Нам прислали метку, что нас будут убивать – Владимир Милов

    Близкий друг Немцова: о погибшем политике и перспективах оппозиции в России



    Сиэтл-Киев, Март, 06 (Новый Регион, Ксения Кириллова) – Близкий друг и соратник Бориса Немцова, оппозиционный политик Владимир Милов уже не раз писал о Борисе после его смерти, в частности, доказывал, что убийство организовано российскими спецслужбами и призывал всех, кто хочет перемен в России, не поддаваться страху и не уезжать из страны.

    Сегодня в своем эксклюзивном интервью «Новому Региону» Владимир рассказал о личном отношении Бориса Немцова к Украине и ее народу, а также о том, возможны ли перемены в сегодняшней России.

    ­– Владимир, сегодня уже многие говорили о том, как Борис любил Россию, и с каким упорством и смелостью пытался добиться в ней перемен. Но не менее самоотверженно все эти годы он помогал и Украине. Что им двигало при этом, что заставляло поддерживать Украину в последний год с очевидным риском для себя?

     – Мы с ним много об этом говорили, и я знаю, что Борис считал Украину очень близкой и родной страной, а украинский народ – братским народом.



    Он видел, что они переживают ровно те же проблемы, что и мы: авторитарную реставрацию, коррупцию и все остальные трудности перехода от коммунизма к нормальному обществу. Борис всегда симпатизировал украинцам, и при этом не имел ни тени имперского превосходства, на равных относясь ко всем постсоветским странам. Борис очень переживал за украинцев и искренне хотел, чтобы их стремление к свободе было успешным, поэтому активно участвовал и в их борьбе с Кучмой в начале нулевых, и в Оранжевой революции, и, конечно, симпатизировал борьбе против Януковича.

    Для Немцова было очевидно, что Янукович – это не только глава коррупционного клана, захватившего власть в стране, но и очередная попытка авторитарной реставрации по типу Путина или Лукашенко, которое рано или поздно превратит Украину в Беларусь-лайт. Борис был принципиальным сторонником свобод, и потому с ужасом смотрел, как в Украине при Януковиче начали ограничивать свободу прессы, а близкие дружки Януковича тем временем начали обогащаться за счет государственного ресурса в то время, как он сам сажал в тюрьму своих политических оппонентов. Это все напоминало Борису то, что происходит у нас, и лишний раз убеждало его в том, что все мы находимся в какой-то общей модальности, у нас общие проблемы, которые он никогда не воспринимал как чужие.



    – Возвращаясь к России. Несмотря на многочисленное траурное шествие в память о Борисе многие комментаторы разочарованы тем, что людей, вышедших на улицы, оказалось менее процента от населения Москвы, и даже те, кто вышел, лишь покорно прошли по установленному маршруту…

    – Сейчас трудно делать какие-то выводы. Мы стоим на развилке, и есть как оптимистические сценарии, так и тревога. Дело в том, что то, много или мало людей вышло на улицы, нельзя оценивать в абсолютных цифрах. Здесь важно отслеживать динамику. Уже ясно, что акция прошла лучше, чем ожидалось, и даже власти, не желая вначале ее согласовывать, затем увидели, что настрой организаторов очень серьезный, и в конце концов уступили.

    Что касается упреков в том, что шествие прошло по установленному маршруту – лично я не вижу ничего плохого в том, что акция протеста прошла мирно, без конфронтации и гражданской войны.



    Я считаю это нормальным путем, который позволит избежать крови и потрясений. Другое дело, что если власть продолжает упорствовать – здесь у людей появляется право более жестко ей возразить. Но к конфликтам с властями без конкретной необходимости на то призывают в основном провокаторы, которые сами не способны вывести на улицы много людей.

    Я считаю, что этот марш был скорее воодушевляющим, потому что в сравнении с Антимайданом он показал очевидную силу и наше преимущество на улице. Даже у Януковича лучше получалось устраивать какие-то проправительственные акции в Украине, чем получился «Антимайдан» Путина. Он вышел абсолютно неубедительным – скорее, это какая-то смешная, карикатурная акция. В сравнении с ней траурное шествие выглядело намного мощнее, там ощущалась совсем иная энергетика.

    Но и тревожные сигналы есть. В частности, на шествии многие люди подходили ко мне и прямо говорили, что собираются уезжать. Я уверен, что организаторы убийства Бориса хотели посеять именно такие настроения, и им это во многом удалось – многие люди действительно очень испугались. Что касается акции – она была впечатляющей, но многим непонятно, что дальше, и получит ли это какое-то продолжение.

    Сможем ли мы создать какое-то движение, которое сможет противостоять Путину? Это большой вопрос прежде всего к нам, политикам.



    Мы сейчас активно взаимодействуем, чтобы определить какой-то дальнейший путь, но это непросто сделать, поскольку нас поставили в совершенно новые условия. Нам просто послали метку, что нас будут убивать, а это уже не шутки. Нам нужно немного переосмыслить, что делать в такой ситуации – мы имеем на это право. Но из своих контактов с лидерами других партий я вижу, что есть решимость продолжать борьбу и формировать широкую антипутинскую коалицию. Если мы сможем предложить какой-то разумный план, и люди в него поверят, продолжение может быть гораздо большим, чем одна эта акция.

    Конечно, есть и другой сценарий: что все разбегутся, испугаются, уедут. Это тоже возможно, и организаторы убийства на это и рассчитывали.

    – Как по-вашему, убийство Немцова – это единичная акция устрашения, или начало новой волны террора? В частности, Ксения Собчак уже заявила, что ей поступают угрозы.

    – Я считаю, что это убийство было очень четко просчитано именно в расчете на политические последствия, и произошло в связи с очень конкретными действиями Бориса Немцова –

    я думаю, во многом за его лоббирование западных санкций против Путина и его окружения.



    Это в каком-то смысле месть. Я, безусловно, искренне желаю Ксении Собчак здоровья и благополучия, но я не считаю угрозы ей серьезными. Борис был действительно очень неудобной для властей политической фигурой, и можно «понять» его убийство.

    – Получается, что любой политик, который покажется в будущем «неудобным» для власти, может разделить судьбу Бориса…

    – Я думаю, вначале власти посмотрят, как будет развиваться ситуация. Если они поймут, что их план не сработал, и страх посеять не удалось, то не исключено и продолжение. Пока непонятно, как они будут себя вести. Пока они явно сдали назад. Сначала они принялись выливать грязь на Немцова, но затем на федеральном телевидении появились одобрительные нотки на тему того, что он много сделал для страны.



    Освещение траурного шествия на гостелевидении было достаточно позитивным в сравнении с тем, что могло быть. Словом, они поняли, что им нужно менять тон, потому что реакция общества оказалась не такой, как они ожидали.

    Они действительно недооценили масштаб реакции людей с независимыми взглядами, а теперь поняли, что смерть Бориса, напротив, может стать мобилизующим фактором. Поэтому сейчас они немного отступают, и как поведут себя в дальнейшем – неизвестно. Нужно понимать, что плохой сценарий есть всегда, но задача оппозиции сейчас – заявить себя как четкую и солидную альтернативу. Тогда у России, возможно, получится найти нормальный выход из этой ситуации. 

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Сегодня / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив