Россия — это зоопарк

    Примерно так нас и воспринимает сегодня большинство людей в современном мире

    Примерно так нас и воспринимает сегодня большинство людей в современном мире Примерно так нас и воспринимает сегодня большинство людей в современном мире


    Москва-Вильнюс, Ноябрь 10 (Новый Регион, Игорь Яковенко) — На минувшей неделе российские СМИ продолжали гордиться тем, что Путин в очередной раз был признан самым влиятельным политиком мира по версии американского журнала «Форбс». Эта реакция немного напомнила мне старенький анекдот про то, как мама-моль учит дочь тихо сидеть в шкафу и не летать днем по квартире, поскольку это опасно. На что малолетняя моль возражает: «Что ты, я вчера летала среди людей и мне все так аплодировали!». Надо отметить, что в середине прошлого века Гитлер и Сталин, а также другие душегубы тоже возглавляли мировые рейтинги влияния. О характере влияния Путина лишний раз свидетельствует публикация в The Times, где сообщается, что в новой стратегии национальной безопасности Россия будет лидировать среди угроз, стоящих перед англичанами. Ранее Россию в качестве главной угрозы назвали США.

    Впрочем, далеко не все в СМИ склоняет к унынию. На исходе прошлой недели телеканал «Россия – 1» показал «Дежурный по стране» с Михаилом Жванецким. Вообще на минувшей неделе, несмотря на недавнюю трагедию и общенародный траур, было много касающегося сатиры и юмора. Про сатиру чуть позже, а про юмор — это как раз к Михаилу Михайловичу.

    С возрастом Михаил Жванецкий стал, вероятно, добрее и терпимее, поэтому сатира из его текстов исчезла почти совсем, а юмор стал мягким, вызывающим все больше не хохот, а улыбку. Причем, эта улыбка может исчезнуть, если тексты Жванецкого будет читать не он сам, а кто-то другой. Поскольку в них важны не только сами слова, но и интонации и авторские паузы. То есть не то, о чем автор говорит, а о чем он помолчал вместе со слушателями.

    В качестве примера приведу не одну из миниатюр Жванецкого, а его ответ на довольно бестактную, на мой, естественно, взгляд, просьбу ведущего передачи, сотрудника ВГТРК Андрея Максимова, поздравить с юбилеем Никиту Михалкова. Просьба мне показалась бестактной в силу ее настойчивости, мол, хочу, чтобы Михал Михалыч поздравил Никиту Сергеича. Есть у меня сильное подозрение, что, учитывая абсолютный слух на фальшь, присущий Жванецкому, далеко не все из того, что исходит в последнее время от патриотического Никиты-«Бесогона», Михаилу Михайловичу может нравиться.

    И вот, будучи человеком крайне деликатным и бесконфликтным, ни в коем случае не претендующим на роль буревестника и Прометея, Жванецкий тем не менее нашел блестящее решение, как ни с кем не ссорясь, не попасть в пристяжь к дикому барину от кинематографа. Сказав несколько похвал фильмам Михалкова, Жванецкий тут же вспомнил, что был же юбилей еще и у Марлена Хуциева и сделал так, что дифирамб Хуциеву был раза в полтора длиннее похвал Михалкову, да еще и напомнил, что Хуциеву 90 лет, а Михалкову всего 70.

    Это к тому, насколько неуловимо-тонким и изящным бывает юмор. Не зря говорят об остроумном решении технической, математической или шахматной задачи.

    Святоши

    Для журналистов минувшая неделя дала много тем, мимо которых невозможно пройти. Следственный комитет, МВД, исполнительные власти явно решили спустить на тормозах чудовищное преступление полицейских, отобравших пятимесячного Умарали Назарова у матери, после чего малыш умер. Правильно все понимающая судмедэкспертиза уже выдала нужный результат: оказывается, малыш был смертельно болен. Все, включая медперсонал больницы, где умер ребенок, признают, что это ложь. К тому же бесполезная, поскольку никак не отменяет преступность самоуправства полицейских, отобравших грудного малыша у матери.

    В любой нормальной стране мира эта дикая трагедия и ее расследование были бы на первых полосах ведущих изданий и темой главных ток-шоу главных телеканалов. Парламентская комиссия уже допрашивала бы главу полицейского ведомства страны.

    Впрочем, скорее всего глава МВД на следующий день ушел бы в отставку. Но это в нормальной стране.

    В России же ни одному человеку, по явному недоразумению называющему себя парламентарием, не пришла в голову мысль пригласить для объяснений главу МВД по такому пустяшному поводу, как смерть таджикского младенца. Да что там какой-то младенец. Даже крупнейшая в истории России трагедия, гибель 224 человек, не заставила депутатов побеспокоить силовое начальство. Совет Госдумы счел нецелесообразным приглашать на закрытый правительственный час главу ФСБ Александра Бортникова для того, чтобы он поделился своими мыслями по поводу авиакатастрофы.

    Зато у депутатов нашлось время и силы обсуждать поведение французских карикатуристов. Коммунистический думец Вадим Соловьев подготовил обращение в МИД РФ с требованием включить сотрудников журнала Шарли Эбдо в санкционные списки РФ. «Шарли Эбдо оскорбил всех граждан РФ, и им не место на нашей земле» — заявил коммунистический депутат.

    Об этом мужественном депутатском поступке сообщила газета «Известия». Вообще поведение карикатуристов из французского журнала стало главным событием недели в российских СМИ. Возможно, по числу упоминаний Шарли Эбдо в эти дни обошел Путина.

    Это немного напомнило советские времена, когда советские журналисты не обращали внимания на пустые прилавки в собственных магазинах, зато были крайне озабочены тем, чтобы в Гондурасе жизнь, наконец, наладилась.

    Вот такую же всемирную отзывчивость проявили в эти дни российские медиа. На первой странице сайта тех же «Известий» о Шарли Эбдо опубликовано 5 (пять!) материалов. Самый большой и обстоятельный принадлежит сенатору Елене Мизулиной. Называется «Свобода произвола». «Карикатуры Шарли Эбдо – это не что иное, как кощунство и глумление над памятью погибших с явным признаком уголовно-наказуемого деяния», — сообщает сенатор Мизулина. Ну, там дальше о том, что у этих людей нет ничего святого, что «их цель сиюминутные рейтинги, нажива, увеличение тиражей». Они все это делают специально, «чтобы обидеть, уколоть Россию, россиян. Это очередная атака на русский мир, русские традиции, на наши ценности, наконец, на нашу общую боль».

    И далее сенатор Мизулина переходит к постановляющей части: «Полагаю оправданным проверить эти публикации на предмет наличия состава преступления, предусмотренного российским законодательством». Короче, раз Франция не в состоянии приструнить своих кощунников в силу гнилого либерализма местных законов, надобно их доставить в Россию и судить здесь, нашим судом. Хоть Мещанским, а хоть бы и Басманным. Насчет различий в законах сенатор Мизулина права. Российские законы, например, намного либеральнее, чем законы, например, Саудовской Аравии, не говоря уж о ИГ, не к ночи будь помянуто. И что, если некоторые слова, поступки, или, к примеру, гардероб сенатора Мизулиной таковы, что содержат состав преступления, предусмотренного тамошним законодательством, то ведь кто-то из местных толкователей этих законов может захотеть судить сенатора Мизулину по своим законам, ввиду гнилого либерализма российского законодательства. Тамошние законы предусматривают весьма неприятные и вредные для здоровья наказания. Поэтому я бы очень не хотел, чтобы сенатор Мизулина испытала их на себе, несмотря на то, что вся ее законотворческая деятельность направлена именно на то, чтобы приблизить наши российские законы к законам Саудовской Аравии или ИГ.

    Впрочем, сенатор Мизулина может показаться гнилым либералом не только в сравнении с саудитами и игиловцами, но и с некоторыми авторами «Известий».

    Вот, например, Наталья Гаврилева, которую «Известия» презентуют как «журналиста», полагает, что журналистов Шарли Эбдо надо бы расстрелять.

    Она, эта Наталья Гаврилева, сходу отмежевывается от террористов и заявляет: «Сразу скажу: от меня не дождетесь злорадного: «правильно их в январе расстреляли» — я бы это написала с чувством глубокого удовлетворения только тогда, когда бы это случилось по приговору суда».

    И далее, с надеждой и завистью пишет «журналист» Наталья Гаврилева: «Казнят же по приговору суда в Штатах, хотя нас уговаривали, что это безнравственно… И все же очень хочется, чтобы в России нашлись те, кто сможет подать в суд на публикации этого расстрелянного, но неубитого «Шарли».

    Жалобная просьба «журналиста» Натальи Гаврилевой нашла отклик тут же, на страницах «Известий». Глава Московского бюро по правам человека, Александр Брод, считает, что на этот «моральный удар по России» надо ответить исками в Европейский суд о возмещении родственникам погибших морального ущерба, а также собирается обратиться в европейские правозащитные организации и Европарламент. Расстрелять там, конечно, не расстреляют, но вдруг, хоть нервы попортят… Для полноты картины надо сказать, что Александр Брод — член президентского совета по правам человека, возглавляемого Михаилом Федотовым. Забавно, что ни одному из прикремлевских правозащитников не пришла в голову мысль, что в суд родственники погибших должны подавать не на Шарли Эбдо, а на Путина, влезшего в исламскую кашу на стороне одного из местных упырей, и на сенаторов, включая Мизулину, которые секунды не потратили, чтобы спросить, что именно мы потеряли в Сирии, и как президент собирается защищать граждан России от неминуемой ответки.

    Две карикатуры в маленьком французском журнале, опубликованные там на последней странице в разделе «отбракованное», затмили все остальные новости в главных итоговых программах на главном государственном телеканале страны, на «России-1». Дмитрий Киселев в «Вестях недели» посвятил Шарли специальный сюжет под названием «Кощунство». Больше всего Киселева интересовал вопрос, почему они не шутят над Холокостом. То есть, если бы рядом с каждой карикатурой про Россию была отдельная карикатура про газовые камеры, то Киселев был бы удовлетворен. А так непорядок, тенденциозность и русофобия.

    Тема Шарли заняла примерно четверть времени длинного «Воскресного вечера» Владимира Соловьева. Каждый участник в обязательном порядке начинал свое выступление с обязательного ритуала: сначала выразить соболезнование, а потом набрать побольше слюны и плюнуть в Шарли. Исключений не было. Тон задала депутат Яровая, которая сообщила, что «мы еще не рассматривали такое понятие, как информационный терроризм». И тут же этот пробел компенсировала, торжественно приговорив: «Шарли – это информационный терроризм». И, естественно, все, что делают Шарли, они делают исключительно в погоне за прибылью, знает депутат Яровая.

    Видный востоковед Сатановский опроверг вредное мнение, высказанное Соловьевым, что Шарли атеисты, поэтому для них нет ничего святого. «Атеист это я», — заявил видный востоковед Сатановский, — «а Шарли Эбдо — это мерзавцы». Глядя на видного востоковеда Сатановского я невольно задался вопросом, почему атеист не может быть мерзавцем? И пришел к выводу, что это вполне совместимые сущности.

    Другой востоковед, Руслан Курбанов, не такой видный, как Сатановский, но очень темпераментный, сказал, что «Шарли — это ничтожества». Больше и дольше всех бесновался политолог Дмитрий Куликов. Это тот, про которого Леонид Гозман рассказал, что он работал на Яценюка, а когда тот перестал ему платить, сразу же стал обзывать Яценюка фашистом и бандеровцем. И его можно понять: ведь только фашист и бандеровец может перестать платить такому человеку, как политолог Куликов, который к тому же член Зиновьевского клуба. Обычно такие люди постоянно говорят о нравственности. Если провести контент-анализ выступлений политолога Дмитрия Куликова, то слова «мораль» и «нравственность» составят не менее 10-15% от общего числа существительных. Да, и Шарли — это конечно, инструмент борьбы Запада против России, знает политолог Куликов.

    Чуть иная позиция по этому, главному для современной России, вопросу была у американского журналиста Майкла Бома, у которого в этот день случился день рождения, и по этому случаю Соловьев обещал его «не очень топтать». Обещания своего Соловьев, как водится, не сдержал, поскольку Бом все время пытался объяснить, что Шарли это, конечно, мерзко и противно, но по американской традиции они защищены.

    В большом публичном пространстве современной России в отношении Шарли Эбдо было вывалено столько ненависти и лжи, что это намного превышает то, что делала, скажем, советская пропаганда в отношении Сахарова и Солженицына вместе взятых. Вполне вероятно, что немалая часть российских телезрителей пребывают в уверенности, что российский самолет взорвали именно французские карикатуристы и именно на их совести 224 жизни.

    Свою позицию в отношении Шарли я подробно изложил в колонке, опубликованной в своем блоге, под названием: «Почему я все еще Шарли», поэтому здесь не буду повторяться. Важная фактическая информация, касающаяся деталей карикатурного скандала, начавшегося в Дании и охватившего всю Европу, содержится в публикации Анастасии Кириленко «Малоизвестное о «Charlie Habdo» на Каспаров.ру, где автор довольно подробно объясняет, что в датских карикатурах не было никакого глумления над Мухаммедом, а его рисунок со свиным пятачком, который вызвал погромы, пририсовали на свободном месте мусульманские фанатики, чтобы спровоцировать толпу. А датский журнал выступил из-за убийства исламистами режиссера Тео Ван Гога, который ничего не рисовал, а просто снял фильм в поддержку женщин в мусульманском мире. «Шарли» же выступили в поддержку датского журнала.

    Именно это и называется журналистской солидарностью. Впрочем, значение этого слова неизвестно абсолютному большинству сотрудников российских СМИ, принявших участие в безумной травле французских карикатуристов.

    Бесполезно объяснять всем этим телевизионным шариковым, что сатира — это далеко не всегда смешно. Бесполезно объяснять тем, кто привык считать карикатурами то, что печатал «Крокодил» про стиляг и империалистов, что карикатура — это почти всегда про сильных мира сего и первая известная карикатура 13 века до нашей эры была про фараона Рамзеса III, изображенного играющим в шашки с антилопой. Так что никакой насмешки над погибшими у Шарли и близко не было, а было обличение путинской авантюры. Ровно так же Шарли обличает французских политиков и американских и немецких и израильских, только делает это намного чаще и жестче. Впрочем, объяснять все это можно только тем, кто хочет слушать и понимать, а это явно не относится к подавляющему большинству тех, кто владеет сегодня информационным пространством России.

    Американец в зоопарке

    Поскольку маленький французский журнал Шарли был главным событием недели, то на такие пустяки, как то, что мы сейчас делаем в Сирии и в Украине, времени осталось крайне мало, и разговор в СМИ об этом велся крайне невнятно и поверхностно.

    Впрочем, одна мысль доминировала. Поскольку причиной гибели Аэробуса теперь уже более-менее очевидно для всех был теракт, что поначалу воспринималось как неприятная новость для российской власти, то была поставлена задача, сделать так, чтобы обернуть этот теракт в свою пользу.

    И эта задача была блистательно решена. Вот как это «оборачивание» выглядело в исполнении Дмитрия Киселева. Внимание! Тут надо следить за руками. Итак. Вероятность теракта – 90%, — сообщает Киселев. А дальше следуют два удивительных силлогизма, достойных войти в учебники софистики. Почему, спрашивается, наши самолеты взрывают, а американские нет? – возмущается Киселев. И далее, делает вывод о том, что западная коалиция неэффективна. В продолжение этой киселевской логики следует считать главным показателем эффективности производства не производительность труда и качество продукта, а количество полученных рабочими травм.

    Второй киселевский силлогизм был не менее замечателен. Киселев вспомнил высказывание министра обороны США Картера, которое тот сделал сразу, когда Путин втянул Россию в сирийскую авантюру. Тогда американец предсказал возможность терактов против россиян. Киселев, вспомнив об этом, делает вывод, что американцы договорились с террористами, чтобы они не трогали западные самолеты. Что касается потрясшего Киселева пророческого дара американского военного министра, то тут вспоминается старая шутка про человека, пилящего под собой сук и пренебрегшего предостережениями прохожего, который ему сказал, что он упадет. Когда прохожий вернулся, то страдалец, сидя под деревом и потирая ушибленные места, обозвал его колдуном.

    Последнее время, помимо Майкла Бома на федеральные ток-шоу стали активно приглашать журналиста «Нью Йорк Пост» Марка Наклза, который в отличие от Бома играет роль «оголтелого янки», сторонника американской гегемонии. Дискуссии с его участием производят весьма забавное впечатление. Он намного хуже других американцев, участвующих в российских ток-шоу , говорит по-русски, поэтому ему редко удается сказать больше одной короткой фразы, так как, пока он подбирает слова для следующей, его уже перебили два-три оппонента. Но, поскольку ему, в отличие от большинства других соловьевских гостей, совершенно наплевать на то, что о нем подумают хозяева и пригласят ли его в следующий раз, то он говорит то, что думает. А думает он то, что думает абсолютное большинство американцев, европейцев и большинство людей на других континентах. Например, то, что на Донбассе создан криминальный режим. Что Россия потерпела в Украине сокрушительное поражение. Что Россия стала изгоем в мире.

    А когда, после каждой его коротенькой фразы Соловьев и его гости поднимают оглушительный визг про американскую диктатуру и бездуховность, этот неуклюжий и немного смешной американец с интересом смотрит вокруг себя, как будто находится на экскурсии в зоопарке, а вокруг него скачут и скалят зубы экзотические звери, довольно злобные и агрессивные, но не слишком опасные.

    К сожалению, примерно так нас и воспринимает сегодня большинство людей в современном мире.

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Вчера / НОВОСТИ

    27 Мая

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив