Кто и почему одобряет войну с Украиной

    Что скрывается за 84% поддержки Путина?



    Сиэтл-Киев, Январь 10 (Новый Регион, Ксения Кириллова) – В последнее время в Интернете вновь возобновилась дискуссия о том, насколько оправдано говорить о массовой поддержке россиянами Путина вообще и его политики в Украине в частности. В этой полемике чаще всего преобладают крайние точки зрения. Большинство украинских авторов пишет о предельной заражённости всего российского общества ненавистью, шовинизмом и имперскими амбициями. В свою очередь, ряд российских публицистов утверждает, что «магическая» цифра в 84% вообще ничего не значит.

    «Так вот, дорогие друзья, запомните: никаких 84% не существует. Это «вещь в себе», абстрактная цифра, возникающая только в социологических опросах на отвлеченные темы «из телевизора» и не выходящая за их рамки. Никакого влияния на вектор будущего развития нашей страны эта цифра оказать не может. Поэтому в общем и целом неважно, сколько будет она составлять – 84%, 98% или, там, 55%. Можно просто не принимать ее в расчёт», – оптимистично заявляет в своем блоге публицист Александр Шмелев.

    По мнению Шмелева, отношение россиян к украинским событиям равносильно их отношению к мексиканским сериалам. «Все смотрят, переживают, сочувствуют, обсуждают – однако это никак не влияет на их обычную жизнь», – уверен автор.



    Мне, в свою очередь, кажется, что истина в данном вопросе находится, как это часто бывает, где-то посередине. Безусловно, все 84% нельзя рассматривать как однородную массу – она объединяет в себе самых разных людей с самыми разными мотивами и даже с разными картинами мира. Однако, на мой взгляд, не меньшей ошибкой будет и преуменьшать проблему, считая, что в российском обществе ничего не изменилось, что поддержка Путина полностью виртуальна, а отношение к украинским событиям равносильно отношению к сериалам.

    Аннексия Крыма и последовавшая вслед за ней война на Донбассе очень серьезно повлияли на мировоззрение россиян, и последствия подобного влияния на некоторые социальные группы оказались весьма существенными. В свое время я писала о том, какие примерно факторы повлияли на мировоззрение россиян, однако очевидно, что на разных людей они влияют по-разному, в разной пропорции, преломляясь через специфику их восприятия.

    Ниже я попытаюсь примерно обозначить категории людей, которые входят в пресловутые 84%, а также попытаться проанализировать «плюсы и минусы» особенностей каждой из них для будущего России. Сразу оговорюсь, что у меня нет процентных данных по каждой категории людей, и, насколько мне известно, социологических исследований, способных выявить такие данные, в принципе не проводилось:



    1. Активные «имперцы», идейные фанатики и вдохновители захватнической политики российских властей. Сюда можно отнести не только идеологов «русского мира» и прямых исполнителей данной идеологии на практике (Дугин, Гиркин, Бородай, «руководители» ДНР и ЛНР, разнообразные «полевые командиры», отдельные боевики и т.д.), но и идеологов внутренней поддержки Путина вроде Старикова, Федорова или Кургиняна, а также иных многочисленных «патриотов», призванных укреплять власть Путина внутри России. Во многом подобную роль играют сейчас и некоторые институты Русской Православной Церкви.

    Не стоит забывать, что у каждого из перечисленных лидеров существует довольно многочисленное движение поддержки со строгой дисциплиной, состоящее зачастую из идейных сторонников и конкретных лидеров, и лично Владимира Путина.

    Плюсы:

    – в сравнении с остальным российским обществом, эта группа сравнительно малочисленна.

    – идейность многих ее членов в конечном итоге приводит к тому, что разочарование в конкретной идее автоматически ведет к резкому оттоку сторонников.



    Тот же факт, что большинство участников подобных движений чаще всего – не лидеры, а банальные исполнители каких-то простейших задач (анонимный Интернет-троллинг, пикеты, мелкая травля несогласных, тайное доносительство), они не известны в медиа-пространстве, а потому отойти от движения и «затеряться в толпе» в случае падения режима им будет не так уж и сложно.

    Минусы:

    – несмотря на малочисленность, нельзя не признать, что подобными активными сторонниками Путина является большинство в российском медийном пространстве и в Интернете, то есть большинство активного населения, а именно активное население определяет в конечном итоге возможность перемен в обществе.

    – идейность участников определяет особую важность для них отстаиваемых идей, которые, в свою очередь, отвечают их собственным внутренним комплексам и амбициям. Людям бывает чрезвычайно трудно отказаться от идей, которым они посвятили  огромное количество сил, трудов, и годы жизни.

    – известные в медиа-среде лидеры идеологических течений или отдельных бандформирований совершили множество военных преступлений и окончательно «перешли черту», поэтому в случае реальной угрозы действующему режиму они будут защищать не столько Путина, сколько самих себя, что существенно повышает риск гражданской войны в России.



    2. «Активные конформисты», или «агрессивные приспособленцы» – это те, кто, не будучи фанатиками тех или иных идей, обслуживают их из прагматичных, утилитарных соображений. Для таких людей свойственна беспринципность, трусость и активное, зачастую инициативное желание «выслужиться» перед властью. Их, к сожалению, оказалось намного больше, чем этого можно было ожидать.

    Как отмечает в своей статье российский политолог Александр Морозов, «украинизация внутренней политики произвела быструю переконфигурацию всего социального пространства. Десятки миллионов чиновников, сотрудников госкорпораций, предпринимателей, чей бизнес связан с госбюджетом, ранее имевших разные взгляды на будущее России, теперь повязаны Крымом. Та же ситуация с гуманитарным сообществом: историками, журналистами, преподавателями высшей и средней школы. Не менее 20 000 федеральных журналистов включены в орбиту обслуживания войны Кремля с остальным миром. Система образования должна принять в себя не только обоснование конфликта России и Украины, но и всю мифологизированную картину глобальной схватки России с Западом в целом».



    От себя добавлю в эту группу российских военных, воюющих в Украине, силовиков всех силовых ведомств (полиция, Следственный комитет, прокуратура, ФСБ и т.д.), занимающихся преследованием инакомыслящих, и активно начавших фабриковать уголовные дела за поддержку Украины, судей, выносящих неправосудные решения. Журналисты, помимо борьбы с Западом и Украиной, так же активно вовлечены в противостояние с собственными соотечественниками, в шельмование «пятой колонны», притом не только на федеральном, но и на региональном уровне. Так же на разных уровнях появляются «общественные активисты», объявляющие своей целью тотальную войну с инакомыслием, вплоть до физического уничтожения диссидентов.

    Преподаватели вузов и школьные учителя, помимо создания моделей, обосновывающих конфликтное поведение России, не брезгуют травлей собственных коллег, придерживающихся иных взглядов. Похожая ситуация наблюдается в церковной среде.

    Практически, не осталось ни одной сферы жизнедеятельности российского общества, не затронутой глубочайшим социальным расколом, который многократно усугубляется деятельностью «агрессивных приспособленцев».

    Плюсы:

    – по сравнению с обществом в целом эта группа всё же остается меньшинством, как и любая активная группа на фоне общей свойственной россиянам пассивности.

    – не имея идейного, и тем более идеологического стержня, а также личной внутренней заинтересованности в отстаиваемых ими идеях, эти люди легче всего «переходят на другую сторону» в моменты кризиса системы, более того, в определенные моменты они, как правило, сами начинают искать возможности такого перехода.

    Минусы:

    – данная группа представляет собой абсолютное большинство активного населения России.



    – несмотря на то, что в случае смены режима данная группа постарается «заслужить прощения» у новой власти, перед этим она сделает все возможное, чтобы не дать рухнуть путинскому режиму, так как, как уже говорилось выше, они будут защищать в первую очередь самих себя. В отличие от безликих общественных движений, эти люди в большинстве своем персонифицированы, и успели зайти настолько далеко, что обоснованно могут опасаться люстрации или даже суда, словом, расплаты за содеянное.

    Судя по тому, как в России с каждым днем нарастают репрессии и не снижается уровень агрессии в информационном пространстве, эти люди сами отрезают себе возможность отступить, а потому вынуждены будут защищать режим как свою единственную гарантию безопасности. По сути, здесь вступает в действие уголовный принцип «круговой поруки», когда каждый так или иначе становится запятнанным общими преступлениями.

    – жертвы данной группы людей также в большинстве своем настроены непримиримо, и чем дальше, тем меньше будут склонны прощать своих обидчиков, что опять же, как уже говорилось, повышает риск гражданской войны.



    3. «Пассивные конформисты». Эта категория людей довольно условна, они не объединены в какую-то общность по идейному или профессиональному признаку, и сюда могут относиться люди разных социальных слоев и уровня достатка. Их отношение к происходящему можно определить как бытовая подлость: они довольно объективно воспринимают происходящее в Украине, но тем не менее не видят в действиях России ничего предосудительного.

    Сюда относятся не самые глупые, хотя и не самые умные люди, многие из которых – представители пресловутого «среднего класса». Эти люди оказались достаточно умны для того, чтобы скептически отнестись к рассказам о «фашистских карателях» и «кровавой хунте», и при этом достаточно глупы для того, чтобы поверить мифам о «величии» России и решить, что раз Россия – великая страна, то ей всё позволено. Об этом феномене я уже писала довольно подробно.

    Плюсы:

    – данные люди в основном выражают свои взгляды на бытовом уровне, и не столь активно пропагандируют их в информационном пространстве. Они не так активно нажили себе врагов, соответственно, им нет резона бороться за сохранность режима.

    – в силу не обременённости моральными нормами им несложно будет адаптироваться к любой новой власти.



    – они не организованы, и потому не представляют из себя сколько-нибудь выраженную силу.

    Минусы:

    – идея величия России импонирует этим людям, и, проиграв, они могут затаить обиду на победителей и ждать реванша.

    4. «Типичные обыватели». Сюда относится подавляющее большинство российских граждан. В отношении Украины такие люди на самом деле настроены довольно миролюбиво. Они ужасаются любым сообщениям о смертях и горестно вздыхают, постоянно подчеркивая при этом, что ничего не понимают в политике, но любая война ужасна.

    Эти люди уверяют себя в том, что в Украине идет гражданская война, и с фанатичным упорством не желают видеть роль России в ее развязывании.



    Они всей душой хотят верить, трагические события пройдут мимо них, не имеют к ним отношения и никогда их не коснутся. Главная иллюзия, в которую на самом деле хочет верить большинство – это иллюзия спокойной жизни, которую оно панически боится терять. Главная характеристика этих людей – банальная безответственность и страх.

    Подавляющее большинство вопреки очевидности убеждает себя, что все идет, как раньше, что война идет не в России и независимо от России, и бежит от правды в любую ложь, ценностное и содержательное наполнение которой становится в данном случае неважным. Правда для таких людей неприятна не потому, что они одобряют войну, а потому, что она вселяет в сердце тревогу и разрушает их иллюзию, что мир и стабильность будут длиться вечно. Мысль же о неизбежном крахе своей страны, к которому ведет политика власти, становится настолько невыносимой, что порождает тот самый поток агрессии и желания обвинить в своих бедах других, который мы привыкли видеть от этих людей в публичном пространстве.

    Плюсы:

    – эти люди в принципе не заинтересованы в сохранении режима, и при дальнейшем падении уровня жизни, скорее всего, сами будут всё больше желать его смены.



    – они при всем своем страхе перед властью всё же способны к протесту, если это касается важных для них сфер жизни, в первую очередь социального обслуживания и здравоохранения, на следующем месте – образования.

    Минусы:

    – высокий уровень страха в сочетании с безответственностью, а также традиционно сакральному отношению этой группы россиян к государству и их наивная вера в то, что «всё образуется» и решится без их участия приводит к тому, что даже осознание таким россиянином всей правды не гарантирует его участия в протестном движении.

    – вплоть до полного краха российской экономики такие люди будут стараться хотя бы пассивно поддерживать действующую власть из страха того, что иначе «будет еще хуже».



    5. «Зомбированные обыватели», или пассивные жертвы пропаганды. Вот сюда, скорее всего, и относятся люди, о которых писал Александр Шмелев. Они действительно получают информацию лишь из телевидения и верят тому, в чем их убеждает российская пропаганда. Следует отметить, что их не всегда можно отделить от «типичных обывателей», которые в своем бегстве от реальности тоже готовы поверить пропаганде. Разница здесь, пожалуй, лишь в степени этой веры: если «типичный» в глубине души догадывается о реальном положении вещей, но изо всех сил старается отвернуться от реальности и хотя бы не думать о ней, то «зомбированный» не сомневается в том, что ему внушается пропагандой.

    Не всегда таких людей возможно отличить и от «пассивных конформистов», поскольку в сознании последних элементы «зомбированности» тоже могут сочетаться с подлостью. Однако те, кого можно обозначить жертвами пропаганды, как правило, не являются подлецами. Это чаще всего люди с низким уровнем образования, погруженные в быт, крайне приземлённые в своих жизненных целях. Правда, и они не всегда относятся к тому, что слышат по телевизору, как к «сериалу». Зачастую степень их эмоциональной вовлеченности в судьбы «героев» теленовостей гораздо выше: они искренне сочувствуют «пострадавшим от бандеровской хунты» «распятым мальчикам» и иным «жертвам укро-фашистского геноцида».

    Плюсы:

    – такие люди, как и «типичные обыватели», лично не заинтересованы в сохранении режима. Главным для них является их быт, и они готовы терпеть любую власть и приспосабливаться к любым условиям.

    – во всем, кроме того, что касается украинских событий, они, как и «типичные обыватели», могут критиковать власть.

    – это, фактически, единственная категория людей, которая действительно способна «прозреть», и на психологическое состояние которой это прозрение может оказать существенное воздействие.



    Они единственные, для кого правда действительно станет шокирующим открытием, и подлинное раскаяние может побудить хотя бы некоторых из них кардинально пересмотреть свои взгляды.

    Минусы:

    – страх перед тем, что в случае смены власти будет еще хуже, у этой группы еще более высок, чем у «типичных обывателей». В силу традиционно низкого уровня дохода данная группа позже других заметит последствия экономического краха. Эта группа наиболее пассивна, и потому ее протестный потенциал крайне низок.

    – вплоть до окончательного прозрения и раскаяния дополнительным сдерживающим от протестов фактором для этой группы будет вера в то, что Путин при всех его недостатках «помогает нашим братьям в Украине» и «спасает Россию от мечтающего ее уничтожить Запада», а значит, необходимо терпеть любые связанные с ним трудности, но не отказываться от такого лидера.



    6. «Активные жертвы пропаганды». Это своеобразный подвид «зомбированных обывателей», который отличается тем, что ему особо импонирует пропаганда, поскольку она тешит его искаженное чувство собственного достоинства. Фактически, у жителя России отсутствуют те опоры, которые существуют у европейского человека: незыблемость его частной собственности, чувство защищенности со стороны закона и правоохранительных органов, уважительное отношение со стороны государственных чиновников и силовиков. Россиянин постоянно ощущает неудовлетворенность окружающей реальностью и свою неспособность что-то в ней изменить.

    В результате у многих людей чувство неуверенности в завтрашнем дне компенсируется иллюзией собственной значимости, которую дает увлечение геополитикой. Сведения о геополитике обыватель черпает, как уже говорилось, из пропагандистских СМИ, однако это его вполне устраивает, поскольку дает ему ощущение приобщённости к каким-то значимым и масштабным процессам. Рассуждения же на подобные темы создают для него иллюзию его влияния на данные процессы, что, опять же, существенно повышает самооценку. В результате пропаганда становится для таких россиян своеобразным наркотиком, на который они «подсаживаются», и который становится главным содержанием их жизни в противовес окружающей серости.

    Отличие от «пассивных жертв пропаганды» здесь именно в степени увлеченности таких людей «сериалом».



    Если «пассивные» принимают телевизионную ложь как страшную неизбежность в стиле: «как жесток и несправедлив этот мир», то «активные» упиваются получаемой информацией, начинают пересказывать услышанные новости, и тем самым внушают себе, что сами могут повлиять на что-то в глобальной политике.

    Плюсы:

    – среди таких людей довольно много маргиналов или личностей, в принципе привыкших жить иллюзиями. Как правило, они не способны к реальной защите своих иллюзий в случае нарастания реальных угроз.

    – рост бытовых трудностей рано или поздно способен отвлечь их от иллюзий и переключить на более насущные дела.



    – их протестный потенциал чуть выше, поскольку для таких людей важен сам факт осознания собственной значимости, а процессы, в которых данная значимость проявляется, уже не имеют особого значения.

    Минусы:

    – на фоне увлечения пропагандой по крайней мере у части таких людей может сформироваться идейность, отказаться от которой им будет впоследствии крайне трудно.

    – они подсознательно заинтересованы в сохранении режима, так как им комфортно существовать в той психологической атмосфере борьбы и конспирологии, которую он создает.

    Примерно такой мне видится структура тех 84%, которые обобщаются безликой формулой «поддержка Владимира Путина и его политики в Украине». Однако даже если признать, что половина россиян равнодушны и конформны, а треть – зомбированы, картина все равно выглядит не радужной, поскольку основная часть активного населения России уже так или иначе причастна к преступлениям режима, а оставшиеся слишком пассивны для того, чтобы решиться что-то изменить в ближайшее время.

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Сегодня / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив