Беларусь и Россия: миновала ли угроза?

    Как агенты Москвы действуют в соседней стране



    Сан-Франциско-Киев, Декабрь 05 (Новый Регион, Ксения Кириллова) – О Беларуси в России и Украине в последнее время пишут не много. Традиционный союзник Кремля занял неожиданно нейтральную позицию по «украинскому вопросу» и не пожелал участвовать в эскалации напряжённости со странами Запада, к чему его подталкивала Москва. 11 октября Александр Лукашенко был переизбран в качестве президента Беларуси в четвертый раз, а 6 ноября вступил в должность.

    При этом украинских читателей, как и прежде, волнуют вопросы, способен ли Лукашенко осуществить тот самый «разворот на Запад», в котором так много раз уже обвиняла Лукашенко российская пропаганда? Об этом мы беседуем с руководителями белорусского Центра стратегических и внешнеполитических исследований – директором Арсением Сивицким и председателем наблюдательного совета Юрием Цариком.

    – Александр Лукашенко переизбран на пятый срок подавляющим большинством голосов, на фоне экономического кризиса и падающих зарплат. Что это — продолжение вечной белорусской стабильности или результат применения административного ресурса?



    Юрий Царик: Даже у оппонентов действующего президента нет сомнений в том, что Александр Лукашенко действительно победил на прошедших выборах и действительно с большим перевесом. Применялся ли административный ресурс и если да, то в каких масштабах, это отдельный вопрос, который должны обсуждать специалисты.

    Для Беларуси в ходе прошедшей кампании в целом был очевиден «обратный эффект» украинской ситуации, когда на фоне конфликта в соседней стране общество приняло позицию «лишь бы не было войны». Эта «антивоенная» консолидация была более мощной, чем те центробежные тенденции, которые украинский конфликт тоже подстегнул в белорусском обществе. Я имею в виду разделение по линии «за Россию», «против России» и «за Беларусь». Страна смогла избежать крайнего проявления этого разделения. Не последнюю роль в этом сыграло однозначное позиционирование белорусского лидера, который

    наотрез отказался заигрывать с идеей «русского мира» и её военно-политическими приложениями.



    При всей неоднородности белорусского государственного аппарата эта позиция президента дала ответственным лицам на местах вполне однозначный ориентир.

    Арсений Сивицкий: Кроме того, важно то, что Беларусь была готова к любому сценарию развития событий, в том числе – к отражению любых попыток дестабилизации ситуации в стране. Был отмобилизован не только политический аппарат, но и военные, и другие силовики, которые были готовы противодействовать любым посягательствам на национальную безопасность, в том числе – идущим из России. А то, что именно оттуда была основная угроза стабильности, сомнений ни у кого не было. Запад был заинтересован в том, чтобы выборы прошли мирно и по возможности – без нарушений. Украина – тем более.

    – То есть, кампания прошла спокойно?

    Ю.Ц.: Не спокойно, а в рамках допустимого.

    Активность пророссийских лоббистов в Беларуси была огромной и они всеми силами подталкивали руководство к опрометчивым, если не самоубийственным шагам.



    Таким, как, например, дать согласие на создание российской военной базы на территории страны. На это работали некоторые медиа-структуры, экспертные круги, но главное – ряд серьёзных позиций в госаппарате.

    Скажем, если мы возьмём выступление Александра Лукашенко на Генассамблее ООН, оно было выдержано полностью в «старом стиле» конфронтации с Западом. В духе Уго Чавеса, Фиделя Кастро и прочих. Как будто мы вернулись в прошлое, лет на десять. Это было не только неуместно в текущем международном контексте, но и попросту скучно, повторение пройденного. Явно такой подход отражал не позицию Министерства иностранных дел, а мнение других лиц, которые смогли повлиять на процесс подготовки выступления главы государства. И, конечно, было много непонимания после этой речи и вопросов, поскольку она позиционировала Беларусь в диссонансе с той линией, которую сам же Александр Лукашенко проводит.

    А.С.: Аналогично наблюдался часто диссонанс между речами Александра Лукашенко и интерпретацией его речей в некоторых государственных СМИ. Особенно это касалось украинского конфликта и всего, что с ним связано. Нейтральная позиция Республики Беларусь порой искажалась в СМИ. Впрочем, это вполне закономерно, учитывая, что

    ряд ведущих медиа-фигур либо напрямую связаны с Россией, либо не скрывают свою пророссийскую ориентацию.



    – Но ведь Беларусь — официально союзник России, и российское влияние в стране очень велико. Скорее, вызывает удивление, когда Лукашенко идет в разрез с линией Москвы.

    А.С.: Да, союзник, но это не значит, что у Беларуси нет своих интересов, не совпадающих с российскими. Скажем, по вопросу о российской авиабазе то, что предлагает Москва, перечёркивает все внешнеполитические усилия белорусского руководства за последние годы и кроме того – накаляет ситуацию как внутри страны, так и в регионе в целом. И все более-менее адекватные люди в Беларуси, как и в России, это прекрасно понимают. И тем не менее, ряд лиц с большим энтузиазмом прямо или косвенно продвигали этот вопрос в публичном пространстве – или напрямую высказываясь в поддержку этой идеи, или в целом педалируя тему белорусско-российского союза на фоне заявлений российской стороны по вопросу о базе. То есть, продвигали интересы иностранного государства (в данном случае – России) в ущерб собственным национальным интересам Беларуси, в том числе – интересам национальной безопасности. Были и есть также другие сферы, в которых интересы Беларуси и России расходятся.

    – Значит ли это, что мы увидим дальнейшее дистанцирование Беларуси от России в ближайшее время?



    Ю.Ц.: Изначально никто в Беларуси не был заинтересован в дистанцировании от России. Даже при худших сценариях. Предложения белорусской стороны по усилению Евразийского экономического союза были вполне конкретными: ликвидация изъятий и ограничений, формирование координированной промышленной политики, совместные усилия по наращиванию экспорта и так далее. Все они были либо заболтаны в Москве, либо вообще проигнорированы в интересах «борьбы с врагами». Россия в одностороннем порядке вводит ограничения в торговле с Евросоюзом, далее с Турцией. Повышает ставки в противостоянии с Западом. Казахстан на собственных условиях входит в ВТО, не особо оглядываясь на ЕАЭС. То есть, процесс дезинтеграции идёт полным ходом и вовсе не по инициативе Беларуси. Но, с другой стороны, тщетно пытаться сохранять союз ценой собственной безопасности и благополучия тоже было бы абсурдно.

    – А насколько это будет возможно, учитывая ситуацию в российско-турецких отношениях?

    А.С.: Во-первых, очевидно, что США вместе с Турцией предпринимают дополнительные действия для недопущения новых столкновений с Вооружёнными Силами России на Ближнем Востоке. Снижена интенсивность полётов войск антитеррористической коалиции в Сирии и так далее. Вашингтон в данной ситуации крайне заинтересован в том, чтобы ситуация разрешилась без перехода к более высокой фазе конфликта, и приложит необходимые для этого усилия.

    Во-вторых, сама Россия заинтересована в том, чтобы разыграть карту противостояния, ослабив НАТО



    и укрепив свои позиции в Сирии и на сирийском шельфе, а не в том, чтобы ввязываться в полноценную войну. Горячие головы в Москве, конечно, могут продвинуть ситуацию в сторону жёсткого сценария, инициировав перестрелки с турецкими войсками – для того, чтобы поставить в ещё более сложное положение страны постсоветского пространства. Но дело это рискованное.

    Скорее будет иметь место «бесполётная зона» над Сирией, под прикрытием которой будет уничтожаться умеренная и некоторые фракции радикальной оппозиции и укрепляться такой режим, который будет подконтролен Москве. Это, кстати, вовсе не значит, что режим будет Башара Асада, Москва имеет альтернативные фигуры для продолжения игры.

    Не исключено, что после победы коалиции во главе с США над Исламским государством Москва припишет соответствующие заслуги себе. Так уже было в истории с вывозом химического оружия из Сирии в 2013 году.

    Россия пытается максимально ослабить позиции США в регионе



    с тем, чтобы в итоге подорвать иранско-американское партнёрство либо же поставить США перед необходимостью выбирать между отношениями Вашингтона с Тегераном и Эр-Риядом. Также Москва надеется застолбить за собой средиземноморское побережье Сирии, чтобы впоследствии навязывать собственные условия и включаться в проекты освоения шельфовых нефтяных и газовых месторождений с участием государств и компаний Ближнего Востока и Европы

    Кроме того, Россия основные торговые связи, газовые проекты с Турцией не уничтожает. Поэтому скорее всего, это постановочная провокация. Западу опасаться надо, во-первых, подрыва единства НАТО, во-вторых, подрыва единства ЕС на фоне второй волны миграционного кризиса. Турция уже начала шантажировать ЕС, требуя денег за свои услуги по сдерживанию миграционного потока. Это весьма неслучайно. В-третьих, стоит опасаться взрыва в Центральной Азии, где ситуация стремительно ухудшается.

    – Чего стоит опасаться самой Беларуси?



    А.С.: Того же, что и раньше. Втягивания в конфликт между Западом и Россией и смены режима. Эти две угрозы существовали до президентских выборов и буду существовать после, предпосылки для них не уменьшаются.

    Ю.Ц.: Действительно, угрозу смены режима никто не отменял. Более того, российские коллеги явно шлют привет Александру Григорьевичу в ожидании его отложившегося, но все ещё актуального визита в Москву, запрещая ввоз в Россию молока и молочных продуктов, вводя фитосанитарный контроль и так далее. Это такой тонкий намёк о том, что может быть дальше, если Александр Лукашенко не поддастся давлению Кремля – «выкручивание рук». Проблема лишь в том, что в отличие от Януковича, Бакиева и прочих Лукашенко прекрасно понимает: одно неверное движение будет стоить мира его народу, а ему самому – как минимум, политической жизни и доброго имени. Также он понимает, что создание российской базы было бы таким неверным движением. Именно поэтому расчёт московских «коллег» опять неверный.

    Однако есть ещё один важный момент: время теперь работает не на Александра Лукашенко, а против него.



    Конфронтация России и Запада будет углубляться, экономическая ситуация дальше ухудшаться, а это значит, что всё меньше времени и ресурсов будет оставаться у Минска на проведение структурных реформ, которые необходимы экономике. Реформы эти будут непопулярными, как среди населения в целом, так и среди отдельных групп граждан. Более того, если правительство не решится на серьёзное реформирование госсектора экономики, они будут практически бессмысленными.

    Сможет ли Лукашенко провести эти реформы в условиях растущего внешнего давления и дефицитных ресурсов – это самый главный вопрос. Но все возможности для этого имеются.

    – Последние недели отмечены странными инцидентами в белорусско-украинских отношениях – угроза «торговой войны», задержание в Беларуси участника АТО, жёсткий комментарий украинского МИД по поводу возможного создания российской базы в Беларуси. Значит ли это возможное ухудшение отношений?

    Ю.Ц.: Нет, просто идёт усиленная борьба за такое ухудшение.



    Со стороны, прежде всего, российских коллег и их агентов влияния в обеих странах. В этом контексте появление «участника АТО» во всеоружии в Минске считаю крупной недоработкой, поскольку у него не была найдена визитка Яроша.

    А.С.: Согласен. Но в то же время спорных вопросов в двусторонних отношений немало, а будет ещё больше. Особенно – учитывая рыхлость, неоднородность политической системы Украины и огромное количество сохраняющихся каналов влияния России и на Украину, и на Беларусь. Но есть надежда и ожидание, что высшему руководству двух стран удастся эти «ловушки» обходить стороной и далее развивать добрые отношения между Беларусью и Украиной.

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Сегодня / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив