Как трансформировать систему ценностей российского общества

    Руководство к действию

    Как трансформировать систему ценностей российского общества Как трансформировать систему ценностей российского общества


    Сиэттл-Вильнюс, 22 Сентября (Новый Регион, Ксения Кириллова) — Для того, чтобы попытаться понять, каким образом российское общество оказалось столь подверженным государственной пропаганде и с легкостью настроилось на вражду с братским украинским народом, на мой взгляд, необходимо выделить базовые ценности, лежащие в основе мировоззрения большинства россиян, а также использование этих ценностей пропагандистскими ресурсами. Возможно, это может помочь определить вектор изменения ситуации в дальнейшем, и конкретные направления, по которым возможно будет трансформировать измененное пропагандой сознание россиян.

    Российский менталитет можно схематично разложить на несколько составляющих групп ценностей:

    1. Базовая, на мой взгляд, наиболее значимая для большинства россиян группа ценностей, которую можно условно обозначить как «защитную». Сюда относятся стабильность, покой и счастье граждан, относительно высокий уровень жизни и мирное небо над головой. На словах россияне отмечают также «свободу», «справедливость», «верховенство закона», но практика показывает, что ради мира и стабильности они готовы довольно легко от них отказаться.

    Предпосылки здесь самые простые. К объективным причинам относятся тяжелые экономические условия как в конце 80-х годов (дефицит, очереди, «карточки», резкая нехватка даже продуктов первой необходимости), так и в начале 90-х (массовое обнищание целых слоев населения). Уровень жизни общества в целом существенно повысился именно в последние 15 лет в сравнении с предыдущими годами. При этом, поскольку со времен «тяжелого периода» прошло совсем немного лет, память о нем еще свежа в российском обществе, что усиливает практически фобический страх «возвращения в 90-е».

    Среди привнесенных причин можно назвать активную пропагандистскую компанию, развернутую властью в конце 2011-го – начале 2012-го годов, в ответ на протесты граждан против фальсификации выборов в Госдуму РФ. В ходе этой кампании мир и стабильность были прочно привязаны к личности Владимира Путина, и народу планомерно внушалось, что его поражение неминуемо приведет к хаосу для страны. Интересно, что при этом существующая система власти и управления еще не идеализировалась, но полуофициально признавалась «меньшим злом» в сравнении с возможными социальными катаклизмами, то есть держалась больше на иррациональных страхах, чем на конкретной идее.

    Следствия данных процессов:

    – Готовность россиян терпеть коррупцию, беззаконие и нарушение своих прав из почти иррационального и очень сильного страха, что иначе «будет еще хуже».

    – Восприятие любого критика существующего режима как врага, угрожающего разрушить мир и стабильность. Любой человек, пытающийся указать на провальность действий властей, автоматически получал клеймо «вредителя», и потому высказываемые им замечания в лучшем случае игнорировались. При таком восприятии были заложены основы последующей деградации всей системы власти, что сегодня проявляется в ее недальновидности, неспособности просчитать ближайшие последствия своих действий, нелогичности принимаемых решений и даже их гибельности для страны. Система лишилась банального «инстинкта самосохранения».

    – Окончательное оформление раскола общества и радикализация обеих социальных групп, условно обозначаемых в российском дискурсе как «либералов» и «патриотов».



    2. Вторую группу ценностей можно условно обозначить как «великодержавную». Именно она является основой для нынешней агрессии России против Украины. Сюда относится доктрина «русского мира», восприятие России как империи, а соседских народов – как составных частей этой империи, находящихся в подчиненном положении по отношению к россиянам. В эту группу входит и национализм, и чувство превосходства по отношению к «инородцам», и противопоставление себя западной цивилизации, и восприятие остального мира как «враждебного», поиск врага вовне и агрессия.

    Предпосылки здесь можно выделить следующие. Объективные:

    Исторические. История России – это действительно история империи с превалированием русской культуры и, особенно во времена СССР, с подавлением национальной самобытности входящих в состав Союза республик; коллективизм, поиск «особого пути» и обособленность от остального мира, слабое развитие индивидуального сознания и т.д.

    Непоследовательность  реформ в 90-е годы. Ошибки, допущенные идеологами российских реформ, можно назвать следющие: отсутствие своего «Нюрнбергского процесса» и люстрации, равно как и массового покаяния народа. Наряду с отсутствием осуждения конкретных фактов в истории и виновных личностей публично осуществлялось унижение довольно больших слоев населения (использование терминов «быдло», «совок», пьяницы и тунеядцы в отношении тех, кто «не вписался в рынок»). 

    Не надо забывать, что переход к рынку оказался слишком безграмотным, полукриминальным и агрессивным. Вместе с «бедняками» унижению подверглись и целые социальные группы, на которые опиралась предыдущая власть (рабочие, крестьяне, армия, силовики и т.д.) -– и тоже без разбора личной вины каждого. Ценность патриотизма как таковая тоже фактически отсекалась, что больно ударило по национальному самосознанию большого количества людей.

    Следствиями процесса стали:

    – Затаенная обида большинства населения в адрес носителей либеральной идеологии, олигархов и Запада, на который новые идеологи призывали ориентироваться, и, как ее следствие, ностальгия по СССР, подсознательное ожидание мести и «реванша», тоска по «сильной руке» и ожидание повышенной заботы от государства в противовес вынужденной самостоятельности 90-х годов.

    – Появление представления о «либералах» и «патриотах» как о взаимоисключающих группах, истоки укрепившегося позднее убеждения, что «либерал не может быть патриотом».

    – Создание общественных настроений, являющихся удобной почвой для привнесения искусственных предпосылок «имперского реваншизма».

    Привнесенными предпосылками стала длящаяся несколько лет пропаганда, элементами которой стали:

    – Появление агрессивных «новых идеологов» (Стариков, Кургинян, Федоров, Дугин и т.д.) и создание молодежных организаций, воспевающих советский период, обвиняющих Соединенные Штаты в развале СССР и настраивающие народ на враждебность по отношению к Западной цивилизации. Обилие конспирологических теорий в области внешней и внутренней политики и закрепление их в качестве образцовой модели патриотизма, что органично совпало с психологической потребностью многих россиян обвинить в своих бедах других, а не себя.

    – Реабилитация советского прошлого, появление культа «чекиста» в обществе, обеление лично Иосифа Сталина, а также отрицание проводимых им репрессий через СМИ, средства кинематографа, иными путями, определившее в последние годы основной культурный фон российского общества (тематические книги и сайты, научные конференции по истории советских спецслужб, повышение значимости профессиональных праздников, сериалы, документальные передачи и прочее). Культ силы вообще и силовых структур, в частности.

    – Тщательное формирование средствами культуры и массовой информации образа внешних и внутренних врагов.

    – Появление на последнем этапе окончательно оформленной доктрины евразийства, «русского мира», «собирания земель» и воссоздания СССР как национальной идеи. Логическим ее завершением стала агрессия России против Украины.

    При этом, в отличие от «защитных» ценностей, которые, как указывалось выше, базируются более на страхе, чем на идее, «великодержавные» представляют собой именно оформленную идеологию, воплощению которой сейчас подчинена вся жизнь страны.

    Также нетрудно заметить, что с точки зрения логики две эти группы ценностей носят взаимоисключающий характер, так как базовым принципом «защитной» группы является сохранение мира любой ценой и недопущение войны, а «великодержавной» – война с враждебным миром до победного восстановления империи.

    Объяснения феномену бесконфликтного сочетания в менталитете россиян обеих этих групп, на мой взгляд, могут быть следующие:



    1. В принципе некритичное, иррациональное восприятие большинством населения спускаемых «сверху» ценностей. Рядовой обыватель не склонен к тому, чтобы четко формулировать их для себя, он, как правило, поглощен своими бытовыми проблемами, и большинство ценностей оседают скорее в его подсознании.

    2. Беспрецедентная пропаганда последних месяцев, создающая для россиян совершенно иную, альтернативную реальность, в которой одна группа ценностей формально не противопоставляется другой, а гармонично с ней сочетается. В этой реальности Россия не является вооруженным агрессором и вообще не участвует в войне, а если и участвует, то лишь потому, что «защищает» украинский народ от «напавших» на него американцев. Российские СМИ утверждают, что именно американцы устроили в Украине вооруженный переворот, привели к власти «фашистский режим», который теперь занимается геноцидом русскоязычного населения.

    «Мирное небо» в данной реальности разрушают лишь украинские военные, которые «бомбят города и убивают женщин и детей». При этом причины, по которым украинские власти были вынуждены прибегнуть к помощи военных, замалчиваются или радикально искажаются.

    Таким образом, первая группа ценностей в этой виртуальной реальности ничуть не противоречит второй: россияне при таком подходе лишь «защищают» часть СССР от «напавших на нее американцев» и «находящихся под их руководством фашистов». Не случайно поэтому прошлые «контрреволюционные» лозунги идут сейчас бок о бок с призывами «защитить Новороссию».

    Исходя из этого, попытки развенчания мифов российской пропаганды казалось целесообразным предпринимать по следующим направлениям:

    1. Выявление подлинных причин вооруженного конфликта в Украине, а именно:

    – указание на тот факт, что при всех существующих противоречиях между Востоком и Западом страны, недовольстве жителей Восточной Украины новой властью и высоким уровнем пророссийских настроений на этой территории жители Донбасса не собирались брать в руки оружие и создавать свое государство, совершая попутно тяжкие уголовные преступления;

    – для подобных действий и не существовало объективных причин, поскольку не существовало тех явлений, о которых говорит российская пропаганда: геноцида, расстрелов, концлагерей и прочего, словом, не было реальной опасности, которая заставила бы людей взяться за оружие. Недовольство жителей Юго-Востока последствиями Евромайдана скорее напоминало по уровню накала недовольство выходивших на Болотную площадь россиян, когда большинство людей не готово было пойти дальше протестных митингов;

    – непосредственное вооруженное восстание, то есть захват городских администраций и силовых структур, сопровождавшийся мародерством, похищениями и пытками людей, вымогательством денег и даже бесконтрольными расстрелами несогласных, осуществили люди с российским гражданством при непосредственной помощи и кураторстве российских спецслужб, а затем – и при поддержке регулярных частей российской армии. Более того, сам термин «Новороссия» был придуман российскими политтехнологами и озвучен лично Владимиром Путиным;

    – соответственно, силовую операцию спровоцировало не народное недовольство, а иностранная интервенция и совершенные интервентами преступления, и АТО проводится лишь на тех территориях, где имеет место подобная интервенция. К тому же многие жертвы среди мирного населения при проведении АТО произошли по вине сепаратистов, обстреливающих жилые кварталы из установок «ГРАД» и иного оружия, поставляемого из РФ.

    В результате можно сделать вывод, что именно Российская Федерация своими действиями принесла войну на Восток Украины и подставила под пули в первую очередь наиболее лояльных к ней граждан Украины.

    2. Указание на то, что данные действия грозят уничтожением самой России, разрушением ее экономики, развитием сепаратистских тенденций внутри страны, и, как следствие, краху государства.

    3. Указание на тот факт, что подобная политика российского руководства уничтожает и базовые «защитные» ценности, так активно внедряемые в сознание россиян на протяжении нескольких лет, а именно: ценность мира подменяется войной во всех смыслах этого слова. Вместо защиты мира и покоя граждан появляются призывы вставать под ружье даже женщинам и детям и «биться за Новороссию до последнего», вместо стабильности российская власть обрекает страну на экономическую катастрофу, вызывая все новые и санкции, вместо порядка поддерживает анархию и восстания. Тот факт, что восстания эти провоцируются на чужой, а не на своей территории, сути не меняет, поскольку ценность является абсолютным, а не относительным понятием.

    Однако практика показала, что подавляющее большинство россиян сознательно, а еще в большей степени бессознательно отказываются принимать правду даже при всей ее логичности, и причина здесь, на мой взгляд, заключается не только в агрессивной пропаганде, столько в банальном, но очень глубоко укоренившимся в россиянах страхе.

    Его можно разделить на два подвида:

    -– Страх психологического дискомфорта. Признать то, что их правительство поставило под угрозу весь сложившийся миропорядок, и по вине их страны гибнут невинные люди, для таких обывателей становится непосильной психической ношей в первую очередь из-за внутреннего страха перед ответственностью, которую налагает такое знание. Любая попытка возложить на них такую ответственность воспринимается ими болезненно, и неприятие правды для большинства превращается в вопрос психического самосохранения.

    Страх потерять привычную жизнь, стабильность или хотя бы ее остатки. Рядовой российский обыватель с фанатичным упорством не желает видеть роль России в развязывании войны еще и потому, что признание этого факта грозит для него осознанием всех негативных последствий агрессии для своей страны и непосредственно для жизни и благополучия его семьи. Он всей душой хочет верить, трагические события пройдут мимо него, не имеют к нему отношения и никогда его не коснутся. Можно сказать, что главная иллюзия, в которую на самом деле хочет верить большинство – это иллюзия спокойной жизни, которую оно панически боится терять. Мысль же о неизбежном крахе своей страны, к которому ведет политика власти, становится настолько невыносимой, что порождает тот самый поток агрессии и желания обвинить в своих бедах других, который мы привыкли видеть в публичном пространстве.

    Таким образом, основной проблемой российского менталитета оказывается даже не вера пропаганде и не агрессия, а банальная безответственность. Подавляющее большинство вопреки очевидности убеждает себя, что все идет, как раньше, что война идет не в России и независимо от России, и бежит от правды в любую ложь, ценностное и содержательное наполнение которой становится в данном случае неважным. Правда для таких людей неприятна не потому, что они одобряют войну, а потому, что она вселяет в сердце тревогу и разрушает их иллюзию, что мир и стабильность будут длиться вечно.

    Высокий уровень этого страха в сочетании с безответственностью, традиционно сакральному отношению россиян к государству при всей критике последнего и наивная вера в то, что «все образуется» и решится без их участия и приводит к тому, что донести правду до сознания россиян сейчас практически не удается, и даже в случаях, когда это получается, такой успех вовсе не гарантирует, что «прозревший» россиянин согласится активно участвовать в протестном движении.

    Соответственно, общий вывод на данный момент выглядит довольно неутешительным: без каких-то ощутимых перемен в российском обществе (резкий экономический крах, сопровождаемый крайне ощутимым падением уровня жизни, смена режима, изменение основного вектора пропаганды) настроение большинства россиян не изменится. Однако объективные факторы, происходящие с российской экономикой, свидетельствуют о том, что какие-то из перечисленных изменений в ближайший год в России все же произойдут.

    Поэтому приведенные ниже рекомендации касаются желаемых направлений трансформации общества в уже пост-путинской России:

    1. На мой взгляд, безусловно необходимо расследование преступлений нынешней власти и суд над военными преступниками. В этом вопросе следует идти до конца, и здесь компромиссы и сделки недопустимы, однако ответственность должна быть строго индивидуальна. Должна быть публично осуждена и доктрина «русского мира», равно как и другие теории, угрожающие территориальной целостности других государств. Также обязательно создание независимых судов и СМИ, реальное развитие промышленности и нормального, фундаментального образования, а не пропаганды ура-патриотизма. Однако резкая и агрессивная смена всей без исключения системы ценностей и культурных парадигм может стать опасным прецедентом и повторением уже упомянутых ошибок 90-х годов.

    2. Если будет существовать такая возможность, перемены следовало бы осуществлять постепенно, эволюционно, сохраняя те атрибуты нормального, здорового патриотизма, которые не несут в себе угрозы другим и способны сочетаться с ценностями гражданского общества. Здесь, безусловно, очень важно определить границы того, что является деструктивным, а что нет. Однако, на мой взгляд, не стоит огульно набрасываться на фильмы, показывающие героев- солдат времен Великой Отечественной, честных милиционеров, борющихся с преступниками и т.д. Важно и нужно наряду с европейскими ценностями подчеркивать и положительные черты славянской души: взаимопомощь, открытость, искренность эмоций, самоотверженность, умение жить вопреки обстоятельствам.

    Переход к демократическим ценностям не должен сопровождаться огульным разрушением простых, невинных радостей вроде передач из цикла «Следствие вели» или комедий Гайдая. Дискредитация «колорадской ленточки» боевиками на Донбассе не должна приводить к отрицанию Дня Победы, непорядочность отдельных деятелей РПЦ МП – к отрицанию православия как религии, военные преступления России – к невозможности самой мысли о том, что существуют честные солдаты и офицеры. Очень важно выдержать «золотую середину», упущенную в 90-е годы – но с четкими ограничениями и гарантиями рецидива, которые тоже, конечно, нужно тщательно разработать. На мой взгляд, если в случае будущего коллапса возможно будет гарантировать такой гуманный вариант, нынешняя российская власть потеряет большую часть своих сторонников, которых держит лишь банальный страх того, что потом «будет еще хуже» и «расплата коснется всех». А вот те, кто поддерживает преступления власти, в первую очередь – военные преступления, должны, напротив, понимать – их расплата коснется в любом случае.

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Сегодня / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив