Крым: путь к катастрофе

    Как живется в оккупации



    Сиэтл-Киев, Июнь, 18 (Новый Регион, Ксения Кириллова) – С момента «воссоединения» (а юридически – аннексии) Крыма Россией прошло немногим больше года, однако разочарование от эйфорического «Крымнаша» за это время равно испытали как на полуострове, так и на материке. Мы постоянно узнаем из СМИ и от правозащитников о случаях репрессий, рейдерских захватов предприятий и о массовом срыве курортного сезона. Как на самом деле обстояли и обстоят дела в «российском» Крыму, мы решили спросить у непосредственного очевидца.

    Системный администратор Сергей уехал из Крыма в Киев в начале ноября прошлого года, и потому более полугода лично наблюдал особенности российской оккупации, да и сейчас у него сохранились на полуострове хорошие друзья. Отметим, что решение уехать у Сергея было сознательным: протестной деятельностью он активно не занимался, а потому непосредственно с репрессиями в отношении него не сталкивался, и выступал скорее в роли независимого наблюдателя происходящих в Крыму событий. Своими наблюдениями молодой человек поделился с «Новым Регионом».

    По словам Сергея, вначале многие действительно соблазнились обещанием огромных российских пенсий и зарплат,



    однако, если вычесть пенсионеров и бюджетников, из оставшейся части жителей полуострова откровенных «ватников» наберется не более 20%. Однако мечты о «золотых горах» развеялись достаточно быстро: в материальном плане ситуация в Крыму действительно критическая.

    «Бизнес накрылся не то, что целыми предприятиями, а целыми отраслями, причем как сам по себе – из-за разрыва связей, так и намеренно – новые власти просто не давали перерегистрировать предприятия с целью отжима», – поясняет Сергей. В качестве самого яркого примера наш собеседник называет «Крымавтотранс», принадлежавший лидеру казачьей общины «Соболь» Виталию Храмову, по словам Сергея – убежденному «крымнашисту». Однако пламенная верность новому режиму не помогла бизнесмену – его имущество, как принято говорить в Крыму, «национализировали», а сам вчерашний пророссийский патриот теперь заявляет о рейдерском захвате своей недвижимости.

    «Был у нас такой Олег Зубков, владелец зоопарка «Тайган» – еще один фанат «русского мира», который громче всех кричал «крымнаш» и лично привозил на своих автобусах «самооборону» и стрелковцев. Теперь его мучают проверками, сфабриковали, или вот-вот сфабрикуют дело, а во время одной из «проверок» убили даже нескольких зверей из его зоопарка», – продолжает Сергей.

    По словам беженца из Крыма, на полуострове в Крыму «национализировали» около 400 предприятий.



    «Отжим» производится в промышленных масштабах: от хлебозаводов до аптек и приморских гостиниц.

    «Инфраструктура сильно упала. Мусор перестали вывозить практически сразу. С дорогами – полная беда. Их просто перестали чинить. В Симферополе на улице Павленко из-под асфальта показались рельсы! Учитывая, что трамвай ездил там в последний раз в 1970 году! Это центр города – что уж говорить про окраины. Даже дорогу на Николаевку – и ту разрушили вконец», – рассказывает Сергей.

    Туристический сезон в Крыму действительно сорван. «У нас туристы-невидимки», – шутит Сергей. – «Их много, но их никто не видит. Чтобы не разочаровывать людей, в одном городе запускают слух, что в соседнем уже полно туристов из Москвы с деньгами, и скоро приедут сюда. В соседнем городе или селе – аналогичный слух про другой город. Однако на практике пляжи пусты, а знакомые пишут, что там до сих пор отключают свет местами, перебои с водой. Мобильная связь работает, будто на педальном ходу», – перечисляет переселенец.

    Репрессии в Крыму действительно свирепствуют, и люди просто боятся говорить о чем-то откровенно.



    Нескольких знакомых Сергея вызывали в ФСБ лишь за активность в соцсетях. За непризнание аннексии Крыма легко можно схлопотать уголовную статью, или, что порой еще хуже – общение с абсолютно безнаказанной «самообороной» в одном из городских подвалов.

    «В России действуют хоть какие-то законы, у нас же творится полный произвол», – поясняет Сергей. – «Стучат очень многие. Такое впечатление, что они только об этом и мечтали. Одна дальняя родственница угрожала сдать меня в ФСБ за то, что я не люблю Путина. Крымских татар «прессуют» сильно и системно, постоянно возбуждают дела. Даже на этой неделе одно или два возбудили. В основном – за участие в старых митингах. Весной несколько поселков отпрессовали – тотальный обыск, в нарушение всех законов, вламывались в дома».

    По словам Сергея, на данный момент разочаровавшихся в новом порядке довольно много, но все при этом запуганы.



    «Военные и КГБшные пенсионеры рады до сих пор, приговаривая: «вот настал порядочек, какой надо!». У тех же, с кем я обычно общаюсь, никаких надежд уже нет. Полная безысходность», – добавляет он. – «Многие жалуются на военную технику: лежишь на пляже, а над тобой туда-сюда летают вертолеты и военные самолеты».

    Российское гражданство Сергей не принимал, но и официальный отказ писать не стал.

    «Ни в какие отношения с РФ я вступать не собираюсь, ни с какими органами. К тому же для меня было очевидно – тех, кто написал отказ, потом ожидают репрессии. Для того и была придумана эта процедура. Такое впечатление, что они и перепись затеяли для этого», – предполагает он. 

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Сегодня / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив