О плохом и хорошем в российских СМИ

    Медифрения — 109. Символы прошлого и окопное мышление

    <h3 class="post-title entry-title" itemprop="name"><strong><span>Символы прошлого и окопное мышление</span></strong></h3> photokamerawork.com

    Символы прошлого и окопное мышление



    Москва-Вильнюс, Июль 07 (Новый Регион, Игорь Яковенко) — Тут как-то отключили интернет, и пока сидя у мертвого экрана, ждал мастера, решил пролистать старые выпуски «Медиафрении». Стало не по себе от какой-то невероятной концентрации гадости, глупости и подлости на каждую тысячу знаков. Это если считать с пробелами, без пробелов еще хуже получается, еще концентрированнее. Устыдился и решил попробовать искать в медийной жизни на просторах российских не только плохое, но и хорошее.

    Попробовал. Нашел. Вот, смотрите. Хорошая новость номер один. Оказывается, в России есть принципиальные журналисты. Они живут в Мурманске. Об этом рассказала Татьяна Брискина в материале «Мы отказались от черного пиара», опубликованном в «Новой газете» 6.07.2015. Журналисты мурманского телеканала «Блиц» подняли бунт против владельца канала, бывшего лидера местной ЛДПР (не знали, что ли,  к кому на работу устраивались?). Как объяснил главный редактор канала Виталий Измайлов «мы отказались работать по такой схеме, когда нам говорят: «сегодня будем мочить такого-то,  а целовать такого-то». Теперь вот, сюжеты снимают, монтируют, а в эфир не ставят. Владелец им, естественно, не платит. Впрочем, владелец сидит под домашним арестом и ждет суда по делам о мошенничестве, вымогательстве и превышении служебным положением. Что тоже неплохая новость. Плохо, конечно, что ребята без зарплаты. Хорошо, что, когда морок рассеется, будет, кому всех этих добродеевых-кулистиковых заменить. Запомним: Мурманск, телеканал «Блиц», редактор  Измайлов. Как вариант.

    Так. Теперь, хорошая новость номер два, из Новокузнецка. Благодарный читатель принес в редакцию «Кузнецкого рабочего» в подарок дикого хомяка. Хомяку редакционная обстановка не понравилась, и он сразу попытался съесть главного редактора Вадима Речицкого, и еще нескольких журналистов. Сплоченный журналистский коллектив выстоял, но злобный хомяк продолжал орать,  напрыгивать, и вознамерился все-таки откусить кусок от  ответственного секретаря газеты Валерия Немирова. Отстояв целостность секретарского тела, редакция уговорила читателя забрать зверя назад. Хомяк и журналисты живы.  Очередной номер «Кузнецкого рабочего» читатели получат в срок, без опоздания. Это все хорошие новости из российских СМИ за минувшую неделю. А теперь о том, что происходило в остальной части России и как это освещали СМИ.
    Символы окопного мышления

    «Вы — сталинист?», — иронически улыбаясь своему вопросу, спросил Владимир Соловьев министра культуры Мединского во время своего «Воскресного вечера» 5.07.2015.

    «Я главный либерал», — шуткой на шутку ответил Мединский. И, сделав небольшую паузу, добавил: «Был, в «Единой России». Это было примерно как: «На нашей бойне я был главным вегетарианцем».

    «А как закончилась история с «Тангейзером?», — спросил Соловьев.

    «Этот директор многое понял», — сообщил Мединский. — «Он, вроде, отказался возглавлять список «Яблока». Не озлобился человек». То есть, Мединский дал стране ясный критерий, по которому можно судить о состоянии людей: если в списке «Яблока», тогда, все — озлобился, если сдержался, не вошел в список, значит, смог сохранить в себе добрые чувства.

    «Так как же все-таки со Сталиным?», — все не унимался Соловьев.

    «Сталин умер»,— торжественно поделился сокровенным историческим знанием Мединский. Есть подозрение, что из миллионов телезрителей немногие поняли, с какой стати Соловьев приставал к Мединскому со Сталиным, предоставляя ему возможность оправдаться в то время, как никаких обвинений так и не прозвучало. А основания для обвинений Мединского в сталинизме были вполне увесистые.
    Поскольку на минувшей неделе в Тверской области был установлен памятник Сталину. Эта статуя стоит как центр экспозиции мемориала Ржевской битвы, что является признаком особого глумления. Директор Военно-исторического общества Михаил Мягков объяснил: «Наша главная цель – отдать дань памяти тем миллионам людей, которые верили в своего руководителя».
    Трудно на просторах России найти место для памятника Сталину, которое в большей степени стало бы символизировать плевок на могилы миллионов погибших советских солдат. По данным архива Министерства обороны, наши потери в ходе Ржевской битвы составили свыше миллиона человек: 362 тысячи безвозвратных потерь и 746 тысяч санитарных. Немцы потеряли намного меньше: соответственно, 330 и 450 тысяч. Писатель Виктор Астахов, написавший о трагедии Ржева роман «Прокляты и убиты», сказал: «Мы залили их реками крови и завалили горами трупов».

    Лидер КПРФ Геннадий Зюганов, который был инициатором установления сталинского истукана, обосновывал это тем, что именно там в первый и последний раз Сталин появился вблизи линии фронта, и чуть ли не лично руководил сражением. Подвиг Сталина несколько смазывают даты, поскольку Ржев был освобожден 3 марта 1943 гола, а Сталин там появился 3 августа того же года, то есть 5 месяцев спустя. В этом смысле Зюганов, несомненно, унаследовал у своего предшественника не только набор коммунистических идей, но и моральные качества, в том числе отчаянную смелость. Хорошо известно, в частности, его, Зюганова, удивительное умение мгновенно прикидываться ветошью в случае любой опасности, будь то ГКЧП августа 1991, или путч 1993 года, когда лидер партии, насчитывающей миллионы членов и сторонников, забился в щель и даже не подумал вывести своих сторонников на улицы, дабы защитить разваливающийся СССР, и тем самым предотвратить «величайшую геополитическую катастрофу 20-го века».
     Если и есть повод благодарить за что-то Сталина, так это за то, что благодаря тщательно проводимой им отрицательной селекции, был выведен особый тип «коммуниста трусливого», и во главе КПРФ встал такой человек как Зюганов, что на некоторое время стало гарантией от реставрации коммунизма.
    Но после аннексии Крыма в головах значительной части представителей путинской элиты что-то необратимо изменилось, что-то щелкнуло, и они, плотно зажмурив глаза, уверенной поступью ведут страну в пропасть. Памятник Сталину в центре Европейской части России уже стоит. На подходе памятник Дзержинскому в центре Москвы. О том, что с этим безумием можно было бы сделать, на минувшей неделе своими мыслями поделились два человека, обладающих перпендикулярными взглядами. Причем, оба предложили идеи, схожие по форме, но противоположные по вектору.

    Философ Константин Крылов 2.07.2015 опубликовал в «Известиях» статью под названием «На покой», в которой размышляет о судьбе памятника Дзержинскому и в целом об обломках советского наследия. Нормальным людям читать «Известия» без противогаза не рекомендуется. Что же касается Константина Крылова, то в высказываниях этого русского националиста в последнее время стали проскальзывать вполне отчетливые антисемитские звуки, что для меня означает невозможность личного общения.

    Но истина, к сожалению, недостаточно брезглива, и порой находит себе пристанище еще и не в таких навозных кучах как «Известия» и господин Крылов. В данной публикации Крылов вполне справедливо говорит о символическом значении этого восстановления, если оно не дай бог состоится, поскольку этот памятник символизирует власть: «находится над всеми — и в центре, в середине огромного пространства он тут главный. Он здесь власть».

    План Крылова борьбы с «плохим символом» таков. Он против физического уничтожения, поскольку это ассоциируется с советскими практиками, а также с вандалами и прочим ИГИЛом. Его предложение — изменить статус памятника, превратить его из символа — в экспонат. Для этого предлагается создать Музей социализма, куда перевезти часть монументального наследия бывшего СССР. Туда же отправить и мумию с Красной площади. То есть прошлое отправить на покой.

    Другое предложение прозвучало в статье Матвея Ганапольского «Настаиваем на Сталине», опубликованной в «Московском комсомольце» 6.07.2015. В качестве примера отношения к исторической памяти автор приводит ФРГ, где в центре Берлина стоят черные обелиски — гробы, представляющие собой монумент памяти Холокоста. Упомянув об установлении памятника Сталину в Тверской области, Ганапольский приводит слова министра культуры Мединского, которые можно считать выражением официальной позиции российской власти. Мединский призвал россиян перестать «сваливать на Сталина все сегодняшние проблемы и разногласия».

    Предложение Ганапольского: «Памятник Сталину может стоять в нашей стране только в одном месте — в музее его преступлений». Вот такие два противоположных предложения о том, как нам поступать с исторической памятью и с историческими символами. Лишить их символической власти, превратив в безобидные экспонаты, или, напротив, заставить их работать на то, чтобы символизируемое ими прошлое никогда не возвращалось. К сожалению, эти предложения не находят отражение в реальной жизни.

    Пока власть и подконтрольные ей медиа делают все, чтобы это прошлое вернулось.

    Грецию — в политические лидеры Европы! Ну, или Россию

    Одним из наглядных признаков заката политического режима обычно является увеличение в публичном пространстве всяких юродивых, людей с сумеречным сознанием и прочих кликуш. Ставшая уже привычной обойма такого рода, включающая в себя Проханова, Дугина, и прочих Ж., в последнее время стремительно пополняется новыми фигурантами такого же направления. Неиссякаемый источник подобных кадров — Зиновьевский клуб, членам которого всегда гарантирована трибуна федеральных СМИ.

    Очередная статья члена Зиновьевского клуба Тимофея Сергейцева «Греческий пример для России, российский пример для Греции», опубликованная в РИА «Новости» 3.07.2015, могла бы стать неплохим пособием для психологов и психиатров, по которому можно разбирать патологические расстройства мышления. Главный вопрос, который выясняет член Зиновьевского клуба: «Смогут ли греки поставить вопрос об освобождении Европы, или это сможет сделать Россия».
    Сергейцева, как и многих других людей из числа российских политиков и экспертов, крайне обрадовала ситуация в Греции, поскольку в их представлении эти события могут привести к развалу Европы.
    Предлагаю на минуту погрузиться в сумрак сознания Тимофея Сергейцева, поскольку это дает некоторое представление о характере мышления тех, кто дает советы нынешней власти. Вот что он, торжествуя и восхищаясь, пишет о греческом референдуме: «Речь идет о том, чтобы не отдавать (долги), и не просто путем факта, дефолта, а через признание такого права... То есть речь идет о равенстве, о справедливости системы, значит — о самом сердце всех политических концепций». Конец цитаты.

    То есть, справедливость это когда есть право не отдавать долги. Именно это право и есть «сердце всех политических концепций». Ладно, берем фонарь и двигаемся дальше по осклизлым закоулкам мысли члена Зиновьевского клуба. «Понимают ли греки, что евросоциализм мертв, а значит, после списания долга (Зиновьевский клуб уже списал долг Греции? А Евросоюз в курсе? — И.Я.) — нужно будет определиться с цивилизационной моделью». «Реальная модель одна — советская», — приговорил Европу и все человечество Тимофей Сергейцев. После чего с сожалением признает, что «естественный союзник Греции в этой ситуации, Россия, сама еще не созрела для реабилитации реального социализма и постановки вопроса о его историческом развитии».

    Чтобы Россия «созрела», Сергейцев призвал «господ» из «Единой России» немедленно стать «товарищами» и организовать референдум как в Греции. А чтобы стимулировать правящую партию на подобные действия, Сергейцев объявляет конкурс между Россией и Грецией: кто из них первым примет курс на социализм, тот и станет политическим лидером Европы.
    Одним словом, привет Тимофею Сергейцеву от гоголевского Аксентия Ивановича Поприщина: «сегодня день — есть день величайшего торжества! В Испании есть король. Он отыскался. Этот король — я». Было бы неприлично так обильно цитировать человека, явно нуждающегося в квалифицированной помощи.
    Если бы не то обстоятельство, что его тексты находятся не в папочке с надписью «История болезни», а на первой полосе главного государственного информационного агентства России.
    Атмосфера чистого беспримесного счастья от того, что события в Греции создают угрозу европейского кризиса, царила в минувшее воскресенье на очередном «Воскресном вечере» у Соловьева. Есть опасение, что если Греция выйдет из еврозоны, то сердца некоторых российских экспертов и политиков, могут не выдержать такого объема радости. «Европа в плохой форме», — объявил депутат Никонов. «А Россия?», — ехидно спросил Соловьев. «Россия в лучшей форме», — отрезал депутат Никонов.
     
    Директор института экономики РАН Руслан Гринберг попытался возразить, что соотношение их проблем с нашими – 1 к 100, и что если мы не перестанем держать курс на изоляцию по отношению к Европе, то у нас не будет экономики. Тут депутат Никонов «включил дедушку» и заговорил чугунным  речитативом: «Мы не будем сдаваться. Экономика России была, есть и будет. Мы должны становиться сильнее». Напрашивалось продолжение: «Враг будет разбит. Победа будет за нами». Но Никонов сдержался, да и программа закончилась.

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Вчера / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив