К вопросу о мордобое в эфире

    Это преступление, которое почему-то таковым не воспринимается

    К вопросу о мордобое в эфире К вопросу о мордобое в эфире


    Россия – больная страна. Многими болезнями одновременно. Одна из главных и наиболее тяжелых – российское телевидение. То, что эта болезнь заразная, дошло, наконец, до европейцев, и они начали принимать какие-то меры против распространения эпидемии. Меры явно запоздалые и недостаточные, но это тема отдельного разговора.

    Для России важно, что эта болезнь, телевидение, развивается по своим собственным законам, внутри своей собственной логики. Она уже вполне автономна и во многом определяет то, что происходит в других сферах российской жизни.

    Именно эта внутренняя логика развития болезни под названием «российское телевидение» привела к тому, что вербальная агрессия достигнув потолка, превратилась в агрессию физическую и на ток-шоу стали достаточно регулярно бить физиономии оппонентам. Причем, пока исключительно иностранцам. С наибольшей частотой получает по лицу украинский эксперт Вячеслав Ковтун. На телеканале «Звезда» его дважды ударил пресс-секретарь «Комитета спасения Украины» Юрий Кот. Ударил просто потому, что явно давно хотел это сделать, кулаки чесались. На Первом канале в программе «Время покажет» Ковтуна били в гримерной. В эфире это не показали, но ведущий Артем Шейнин с удовольствием рассказал об этом после перерыва, заявив, что причиной избиения стало то, что происходит в Украине.

    Насилие в отношении польского журналиста Томаша Мацейчука в студии программы «Право голоса» на ТВЦ было коллективным, и старт ему дал ведущий Роман Бабаян. Разговор, естественно, шел о том, как плохи дела в Украине. Томаш Мацейчук возразил, что в России дела тоже не очень, и в качестве доказательства сообщил, что Румыния по уровню зарплат в среднем обошла Россию. В ответ политолог Сергей Михеев, чья профессиональная патриотическая истерика звучит, не умолкая в эфире всех телеканалов, завопил, что поляки и украинцы готовы все продать за деньги, а для русских деньги не главное.

    В ответ Томаш Мацейчук сообщил, что украинцы не хотят жить в говне как россияне. Ведущий Роман Бабаян подскочил к польскому журналисту, попросил повторить то, что тот сказал и, не дождавшись ответа, швырнул в лицо Мацейчука бумаги. Это стало сигналом и на поляка скопом бросились «политологи». Сергей Михеев, довольно неуклюже изображая из себя «приблатненного», хватал Мацейчука за лацканы пиджака и, угрожающе выпятив нижнюю челюсть, шипел ему в лицо: «Только дернись!». «Политолог» Сергей Марков стоял за спиной Михеева и бубнил одно и то же в адрес поляка: «Пошел отсюда!». Наконец, когда Мацейчука уже потащили к выходу, из-за спин коллег мужественно выскочил беглый депутат Рады прошлых созывов Игорь Марков и, ударив польского журналиста в лицо, снова отважно спрятался за спины российских «экспертов».

    Восклицать «доколе!» и разбирать персоналии российских обитателей ток-шоу дело нужное, но довольно унылое. Поэтому здесь остановлюсь на иных аспектах данного явления.
    Первое. Мордобой в эфире – это преступление, которое почему-то таковым не воспринимается. То, что происходит в телевизоре, это вроде, не по-настоящему. Это как кино. Актеров же не привлекают к ответственности за драки во время фильма. Участники ток-шоу воспринимаются как те же актеры. Хотя переход «от слов к делу» в ходе политических дискуссий в качестве модели правильного поведения будет с удовольствием воспринят населением, и с успехом будет практиковаться в повседневной жизни.

    Статья 116 УК РФ называется «Побои». Там есть квалифицирующий признак: «по мотивам политической, идеологической ненависти или вражды». Срок – до двух лет. Правда, это если было нанесено больше одного удара. Так что Юрий Кот, который дважды ударил в лицо Вячеслава Ковтуна, вполне подпадает под эту статью. Для Игоря Маркова, смело ударившего польского журналиста всего один раз из-за спин тащивших того к выходу «политологов» предусмотрена статья УК РФ за номером 213 «Хулиганство».

    Это к тому, что при всей автономности российского телевидения, вопрос о неподсудности обитателей эфира пока еще законодательно не решен. А значит, надо возбуждать против эфирных мордобойцев уголовные дела, делать их предельно публичными, в идеале настолько же публичными, насколько публичным был сам телевизионный мордобой.

    Второй важный аспект – это бойкот тех шоу, где произошел мордобой и тех ведущих, которые его допустили или спровоцировали. Разговор о полном бойкоте российских ток-шоу ведется давно и аргументы с обеих сторон в процессе дискуссии отшлифованы до блеска, так что продолжать друг друга убеждать бесполезно. Но вот приходить на политические дебаты с целью получить по лицу это уже какое-то извращение. Разве что у кого-то из оппозиционеров есть желание повысить свою известность, вспомнив молодость и продемонстрировав свою физическую форму. Но лучше все-таки полный бойкот. Пусть все эти михеевы, марковы, шейнины, норкины и бабаяны вопят и устраивают истерики в отсутствии оппонентов, то есть в пустоту. Кстати, неплохой может получиться эксперимент: узнаем, что произойдет с носителями профессиональной политической ненависти, если объекты, на которые они привыкли ее изливать, исчезнут из студии. Результат вполне может быть неожиданным.

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Вчера / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив