Полезные идиоты и идиотки

    О Лени Рифеншталь и Мегин Келли

    Владимир Путин и Мегин Келли Владимир Путин и Мегин Келли


    В первые годы путинского президентства на Западе был очень популярен вопрос: «Ху из мистер Путин?». Среди мировых лидеров находились энтузиасты, которые заглядывали в глаза подполковнику КГБ и потом сообщали всему миру сенсацию, что обнаружили там душу.

    После Мюнхенской речи Путина, а особенно, после аннексии Крыма и агрессии против Украины, вопрос о наличии души у президента России был снят с мировой повестки дня, опыты практического путиноведения вышли из моды и, пожалуй, стали неприличными. Но тут вдруг две звезды западных медиа, Мегин Келли и Оливер Стоун, вновь обратились к этой персоне, которой уже давно пора в музей восковых фигур и вновь попытались разглядеть некие душевные глубины в российском диктаторе.

    Журналистка NBC, Мегин Келли, которая вела Петербургский международный экономический форум, решила заодно взять у Путина интервью и сделать из него информационную бомбу на своем канале.

    Эту продукцию американской журналистки можно показывать студентам журфаков и на ее примере разбирать, как не надо делать интервью.

    Мегин Келли пришла на разговор с профессиональным демагогом и провокатором, вооружившись одним листочком заранее заготовленных вопросов, не имея ни малейшего представления о российских реалиях и весьма смутные представления о собеседнике.

    Главным для Келли был вопрос о том, влияла ли Россия на выборы президента США или нет. Доказательств этого вмешательства в американской прессе вагон и маленькая тележка. Вместо того, чтобы предъявить Путину хоть одно из них, Келли просто предложила Путину сознаться во вмешательстве во внутренние дела США.

    Ответ Путина состоял из пяти разных позиций. Во-первых, мы не влияли. Во-вторых, США сами влияют на ход выборов в других странах, а каждое действие рождает противодействие. В-третьих, у вас такая выборная система, что победителем может стать тот, кто набрал меньшее число голосов, так что смените свою систему, а потом жалуйтесь. В-четвертых, «нам нет смысла вмешиваться», поскольку у вас «президенты приходят и уходят, а линия не меняется». И в-пятых, у вас спецслужбы убивают президентов, так что, может, это они и вмешались, а на нас сваливают.



    Такой ворох внутренне противоречивой чуши мог стать подарком для журналиста. Путин отвечал в стиле бородатого анекдота про то, что «во-первых, я ваш кувшин не брал, во-вторых, я его вам давно вернул, а в-третьих, он с самого начала был с трещиной».

    Келли, вместо того, чтобы аккуратно, с доброй улыбкой размазать Путина по столу, показав миру «ху из мистер Путин», если кто-то в этом мире этого еще не понял, тупо следует по пунктам своей методички. Еще более беспомощно Келли выглядит, задавая вопросы о преследовании журналистов и оппозиции в России. И в качестве анонсов к своему интервью, американская журналистка рассыпается в комплиментах Путину, рассказывая о своих задушевных разговорах с ним за пределами интервью, о том, как они тепло делились друг с другом рассказами о своих детях.

    После такого идиотизма очень хочется попросить кого-нибудь из советских политзеков, например, Сергея Ковалева или Александра Подрабинека провести цикл лекций для американских журналистов для того, чтобы они поняли, что такое чекистский опер, как в КГБ вербуют и превращают интеллигентов, что своих, что западных, в полезных идиотов.

    Что же касается четырехсерийного фильма Оливера Стоуна, то в российском телевизоре он появится только в конце недели. Общая тональность фильма весьма комплиментарна для Путина, показывает его как великого человека, большого труженика, неустанно работающего на благо своей страны.

    Возможно, для западных журналистов, привыкших к пресной политкорректности своих политиков, фигура восточного диктатора кажется привлекательной, романтичной и не лишенной обаяния. Но мне почему-то на память приходит судьба Лени Рифеншталь, которая после своего «Триумфа воли» и прочих фильмов, восхваляющих Гитлера, трижды попадала под процедуру денацификации.

    После крушения Третьего рейха она написала покаянное: «Я никогда не отрицала, что попала под влияние личности Гитлера. Но то, что я слишком поздно распознала в нем демоническое, несомненно, является виной, или ослеплением». Демонического в бывшем гебешном опере немного но после того, как он предстанет перед международным судом за свои преступления, многим на Западе станет стыдно.

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Вчера / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив