Кто прав в конфликте россиян с украинцами?

    Линия разделения проходит не по национальности



    Сан-Франциско-Киев, Январь 12 (Новый Регион, Ксения Кириллова) – Очень долго я не хотела высказываться по поводу уже несколько дней идущих в информационном пространстве скандалов: нападок украинских блогеров на давних и последовательных друзей Украины Александра Сотника и Аркадия Бабченко. Не высказывалась, поскольку очень не люблю ввязываться в скандалы и считаю, что делать свое дело важнее, чем выяснять отношения с кем-либо. Равно как и потому, что не знаю предыстории конфликта, точнее, ничего не могу сказать по поводу задержанной в Киеве россиянки Анастасии Леоновой и ее деятельности – с Анастасией мы, к сожалению, никогда знакомы не были, и я не могу прокомментировать вопрос по существу.

    Но, поскольку мое мнение на эту тему уже неоднократно спрашивали, притом именно украинцы, я все же напишу то, что думаю по поводу не конкретного случая Леоновой или конкретного поста Бабченко, а в принципе о конфликте российских диссидентов с украинцами. Речь о тех, кто поддерживает агрессию России, здесь не идет – с ними как раз все понятно. Разговор именно о людях, выступающих против такой агрессии.

    Так вот, я скажу, может быть, банальную вещь: если попытаться обобщить, главным итогом этого быть только один – любое обобщение в данном случае не просто некорректно, а откровенно преступно.

    Каждый случай индивидуален настолько, что любые параллели и общие максимы здесь не работают. Приведем два примера.



    Представим себе вдову героя АТО, потерявшую на войне мужа через несколько лет после свадьбы и оставшуюся одну с ребенком, который, несмотря на то, что еще не умеет выговаривать некоторые слова, прекрасно помнит папу и ждет его домой. При этом папа пошел на фронт добровольцем. Я пишу не абстрактный пример – я дружу с такими вдовами, и мы сами принимали их здесь, в США, чтобы как-то скрасить их горе. И вот к такой вдове приезжает российский «оппозиционер», который прославился тем, что написал в соцсети пару нецензурных постов с призывами «резать русню» (хотя непонятно, кто вообще решил, что нецензурщина помогает выиграть информационную войну), после чего приехал в Украину и заявил, что ему здесь обязаны помогать.

    Украинцы, хоть и шепчущиеся про себя, что пострадал россиянин не столько за Украину, сколько за свои убеждения (если не сказать – глупость), поскольку в опубликованном им посте собственно проукраинских слов практически нет, по крайней мере, среди оставшихся цензурных, начинают ему помогать, после чего он вдруг заявляет, что все в их стране устроено не так, все нужно менять, что помогают ему недостаточно, и он заслужил пособия дальше больше, чем упомянутая вдова, поскольку он своими непечатными выражениями защищал именно ее. И вообще – власть продажна, СБУ коррумпированно, военные – сплошь предатели и головорезы, и пора бы устроить новый «Майдан», а несчастная вдова и вовсе не смыслит, чем ее супруг занимался в армии, и только он, российский оппозиционер, знает это досконально.

    Как вы думаете, вправе такая вдова запустить в ее новоявленного «спасителя» чем-либо увесистым? Кто будет прав в их конфликте?



    А теперь представим себе другую ситуацию, и тоже основанную на реальных примерах. Существует диссидент из России, который не просто поддержал Украину (хотя и это уже само по себе в нынешних в стране условиях – поступок), а поставил своей целью сделать максимально много для того, чтобы остановить войну. Не очистить свою совесть, встав с плакатом на видном месте (хотя в России сажают сейчас даже за одиночные пикеты), а добиться реального, эффективного результата, пожертвовав ради этого всем, что имел в жизни, включая родину. Речь идет о людях, которые оставляют свою страну, начинают работать на Украину, защищать ее на фронте с оружием в руках, или остаивать ее интересы в публичном пространстве, или лоббировать помощь ей на Западе (наиболее эффективное направление, потому что именно с Запада сейчас оказывается основная поддержка Украине), трудиться на ее благо день и ночь, чаще всего ничего не получая за свой труд.

    Понятно, что о возвращении в Россию речь для таких людей не идет, поскольку прямая, да еще и эффективная работа на другую страну, тем более в военных вопросах, автоматически влечет за собой в нынешних условиях обвинения в госизмене. Благоглупости про «один народ» такие люди не говорят, потому что давно не ассоциируют себя с Россией и ее народом – они уже смирились с тем, что у них не осталось ни своей страны, ни своей нации. Люди теряют все: возможность увидеть родных и близких, зайти когда-нибудь снова в собственное жилье, ощутить долгожданную радость родных стен и крова над головой, все, что наработали за свою жизнь, а главное –

    даже возможность проводить умирающих родственников в последний путь.



    И вдруг такой человек сталкивается с каким-нибудь хамлом, у которого завалялось в кармане украинское гражданство, который не воевал, ничем не пожертвовал, ничего не потерял в этой войне, ничего по-настоящему не выстрадал, поскольку «свалил» еще несколько лет назад в благополучную Америку, и теперь преспокойно делает там карьеру, спекулируя на сложившейся ситуации, и, соответственно, судит всех по себе. И вот это хамло будет рассказывать россиянину, что в его стране, оказывается, нет никаких репрессий, а все, что пережил этот человек – это, оказывается, попытка получить какую-то выгоду «на украинский событиях». Дальше каждый может представить в меру своих фантазий, что следует сделать с тем, кто посмел сказать такое в таких обстоятельствах.

    Так вот: хамы, подлецы, карьеристы и клеветники остаются таковыми в любых условиях и при любом гражданстве. Я прекрасно понимаю, как тяжело украинцам бывает выслушивать, когда граждане страны-агрессора, не имеющие перед ними никаких заслуг, приезжают и начинают поучать украинцев, да еще и рассказывать «как на самом деле обстоят дела в их стране». Я сама неоднократно писала про недопустимость такого поведения. Но точно так же для россиянина, который по-настоящему выстрадал, который многим пожертвовал ради Украины и многое перенес, недопустимо слушать, как какой-то сидящий на теплом диване «вышиватник», у которого даже не хватит фантазии представить, сколько человек может потерять в этой жизни, да еще потерять сознательно, по собственному решению, будет рассказывать ему, «как на самом деле обстоят дела в его стране». Люди, побывавшие на фронте, за такое обычно убивают. Более сдержанные – обычно бьют. Что справедливо для обеих стран.

    И потому универсального ответа на вопрос: кто прав в конфликте российских оппозиционеров и украинских патриотов, нет и быть не может.

    Прав тот и только тот, кто реально что-то сделал, чем-то рисковал, чем-то пожертвовал, кто действительно что-то выстрадал – независимо от национальности и гражданства.



    Те же, кто, пользуясь правотой своей страны, используют других для того, чтобы выплеснуть на них свою желчь и советское хамство, не вынеся и сотой доли того, что вынесли их оппоненты – не могут быть правы по определению. Их страна права, их народ прав, а они сами – нет. Более того, они вредят Украине, как никто, потому что воплощают худшие, чисто советские традиции, с которыми страна поставила себе цель бороться.

    Я привела только крайние примеры, но среди них есть и масса промежуточных вариантов. Да, Бабченко и Сотник не занимаются лоббированием интересов Украины на Западе, потому что не у каждого есть возможность уехать на Запад. Да, они не идут на фронт, потому что не каждый умеет хорошо воевать, и у каждого свои таланты. Но они делают максимум того, на что способны в сложившихся условиях, и одному Богу известно, через какой ад и какую травлю им приходится проходить каждый день. Равно как и простая продавщица Катя Вологженинова сделала больше, чем могла и должна была сделать обычная продавщица – женщина средних лет, не имеющая опыта борьбы. И за свою антивоенную позицию она теперь может попасть в тюрьму на четыре года.

    Упрекать этих людей в том, что их работа «неэффективна» – глупо и даже подло.



    Любые попытки остановить войну со стороны России на данный момент неэффективны, даже если требуют от людей невероятного мужества. Именно поэтому некоторым людям пришлось выбирать между родиной и эффективностью, а некоторым (как, например, покойному Немцову) – между эффективностью и жизнью. Однако очевидно, что лучшей гарантией спокойной жизни Украины станет изменение России – иначе угроза опасного соседства будет продолжаться всю жизнь. И даже люди, результативно борющиеся с внешними угрозами, бессильны повлиять на изменения внутри страны – им остается только «сдерживать плотину». Никакой другой надежды на изменения внутри России, кроме российской оппозиции, у Украины нет. И в какой-то момент именно их работа может стать эффективнее всего остального. И тот факт, что они остаются патриотами России, совершенно не отменяет значимости того, что они делают.

    При этом я не говорю, что Бабченко и Сотник всегда были справедливы и корректны в своих постах. Но я слишком хорошо знаю ситуацию в России, и понимаю, что значит жить в ежедневном аду. Ни один человек не может избежать психотравмы от такой жизни и таких страданий. И, выбирая между оправданной психотравмой и чьей-то желчью, наглостью и хамством

    – мне ближе жертвы психотравмы, потому что они больше заслуживают любви, заботы и понимания.



    Равно как и те, кто шел добровольцами на фронт, кто знает цену крови и смерти, кто до сих пор не может смириться с болью от потерь – те вправе обидеться на заявления в стиле «один мы народ» – когда вчерашние братья в большинстве своем поддержали агрессию против их страны. Когда травма сталкивается с травмой, трудно говорить, кто более прав, поскольку боль не измеряется логикой. Но недопустимо, когда боль сталкивается с хамством, когда не страдавший смеет наезжать на страдавшего, когда кто-то, кто понятия не имеет о жертвах и потерях, берет на себя право принижать подвиги и жертвы другого.

    И последнее, говоря о народах. Безусловно, и с точки зрения нации, и государства русские и украинцы – разные народы, поскольку лицо народа все же определяется позицией его большинства. И даже лучшие из россиян, пытаясь сделать приятное украинцам, должны помнить, что, начав говорить от имени всего народа, они невольно солидаризуются с ним, и потому на них невольно переходит часть агрессии, обращенная на весь народ. Любые проявления дружбы и солидарности следует проявлять от своего личного имени, от имени своих единомышленников, не подписываясь под теми, кто не собирается разделять их взгляды – иначе это будет даже нечестно с точки зрения фактов.

    Однако довольно наивно воспринимать россиян и украинцев как монолитные народы.



    Внутри себя они тоже очень сильно разделены, и, если учитывать это разделение, то, действительно, между вдовой из первого примера и диссидентом из второго больше общего, чем между этой же вдовой и описанным ниже хамом. Потому что и вдова, и диссидент, несмотря на разное гражданство, что-то потеряли в этой войне (мужа или родину), потому что они пережили эту не объяснимую на словах боль потерь, этот подвиг жертвенности, потому что их навсегда объединяет этот общий опыт, неведомый для тех, кто его не выстрадал. А у «хамла» с украинским гражданством как раз больше общего с российским «оппозиционером» из первого примера, поскольку оба не представляют себе цену настоящим поступкам, зато, пользуясь своим положением, привыкли хамить другим.

    И потому: Саша, Аркадий, не обращайте внимания на троллей и выплески чужой желчи, которых никто не заметил бы, если бы они не «засветились» в комментариях под вашими постами – как без Пушкина никто бы не знал Дантеса. Они – это действительно «другой народ»: те, кому не ведомы страдания и жертвы, кто не знает цену смелости и боли, кто никогда не совершал по-настоящему достойного поступка. А вы – не все россияне, а именно вы – один народ с теми, чьи дома были разрушены бомбардировками, кто почувствовал на себе ненависть и несправедливость жизни, кто слишком хорошо знает, что даже за слово можно заплатить свободой, кто сознательно отказался от своего благополучия в этой войне.

    И, мне кажется, это разделение в конечном счете и станет определяющим, потому что не страдавший не поймет страдавшего, трус и карьерист не поймет человека, способного на поступки, а тот, кто ищет выгоду, не поймет того, кто способен на жертвы.



    И всем тем, кто принадлежит к «народу» настоящих людей, способных на настоящие поступки, надо заботиться сейчас о том, чтобы хотя бы не обидеть друг друга. А тролли, скандалисты и прочая пена (половина из которых, скорее всего, подрабатывает в Ольгино) – они не стоят того, чтобы обращать на них внимания. Пусть полемизируют сами с собой, если им так нравится. Нам же главное – не обобщать. 

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Вчера / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив