О России, которую я люблю

    Вопреки России сегодняшней

    <span>Москва, 2011 г., ОккупайАбай</span> moya-moskva.livejournal.com Москва, 2011 г., ОккупайАбай


    Сиэттл – Вильнюс, 10 Сентября (Новый Регион, Ксения Кириллова) – Наверное, мои украинские друзья осудят меня за этот текст – слишком личный и слишком неуместный сейчас, когда война еще не кончилась, и, возможно, еще придется стрелять, защищая свою землю, а значит, приходится и ненавидеть врага – чтобы появились силы от него защищаться. И все же война рано или поздно кончится, и нам придется строить мир. Строить его и в Украине, и в России – на руинах сегодняшней лжи, пропаганды, агрессии, безумия, непростительного равнодушия. Нам нужно будет созидать жизнь, в которой не должно повторяться войн, а созидание невозможно без любви.

    И потому я хочу написать о той России, которую я люблю – люблю вопреки России сегодняшней, о кусочках из прошлого, скрытого под массой чудовищных наслоений настоящего. Я хочу сохранить это лучшее и пронести через всю мрачность нынешней эпохи, потому что ложь уходит, ненависть стихает, а любовь остается.

    Я уже писала о том, как прекрасна Америка, как чудесна здешняя природа. Но при всем этом великолепии здесь не хватает дворов – обычных заросших зеленых дворов с простыми деревянными качелями – высокими и прочными, на которых могут качаться даже взрослые. Они навсегда останутся нашими – это затененные дворики. Мы росли в них в свободные 90-е годы, мечтая о большом, открытом для нас мире творчества и достижений, о других странах, которые увидим когда-нибудь – и всегда знали, что нам будет, куда вернуться.

    А еще здесь не хватает зим – наших безжалостных, морозных зим с узорами на стеклах и словно выкованных из снега деревьев. Особенно осталась в памяти одна зима – конца 11-го года: полная воодушевления и надежд на перемены, зима, когда множество людей сразу вдруг почувствовало себя личностями, от мнения которых нельзя отмахиваться. Мы выходили на площади, чтобы показать, что нас нельзя обманывать, что нашим мнением нельзя пренебрегать – помните, россияне? Неужели то, что теперь кто-то позволяет себе убивать от нашего имени, является менее уважительной причиной для того, чтобы на них выйти?

    А потом зима перетекла в весну – плавно, как поземка, почти незаметно. Я помню, как в конце мая солнце и ветер сливались в какую-то одну безумную струю, обдавали теплом и холодом и разливались по Арбату. Помню, как свобода звенела в воздухе, в лицах и голосах, в старых арбатских зданиях, в развевающемся на шее бронзового Булата Окуджавы в белом шарфе. Все было так чисто, просто, естественно, неформально – без бюрократических проволочек, честно и открыто. Разные люди дискутировали и шутили, обсуждали устройство страны и хохотали при этом, как обычные студенты на туристических пикниках. Мы обсуждали все: от конкретных реформ до глобальных мировых проблем, и на парапете памятника сидели вместе бизнесмены и хиппи, доктора наук и студенты. Этот лагерь назывался «ОккупайАбай», и с момента его разгона не прошло еще и двух с половиной лет.

    Надежды уходили, свободы становилось все меньше, но неизменными сохранялись московские дворы, диссидентские кухни, маленький подвальчик, оформленный в память о репрессированных в советское время, и, конечно же, стихи. И мы ценили каждую встречу, каждую возможность обмена мнениями, каждую новую книгу или смелую статью.

    Мы уходили в малые дела, волонтерство и благотворительность, мы радовались, если удавалось добиться правды хотя бы для одного человека, столкнувшегося с коррупцией или беспределом. Страна менялась на глазах, принимались новые суровые законы, и мы поддерживали друг друга, ободряясь тем, что в тяжелые дни рядом остаются лишь самые надежные и бескорыстные люди. Я помню этих людей поименно, я знаю, что, живя в России, они продолжают бороться и сейчас – за вашу и нашу свободу. Им, как и мне, тревожно, что будет дальше со страной, к чему ее приведет безумная агрессивная политика, бьющая в первую очередь по самой России. Мы все одинаково хотим, чтобы сегодняшний кошмар закончился, и даже, хоть нас могут в этом не понять – скучаем по довоенной России, потому что, при всем ее авторитаризме, там хотя бы не было войны. В той России было, что беречь и хранить, что созидать и за что бороться. И наша задача – отстоять это, когда рухнет все остальное. Не забыть, не предать, не дать смешать с войной и грязью, не дать опорочить, опошлить тем, во что превращается сегодняшняя Россия. Мы действительно любили свою страну и пытались сделать ее лучше, и, отсекая нынешнее помрачение властей и народа, не должны забывать то, что мы любили. Нам еще придется это защищать и хранить вопреки всему. Нам, потому что больше это делать некому. Потому что никто не будет любить нашу Россию так, как любят ее те, кто в ней родился и вырос.

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Вчера / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив