На Екатерину Вологженинову написали донос за фотографию мышки

    Преследование матери-одиночки продолжается



    Сан-Франциско-Киев, Март 03 (Новый Регион, Ксения Кириллова) – «Новый Регион» подробно освещал дело екатеринбурженки Екатерины Вологжениновой, которую приговорили к 320 часам обязательных работ за перепост материалов, направленных против российской агрессии в Украине. Помимо этого, уральский суд распорядился уничтожить ноутбук и компьютерную мышь, с помощью которых делались репосты. Абсурдность и анекдотичность данного решения привела к появлению многочисленных шуток на данную тему в блогах и соцсетях.

    Друзья Екатерины, участники движения «Екатеринбург – за свободу» решили поддержать женщину и скинулись на новый ноутбук – в первую очередь для ее 12-летней дочери, поскольку компьютер был необходим девочке для учебы. Однако это благое начинание вызвало неожиданный прилив злобы (а, возможно, зависти) у местных «стукачей». Многие эксперты и раньше отмечали, что стиль доносов в современной России уже практически полностью копирует 37-й год, и наше время отличается от эпохи «Большого террора» лишь количеством написанных доносов и их последствиями.

    Однако новый донос, написанный на Екатерину, превзошел даже стилистику эпохи массовых репрессий.



    Дело в том, что в 37-39 годах «сознательные граждане» в основном все же писали доносы по поводу реальных «преступлений» (даже если таковым считался не к месту рассказанный анекдот). Активистка путинского ОНФ Валерия Рытвина превзошла сталинских стукачей, написав в ФСБ и прокуратуру донос на возможные будущие (!) преступления Екатерины Вологжениновой. Основанием для кляузы стала ставшая уже легендарной компьютерная мышь.

    «Вологженинова виновной себя не считает, в содеянном не раскаивается, общественную опасность своих деяний не осознаёт. Оснований полагать, что Вологженинова прекратит разжигать межнациональную рознь, не имеется. Например, 21.02.2016 года, уже после оглашения приговора, в социальной сети Фейсбук от имени Екатерины Вологжениновой опубликована обложка страницы с надписью «Партизаны» и изображением компьютерной мыши», – докладывает Рытвина в ФСБ.



    «Несмотря на то, что действия Вологжениновой в установленном законом порядке признаны судом преступными, а совершённые ею действия — общественно опасными, ряд граждан открыто поддержали деятельность Вологжениновой, в том числе, финансово… Учитывая, что ВОЛОГЖЕНИНОВА ЕКАТЕРИНА ЭДУАРДОВНА внесена в Перечень ДЕЙСТВУЮЩИХ физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности, финансирование её деятельности может подпадать под признаки состава преступления, предусмотренного ст. 282.3 УК РФ, а именно, финансирование экстремистской деятельности. При этом действия, выраженные в форме одобрения деятельности Вологжениновой (а также содействие ей в приобретении компьютера взамен уничтоженного), могут стать одной из форм подстрекательства к совершению подобных преступлений в будущем», – переживает доносчица.

    В завершении кляузы Рытвина просит «провести повторную проверку в отношении Вологжениновой Екатерины Эдуардовны на предмет продолжения совершения ею преступных действий, в том числе, экстремистского характера»



    (то есть действий, о совершении которых нет никаких свидетельств!), и привлечь за финансирование экстремистской деятельности всех, кто принимал участие в сборе средств на компьютер для дочери Екатерины. При этом в распространении доноса активно поучаствовал другой «публичный стукач» Сергей Колясников, выразивший возмущение тем, что Екатерине купили новый ноутбук, который торжественно вручили на крыльце Администрации Екатеринбурга.

    При этом сама Екатерина пояснила «Новому Региону», что новый компьютер используется исключительно ее дочерью для учебы, а страница женщины в Фейсбук теперь носит подчеркнуто нейтральный характер.

    «Таких доносчиков на самом деле не 86%, как нам хотят представить, а гораздо меньше, не больше процента, как мне кажется. Ко мне в магазине и на улице подходят незнакомые люди, говорят: «держитесь», и никто, слава Богу, не плюет в лицо. В магазине, к примеру, на прошлой неделе женщина узнала меня и низко поклонилась – мне было жутко неудобно. У всех разный уровень протестности, не каждый решается открыто выразить свои взгляды, но люди начинают просыпаться», – делится своими наблюдениями Екатерина.

    От себя добавим, что и в эпоху «Большого террора» определяющим мотивом стукачества была, как правило, зависть, однако у доносчиков хватало ума не показывать ее открыто.

    В случае же, когда поводом для публичной кляузы откровенно оказывается покупка человеком нового ноутбука и (о ужас!) мыши к нему, одного этого факта достаточно, чтобы сделать выводы о и мотивах, и о личности стукачей, и о сути государства, которое поощряет такие действия. 

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Вчера / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив