Коррупционный бизнес российских чекистов

    О финансовых приключениях пензенского УФСБ

    Алексей Шматко в Лондоне Алексей Шматко в Лондоне


    Сиэтл-Киев, Август, 20 (Новый Регион, Ксения Кириллова) – О бизнесмене Алексее Шматко уже довольно подробно рассказывало Радио Свобода. По словам самого Алексея, ФСБ Пензенской области принялось преследовать его после того, как он, став преуспевающим предпринимателем, отказался «делиться» с представителями местной госбезопасности. В ответ Алексей раскопал довольно серьезную коррупционную схему с участием ФСБ, после чего вынужден был бежать из страны и скрываться сначала на Кипре, а затем в Лондоне. О подробностях перипетий своего противостояния с чекистами бизнесмен поведал «Новому Региону».

    До 2007 года Алексей Шматко работал в Пензенском отделении компании «Газпром», и его работа носила преимущественно научно-технический характер. Затем он перешел в частную фирму. По словам Алексея, прежние связи по линии «Газпрома» ему очень помогли – у небольшой компании стали появляться крупные заказы, приносящие серьезную прибыль.

    Высокие доходы не прошли мимо внимания ФСБ.



    «Меня вызвал к себе заместитель начальника  УФСБ по Пензенской области Николай Антонов и поставил условие: половина компании переходит ему, а я обязан утвердить в должности своего зама назначенного им человека – иначе у меня будут проблемы», – сообщил бизнесмен. – «Но я понимал, что соглашаться ни в коем случае нельзя, иначе они рано или поздно все равно «отожмут» фирму, а меня либо выбросят на улицу, либо посадят».

    Первой провокацией органов стала попытка обвинить отца Алексея в использовании подделльных водительских прав.

    «Скорее всего, они хотели что-то сделать против меня, возможно, подбросить наркотики, но, когда ГИБДД задержало машину, оказалось, что за рулем был мой отец», – предполагает Алексей. Однако провокация не удалась.

    Второй попыткой стало обвинение в избиении милиционера.



    «Юрист Андрей Машков, который работал у меня, оказался в итоге связан со спецслужбами. По крайней мере, потом, при ознакомлении с уголовным делом я убедился, что именно он на меня донес. Притом это было не заявление, а именно рапорт агента», – сообщил Алексей.

    Бизнесмен уверяет: никаких конфликтов с представителями милиции (на тот момент еще не перееменованной в полицию) у него не было. Однако у несуществующего обвинения оказался «свидетель» – тот самый юрист, который дал показания, что лично видел, как Шматко избивал правоохранителя.

    «На самом деле я никогда в жизни не видел этого милиционера. Более того, у «потерпевшего» даже не было медицинского освидетельствования о побоях. Как потом выяснилось, он оказался родственником друга того самого ФСБшника и его земляком. Условно говоря, они оказались из одной деревни. В результате суда меня признали виновным, дав три года условно», – рассказывает политбеженец.

    По словам бизнесмена, следующее возбужденное против него дело было связано с постройкой его фирмой котельной на одном из пензенских заводов.



    «По закону котельная была выделена в качестве отдельного юридического лица и, соответственно, на ее постройку был возмещен НДС. Сумма НДС в сравнении со стоимостью котельной была незначительна, но государство по закону обязано было вернуть эти деньги, что оно и сделало. А затем меня обвинили в хищении из бюджета полученных средств», – пояснил предприниматель.

    Следующим «сюрпризом» для Алексея стал арест в июне 2010 года. По его словам, Дмитрий Медведев, бывший на тот момент президентом России, запретил заключение под стражу по делам, связанным с бизнесом. Стоит ли говорить, что у хищения Алексеем бюджетных средств появился «свидетель» – тот же самый юрист, который наблюдал несуществующее избинение милиционера и писал рапорты в ФСБ.

    «По его словам, он лично слышал, как я давал различные команды, связанные с получением бюджетных средств, из своего офиса. Но в те даты, которые он называет, я в принципе был с семьей за границей», – уверяет Алексей.

    В ответ отчаявшийся предприниматель решил провести собственное расследование против тех, кто пытался упрятать его за решетку.



    Ему удалось наладить контакты в Отделе по борьбе с организованной преступностью (ОБОП) местной милиции, которые помогли разоблачить коррупционные схемы чекистов.

    «Мы узнали, что фирма, оформленная на юриста Машкова – того самого агента ФСБ, –возместила пять миллионов рублей НДС. В итоге выяснилось, что существует две группы фирм, одна из которых в общей сложности похитила 50 миллионов рублей, а вторая, возглавляемая депутатом «Единой России» Олегом Тюгаевым (который сейчас скрывается от следствия в Италии) – 67 миллионов. Словом, схема оказалась идентична той, что раскопал Сергей Магницкий. Притом во главе найденных нами фирм тоже стояли друзья, родственники или знакомые сотрудников ФСБ. Эти фирмы проводили множество операций между собой, а затем возмещали НДС», – поясняет Алексей.

    Впрочем, бизнес оказался не единственной сферой, где нашли свое применение бывшие чекисты.



    По словам бизнесмена, бывший мэр города Пензы Роман Чернов – также бывший майор ФСБ и телохранитель губернатора Пензенской области. Работавший на тот момент начальник областной налоговой инспекции тоже в прошлом трудился «рыцарем плаща и кинжала».

    «Даже в «Газпроме» был куратор от ФСБ. Одна из задач таких кураторов – приносить часть денег с предприятия в кассу ФСБ», – рассказывает Алексей. – «Они получают эти деньги разными путями, например, оформляя их как пожертвования в фиктивные благотворительные организации. Но существуют и прямые взятки, и откаты. И такие «замы» существуют на каждом крупном предприятии, а также в Пенсионном фонде, в налоговой и в других организациях».

    Расследование коррупционных схем совпало с арестом бизнесмена.

    По словам Шматко, в СИЗО его пытали и избивали, выбивая признание в хищении бюджетных средств по делу котельной.



    «Самое смешное, судья, который меня арестовывал – тоже бывший сотрудник ФСБ! Мне прямым текстом сказали, что вопрос моего ареста будет решать не дежурный судья, а именно Сарвилин, потому что он «сделает, как им надо», – вспоминает Алексей.

    По его словам, вначале не было ни пыток, ни допросов – сотрудники ФСБ считали, что одного лишь факта задержания будет достаточно для психологического слома бизнесмена.

    «Затем последования избиения: ногами, руками и резиновыми дубинками. Утихло это только после того, как мне удалось передать заявление об избиениях через своего адвоката в Следственный комитет. Правда, они даже не опросили меня – но бить перестали», – пояснил Алексей.

    В итоге бизнесмен понял, что приговор в любом случае будет обвинительным и, чтобы выйти на свободу, сознался в инкриминируемом ему преступлении.



    Получив условный срок, он вышел из СИЗО и уже официально написал заявление по поводу обнаруженного им факта о хищении 50 миллионов. Из милиции дело попало в Следственный комитет, сотрудники которого арестовали главу районной Налоговой инспекции Пантюхина (правда, так и не дойдя до областного уровня), а также печально известного «юриста под прикрытием» Машкова и еще нескольких человек.

    Ситуация резко изменилась в августе 2011 года, когда оперативника, с которым сотрудничал Шматко, отстранили от ведения дела, а оперативное сопровождение передали ФСБ. Испугавшись мести за проведенные расследования и поняв, что теперь справедливости добиться не получится, Алексей улетел на Северный Кипр – и практически в те же дни из СИЗО отпустили арестованного налоговика Пантюхина, а в хищении 50 миллионов обвинили на этот раз уже самого Шматко. Уже находясь под новым обвинением, Алексей вылетел с Кипра в Лондон и попросил политического убежища прямо в аэропорту.

    Что касается размышлений о судьбе покинутой родины, бизнесмен не видит положительных перспектив в России в ближайшее время.



    «Страна просто сошла с ума. Я не считаю себя особо ценным гражданином, но, тем не менее, я организовал бизнес, исправно платил налоги, создал рабочие места, никогда не получал ни одного господряда, следовательно, не воровал деньги из бюджета. Сейчас они все это разрушили. А ведь я – не единственный бизнесмен, которого они выдавили из страны. Я думаю, в ближайшее время ничего хорошего мы там не дождемся», – считает Алексей.

    В части российско-украинского конфликта предприниматель не сомневается – здесь имеет место прямая военная агрессия со стороны России.

    «Когда я общаюсь в социальных сетях, бывает, что меня начинают поливать грязью лишь потому, что видят, что у меня украинская фамилия. Такое чувство, что наступило всеобщее помешательство», – отмечает он.  

    При этом бизнесмен считает, что действующие сегодня против России санкции достаточно слабы. «Запад боится непредсказуемых последствий, которыми может сопровождаться развал России», – уверен он. Тем не менее, политбеженец считает, что у его бывшей родины при текущем раскладе просто нет будущего. 

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Сегодня / НОВОСТИ

    Вчера

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив