф Сталин был грузином – но из этого совершенно не следует, что Голодомор – это «грузинский» геноцид против украинцев.

    Словом, припоминать национальность или язык человека в современном мире – это последнее дело.



    Американец Олдрич Эймс получил в США пожизненный срок за предательство своей страны. В результате его предательства был казнен как минимум десяток человек. Эймс был осужден, его преступление признано чудовищным, но никому не пришло в голову сказать при этом, что он был «неполноценным американцем» или «не тем потомком». У американцев хватает смелости и зрелости говорить, что предатель, будь он хоть тысячу раз предателем – это их собственный гражданин, такой же американец, как и они сами.

    Безусловно, очень важно отметить, что такого рода националистические теории ни в коей мере не являются позицией официальных властей Украины. Напротив, факт выдачи президентом Петром Порошенко украинского гражданства россиянам и белорусам, воевавшим в АТО, показывает, что для власти важны поступки человека, а не его происхождение. Среди обычных украинцев националистические теории тоже далеко не так популярны, как это пытается представить российская пропаганда. Из огромного числа известных мне украинцев я лишь недавно столкнулась с носителями подобных теорий.

    Однако неверно считать и то, что радикально националистические настроения в украинском обществе целиком являются «вбросом кремлевских провокаторов».



    Увы, среди определенной части населения они действительно популярны. Директор Украинского центра изучения истории Холокоста Анатолий Подольский в своем интервью украинскому «Радио Свобода» признал, что цитирую, «к сожалению, среди так называемых праворадикалов в Украине действительно можно найти антисемитов», то есть далеко не все антисемитские высказывания были действиями кремлевских провокаторов.

    Многие другие авторы уже неоднократно писали, в том числе и здесь, на «Новом Регионе», что перед Украиной сейчас стоит выбор: замкнуться в своих национальных комплексах и отгородиться тем самым от всего цивилизованного мира, или стать открытой для всех европейской страной – но тогда смириться с тем, что в Украину будут приезжать разные люди, из разных стран, эксперты и инвесторы, туристы, беженцы, гражданские активисты и так далее. И что, пусть не на государственном, а на личном уровне, но в Украине будут говорить на разных языках, в том числе и – о ужас! – и на русском. Хочется надеяться, что гражданское общество Украины достаточно зрело, чтобы преодолеть тщательно поощряемый из Москвы националистический вирус, и уметь отделять свои национальные трагедии от новых ксенофобских теорий. 

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Сегодня / НОВОСТИ

    Вчера

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив