Возможно все кремлевские СМИ будут признаны преступными организациями

    В информационном концлагере ужесточили режим

    Возможно все кремлевские СМИ будут признаны преступными организациями Возможно все кремлевские СМИ будут признаны преступными организациями


    Первое, что сделали большевики, взяв власть, они создали информационный концлагерь. Декрет о печати, объявивший вне закона свободную прессу и давший старт созданию системы советской цензуры, был принят раньше, чем все остальное: на месяц раньше создания ВЧК, раньше декрета об уничтожении сословий и гражданских чинов, раньше запрета партий, которые большевики считали своими врагами.

    Первое, что сделал Путин, когда пришел к власти, он начал уничтожать независимые СМИ. Впервые он вступил в должность президента 7.05.2000, а уже 11.05.2000 в офисе Медиа-Моста  хозяйничали люди в масках. На четвертый день прихода к власти. Раньше не мог, были праздники, день Победы все-таки, неудобно.

    Один из первых документов подписанных Путиным в первый президентский срок – Доктрина информационной безопасности от 9.09.2000. Там было заложено все, что впоследствии реализовывалось. Приоритет государственных СМИ над негосударственными. В качестве угроз безопасности были объявлены: «разработка рядом государств концепции информационной войны, предусматривающей создание средств опасного воздействия на информационную среду России», а также «стремление ряда стран к доминированию и ущемлению интересов России в мировом информационном пространстве, вытеснение ее с внешнего и внутреннего информационных рынков; монополизация информационного рынка России, его отдельных секторов зарубежными информационными структурами». 

    Я в то время работал генеральным секретарем Союза журналистов России, и имея возможность прямого общения с руководителями профильных структур власти, спрашивал их, кто и каким образом тогда, в 2000-м году вытеснял Россию с внешнего, а уж тем более, с внутреннего информационного рынка, какие зарубежные структуры монополизировали информационный рынок России. Никто ничего членораздельного ответить не мог.

    Большевистский Декрет о печати написан ясным и понятным языком. Буржуазная пресса – враг, которого надо уничтожить. Между собой большевистские вожди говорили абсолютно откровенно: врали, врём, а будем врать еще больше. Письмо главарей ОГПУ Уншлихта и Пилляра в Политбюро Сталину, копия Троцкому от 22.12.1922 называется «О постановке дела дезинформации». Для этого важного дела ОГПУ предлагает создать особое бюро, которое будет «создавать и изготовлять целый ряд ложных сведений», а также «разрабатывать ряд статей и заметок для периодической прессы, подготовляющих почву для выпуска в обращение разного рода фиктивных материалов». Обратите внимание на честность слов, все под своими именами: дезинформация называется дезинформацией, ложные сведения – ложными сведениями, а фиктивные материалы – фиктивными материалами. Резолюции: Сталин – «не возражаю», Троцкий – «при условии очень тщательной работы за личной ответственностью тов. Уншлихта», Рыков – «мы введем в заблуждение через нашу печать и наши партийные и советские круги», Молотов – «не возражаю, при условии, что личный состав тройки будет утвержден Политбюро ЦК». Судьба Рыкова, который был против государственного вранья, известна.

    Сегодня, через 99 лет после принятия декрета о печати, организаторы нового информационного концлагеря говорят и пишут свои декреты другим языком. Путанным, многословным и невнятным. В декрете о печати было 3 пункта, и каждый из них был понятен без переводчика. В доктрине информационной безопасности 38 статей, некоторые из которых по объему вдвое превышают весь декрет о печати.

    Если сравнить текст доктрины информационной безопасности образца 2000-го года и тот, который был принят указом Путина за № 646 от 5.12.2016, то возникает подозрение, что все эти 16 лет руководство России и ее спецслужб старательно работали на врага.

    Поскольку угрозы информационной безопасности за этот период нешуточно возросли, враг все ближе и уже тянет свои скользкие лапы к горлу, а главное к бессмертным душам наших соотечественников.

    Судите сами, вот текст доктрины: «Наращивается информационное воздействие на население России, в первую очередь на молодежь, в целях размывания традиционных российских духовных нравственных ценностей». В каком  мире, и в какой стране живут авторы этого текста? Часть населения России смотрит по федеральным каналам киселева-соловьева и телесериалы. Молодежь по большей части смотрит смешные клипы в интернете, слушает песенки, сидит в чатах  и рубится в стрелялки. Весть о наличии у себя «традиционных российских духовных ценностей» абсолютное большинство российской молодежи встретила бы с удивлением, а на предложение   назвать парочку таких ценностей, часть молодых людей, возможно в ответ попросила бы оказать материальную помощь, а часть ответила бы грубо.

    Поэтому, когда в доктрине ставится задача «нейтрализация информационного воздействия, направленного на размывание традиционных духовно-нравственных ценностей», то в качестве практических последствий можно безошибочно предугадать во-первых, разгон еще пары десятков микроскопических СМИ, сайтов и общественных организаций, во-вторых посадку какого-то числа блогеров, а в-третьих, и в-главных освоение немалого бабла, которое будет отпущено на спасение страны от злобного информационного врага.

    Поскольку за прошедшие со времен первой доктрины информационной безопасности Россия, как известно, поднялась с колен и теперь  повадилась тырить чужие территории, воевать где ни попадя, грозить всему свету ядерной дубиной и опутывать мир своими лживыми медиа, то в новом варианте доктрины существенно усилена та часть, в которой Россия переживает за информационную безопасность планеты.

    Выглядит эта российская всемирная отзывчивость и беспокойство за судьбы мира так: «Расширяются масштабы использования спецслужбами отдельных государств информационно-психологических воздействий, направленных на дестабилизацию внутриполитической и социальной ситуации в различных регионах мира, приводящих к подрыву суверенитета и разрушению территориальной целостности других государств. В эту деятельность вовлекаются религиозные, этнические, правозащитные и иные организации, в том числе общественные, а также отдельные группы граждан».

    Для спасения планеты будут выделены дополнительные средства ведомствам Маргариты Симоньян и Дмитрия Киселева, которые, судя по всему, и приложили руки к лоббированию нового варианта доктрины.

    То, что эти добрые люди получат в свое распоряжение еще пару-тройку миллиардов, не может не радовать. Однако, на вопрос «в коня ли корм» уверенно ответить не получается. Поскольку мир потихоньку прозрел и увидел, наконец, что из себя представляет та угроза, в том числе и прежде всего  информационная, которая исходит от России.

    Резолюция Европарламента о противодействии информационной агрессии России стала фактически превентивным ответом на новую российскую доктрину информационной безопасности. Постепенно растет число тех генералов и офицеров российских информационных войск, которых не пускают в приличные страны. Возможно, недалек тот день, когда все российские государственные и аффилированные с государством СМИ будут признаны преступными организациями и сам факт работы в этих СМИ будет препятствием для того, чтобы иметь дело с таким человеком.

    Новая доктрина информационной безопасности существенно ужесточает режим в российском информационном концлагере и заявляет о намерениях распространить этот режим на другие страны, в идеале на весь мир. Насчет всего мира кишка тонка, а вот значительной части жителей России условия информационного концлагеря пришлись по вкусу и ужесточение режима они воспримут с чувством глубокого удовлетворения. 

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Сегодня / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив