Кто дал моральное право агрессору поучать Киев?

    О лицемерии псевдоисследователей

    Кто дал моральное право агрессору поучать Киев? Кто дал моральное право агрессору поучать Киев?

    [ARTICLE_78500,79096,79099,79098.]


    Сиэттл – Вильнюс, 03 Сентября (Новый Регион, Ксения Кириллова) – О том, что спорить с российской пропагандой и фанатично верящими в нее людьми дело бесполезное и даже вредное для здоровья, за предшествующие пять месяцев поняли уже все. Поэтому сегодня я хочу сказать о несколько другой категории людей – безусловно, не самых глупых, претендующих на некую объективность и даже порой именующих себя исследователями. Они не повторяют штампы о «страшной хунте», подчеркивают, что учитывают мнение разных сторон, либо просто призывают к миру – но при этой видимой объективности постоянно «играют в одни ворота» и делают все, чтобы не признать вину России в сложившейся ситуации.

    Главным «заклинанием» этих людей является постоянное повторение того, что на Донбассе есть реальные проблемы: недовольство жителей киевскими властями, сильные пророссийские настроения и реальная поддержка сепаратистов.

    К примеру, на сайте одного окологосударственного исследовательского центра периодически появляются статьи, «анализирующие гражданскую войну в Украине». В последнем подобном опусе автор доказывает: «Никакие, даже самые подготовленные, диверсанты не могут разжечь восстание и развивать его без участия тех, кто живет на этой земле. Без массовой поддержки нельзя ни наладить логистику, ни обеспечить связь, ни вести разведку и т.д. Не говоря уже о том, что разжечь гражданскую войну в благополучной стране, в которой есть общественный консенсус и где власть пользуется достаточной легитимностью, — это из области теории заговоров. Попробуйте «закиньте диверсантов» в какую-нибудь Финляндию. Эти вещи очевидны для рационально мыслящего человека. Но не для общества, переживающего серьезное расстройство коллективного сознания».

    Подобные мысли повторяют и многочисленные виртуальные миротворцы, вновь и вновь указывая на настроения дончан и сетующие, что украинские власти не желают признавать факт гражданской войны на своей территории. Последние события дали подобным рассуждениям новый толчок.

    В самом деле, совсем недавно в Донецке провели позорнейший «парад военнопленных», а самые что ни на есть настоящие местные жители скандировали про пленных украинских солдат «фашисты».

    Не менее страшна история украинской патриотки Ирины Довгань, к издевательствам осетинских боевиков над которой с радостью подключились и местные жители. Словом, не признать наличие противоречий внутри самого украинского общества действительно трудно.

    Так вот, к сведению вышеперечисленных «миротворцев» и «исследователей» сообщаю – безусловно, проблемы на Донбассе были и остаются. Более того, война их лишь усугубило. Я, к примеру, в своих статьях неоднократно указывала, что, цитирую, в Украине «было сильное недовольство Майданом жителей Юго-Востока. Было недоверие новой власти и даже страх перед ней. Были угрозы точечных расправ и люстрации бывших силовиков и чиновников, а кое-где они действительно приводились в действие мстительными энтузиастами. Было государство, крайне ослабленное революцией, а потому неспособное ни навести порядок в своих пределах, ни завоевать доверие нелояльной части жителей. Было обострение постоянного украинского непонимания между Западом и Востоком страны».

    Добавлю от себя, что существовали и объективные экономические трудности, вызванные как Майданом, так и предыдущим правлением Януковича. Однако человек, претендующий на честность, после этого просто обязан перечислить и другое: при всем этом клубке противоречий не было и сотой доли того, о чем говорит российская пропаганда: геноцида, расстрелов, концлагерей и прочих ужасов.

    Не было реальной опасности, которая заставила бы людей взяться за оружие, да и вооруженного восстания до появления на Донбассе диверсантов с российским гражданством  не было.



    Не говоря уж об их поддержке вооружением, а затем и регулярными войсками РФ. Проще говоря, не было войны и значимого повода для нее.

    Тезисы российских «исследователей» в данном контексте, учитывая свою однобокость, по сути, цинично заявляют: если в стране существовали противоречия, значит, туда можно закидывать диверсантов. Проще говоря, наличие в стране проблем, по их мнению, является достаточным основанием для развязывания в ней гражданской войны и для вооруженной интервенции.

    Так вот, напомню специально для подобных «моралистов», что все мое детство прошло именно в такой стране – полной таких социальных противоречий, по сравнению с которыми последствия Майдана покажутся детской шалостью. Эта страна называлась Россией.

    Мой отец умер в те самые «лихие» 90-е, и мать (преподаватель вуза) осталась на руках с маленьким ребенком и престарелыми родителями. В то время практически не платили зарплат и пенсий, и я помню не только банальное «недовольство», а самый настоящий голод.

    В том регионе, где я жила всю свою жизнь, как раз нарастали самые настоящие сепаратистские тенденции. Точнее, в полном смысле слова их нельзя было назвать сепаратизмом – область лишь требовала себе больше прав и полномочий, и даже помыслить не могла о вооруженном восстании или привлечении иностранных боевиков. Проект назывался тогда Уральской республикой, однако даже слабое ельцинское государство не позволило ему состояться, зарубив идею на корню.

    Да, мое детство нельзя назвать безоблачным – но оно было счастливым, и при всех неурядицах в школах шли уроки, во дворах скрипели качели, а над головой сияло мирное небо. И я благодарна всему остальному миру за то, что в нем не нашлось самовлюбленных циников, которые бы прислали на наши улицы вооруженных боевиков, решивших «поддержать Уральскую республику» и устроивших под этим предлогом ад с пытками, похищениями и избиениями людей. Потому что я прекрасно знаю, что мой родной и любимый город превратился бы тогда в руины Грозного быстрей, чем я закончила бы начальную школу. И этот случай – не единственный из серии ему подобных.

    Те, кто претендует на звание знатока общественных процессов, должен бы понимать, что любое государство может переживать в своей жизни сложные периоды, и ситуация в нем может быть намного проблемнее «какой- нибудь Финляндии». За примерами далеко ходить не надо. Сегодняшняя Россия уже ослаблена санкциями, а еще больше – той войной, которую она ведет против Украины. Рано или поздно, боюсь, Россия в войне так истощит себя, что и в ней поднимется народное недовольство.

    Не боятся ли «знатоки гражданской войны», что своими опусами выписывают индульгенцию на возможность заслать бандитов и в собственную страну?



    Еще одной популярной темой российских «моралистов» являются жертвы среди мирных жителей при проведении АТО. Безусловно, человеческие жертвы – это человеческие жертвы, и любая жизнь бесценна, а жизнь невинного человека бесценна вдвойне. Однако «ревнителям» не мешало бы вспомнить, что действия именно их страны привели к таким жертвам. Силовую операцию спровоцировало не народное недовольство, а иностранная интервенция и совершенные интервентами преступления, а это – принципиально иная ситуация.

    Яркий пример – город Харьков, где с марта месяца народное недовольство было сильнее, чем во всей остальной Украине, происходили потасовки и столкновения между людьми разных взглядов, однако никакая сила против граждан не применялась. Да, киевские власти – не святые, их действия можно и нужно критиковать, а военные преступления, если таковые были, должны быть предметом расследования наравне с любыми другими преступлениями.

    Однако я не считаю, что гражданин страны-агрессора, ни словом (!) не осудивший преступные действия своего государства, имеет хоть малейшее моральное право читать нотации руководству и жителям страны, по земле которой ходят танки его государства.

    Вы можете представить себе реакцию советских людей, которых немецкие интеллектуалы поучали бы, что они негуманно ведут боевые действия или не учитывают настроения тех, кто встречал немцев как освободителей?

    Да, конечно, сравнение некорректно, и действия России, слава Богу, не могут сравниться по масштабу с действиями фашистской Германии, но сам факт поучений от агрессора выглядит дикостью. На мой взгляд, моральное право говорить о неправоте Киева имеют лишь те россияне, кто в первую и главную очередь открыто сказал о неправоте собственной страны, притом о ее определяющей роли в случившейся трагедии.

    И таких людей, к счастью, немало, в том числе и среди православных публицистов. Андрей Десницкий, Георгий Гупало и многие другие открыто подчеркивают и проблемы Донбасса, и ошибки украинского руководства, и свое несогласие с его действиями – но они без прикрас и оправданий признают роль России в конфликте, а потому действительно ведут себя объективно. Любые иные попытки россиян «порассуждать» об Украине и осудить чужие грехи, в упор не желая видеть преступления своей страны и чувствовать за них ответственность, превращаются не в объективные оценки, а в банальное лицемерие и оправдание агрессии.



    Да, Киев действительно не учитывает сейчас мнение части жителей Донбасса, но больше всего в этой ситуации виновата именно российская сторона. Она сделала все для того, чтобы дискредитировать реальный, цивилизованный протест, подменив его бандитизмом и вооруженной агрессией. Интересы жителей региона она постоянно подменяет своими интересами, и в результате возникает ситуация, напоминающая история про мальчика и волков: даже там, где проявляется настроение тех или иных коренных жителей Донбасса, остальные украинцы уже склонны видеть агентов российского влияния или в лучшем случае жертв телепропаганды. Воистину, для дискредитации народного недовольства невозможно было сделать больше! И потому лучшее, что Россия должна была бы сделать, если бы ей действительно были важны интересы жителей региона – это убрать все элементы, подменяющие собой подлинные происходящие в нем процессы: своих диверсантов, вооружение и солдат.

    Понятно, что ситуация, уже до неузнаваемости искаженная сторонним вмешательством, никогда не будет прежней, но тогда по крайней мере за всеми внешними наслоениями сможет проявиться реальный субъект – народ Донбасса, с которым и должны договариваться о чем-то киевские власти.

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Вчера / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив