Что делать Моське, если Слон изображает кота Ваську?

    В России снова декларировала приверженность к консолидации и единству

    Что делать Моське, если Слон изображает кота Ваську? Что делать Моське, если Слон изображает кота Ваську?


    Москва — Вильнюс, Ноябрь 23 (Новый Регион, Игорь Яковенко) – На минувшей неделе в России три силы продемонстрировали стремление к единым действиям: депутаты, гражданские активисты и дальнобойщики. Депутаты обеих палат решили собраться вместе 20.11.2015 в Колонном зале, чтобы решить, что делать с террористами, Кудрин собрал в Москве форум гражданских активистов для того, как он объяснил, «чтобы поддержать гражданское общество». Ну, а дальнобойщики бастовали против внезапно свалившегося на них налога.

    Каждая из этих трех частей России декларировала приверженность к консолидации и единству. При этом депутаты в упор не видели кудринских общественников и дальнобойщиков и стремились объединиться исключительно с президентом, кудринские общественники очень хотели найти общий язык с властью и при этом в упор не видели дальнобойщиков, а среди дальнобойщиков, кажется, не было никого, кто знал бы о существовании кудринских общественников, а в отношении с властью их намерения варьировались в диапазоне от верноподданических челобитных до угрозы «свернуть как в 17-м».

    Идея единства, столь популярная во всех кругах от демократов до имперцев, всегда представлялась мне крайне ущербной. И, напротив, идея отдельности, автономности, не в пример больше способствует прогрессу и благоденствию. Одним из первых символов цивилизации может служить раздельное существование двух труб: водопроводной и канализационной. Призыв к единству этих труб неизбежно приведет к результатам, которые могут неприятно удивить тех, кто постоянно призывает к объединению всего со всем.

    На совместном заседании обеих палат российского парламента все без исключения говорили о поддержке курса президента. В том числе и главный оппозиционер Зюганов. Матвиенко сообщила о необходимости консолидировать власть и общество и о том, что граждане должны во всем помогать органам безопасности. А лидер фракции «Единая Россия» Васильев назвал общую борьбу с терроризмом скрепой российского общества.

    Все дружно выступили за расширение полномочий спецслужб и за ужесточение наказаний для террористов. Миронов очень просил, чтобы для террористов разрешили смертную казнь, что, несомненно, устрашит террористов-смертников, а член Совета Федерации Озеров придумал, как наказывать родственников террористов. Там, если покопаться в арсенале приемчиков гестапо и НКВД, много еще чего можно найти подобного. А если лень лезть в архивы, то и в сегодняшней практике, например, ИГИЛ есть масса креативного, что может взять на вооружение российский парламент.

    Впрочем, никакого практического смысла это совместное заседание не имело, поскольку единственный адресат всех этих предложений, а именно, президент Путин на этот форум своих фанатов не явился, а что касается законотворчества, то оно в этом путинском фан-клубе отсутствовало совершенно: ни один законопроект не был подготовлен, и соответственно, заслушан и принят.

    Кудринский 3-й Общероссийский гражданский форум выгодно отличался от совместного сидения депутатов в Колонном зале и превосходил его по многим показателям. Во-первых, по числу участников. Если депутатов обеих палат в сумме набирается 620 голов, то Кудрин с товарищами собрали на свой Форум 767 участников. Во-вторых, депутаты уложились в одно-единственное заседание, а кудринцы заседали целых два дня, да еще разбились на 16 секций. Кроме того, кудринский форум значительно превосходил депутатский по уровню плюрализма и разнообразию мнений и тем. Ну, и, возможно, главное преимущество Общероссийского гражданского форума, это то, что его первое и главное пленарное заседание вела Светлана Сорокина.

    Она очень старалась внести жизнь и смысл в это изначально мертворожденное мероприятия, и иногда ей это даже удавалось.

    Сорокиной было непросто, поскольку ей в ее попытках оживить мертвеца противостоял такой опытный и увесистый противник как Алексей Кудрин, который, наоборот, стремился усыпить аудиторию и лишить форум всякого смысла. В своем вступительном слове Кудрин сказал, что на форуме присутствуют как сторонники, так и критики власти, и что им надо договориться между собой. Надо ли им договориться, чтобы вместе поддерживать власть, или вместе ее критиковать, как это возможно и зачем вообще надо договариваться, Кудрин не уточнил, в силу чего весь этот ключевой пассаж доклада приобрел характер полной бессмыслицы.

    Сорокина (мастерство журналиста не пропьешь!) тут же почувствовала фальшь и встряла с вопросом: с кем договариваться? На что Кудрин ответил, мол, во-первых, между собой, а во-вторых, с властью. После чего Кудрин продолжил свой доклад и сообщил, что за минувший год (мне по интонации послушалось профсоюзное «за отчетный период») «в сфере гражданского общества происходили противоречивые процессы». После чего объяснил, что число НКО сокращается, и сообщил, что власть в своих взаимоотношениях с НКО перешла к обвинениям их в подрыве конституционного строя. Обычно, когда говорят о «противоречивых процессах», имеют в виду как минимум два вектора, например, позитивный и негативный. Негативный вектор Кудрин, хоть и вяло, но, тем не менее, обозначил. В чем состоит «противоречащий» ему позитивный вектор, Кудрин не пояснил, что в очередной раз заставило отнестись к его словам как к пустой демагогии.

    А Светлана Сорокина продолжала свою битву за вдыхание жизни в гражданский форум. Правда, после кудринского доклада ей пришлось прибегнуть фактически к искусственному дыханию. Усыпленные Кудриным главные участники дискуссии категорически не хотели просыпаться и Сорокина их буквально расталкивала как зимних первоклашек в школу.

    - Белых, Архангельский, Гонтмахер, Гозман, — просыпайтесь! – эти призывы Светланы Сорокиной звучали как-то по-семейному, и настроили, наконец, экспертов на рабочий лад.

    Первым от навеянного Кудриным обморока очнулся Гонтмахер и заявил, что он не любит ходоков к Ленину и поэтому считает, что гражданские форумщики должны писать не для власти, а для себя. И что, когда настанет время, гражданское общество может стать спасителем страны. «Когда нужно будет, мы скажем «всегда»…

    В этот момент пафосное выступление Евгения Гонтмахера перебила Светлана Сорокина, бестактно заметив, что ей это напомнило сборную, которая тренируется, но не выступает. А потом еще что-то сказала про то, что их когда-нибудь потом пустят в бассейн.

    Дольше всех Сорокиной пришлось будить Никиту Белых. Его было важно разбудить, поскольку он был единственным представителем власти на сцене во время пленарного заседания, поэтому ему пришлось отвечать за всю исполнительную, судебную и представительную власть в РФ. И он не подкачал. То, что говорил Никита Белых, вполне соответствовало содержанию коллективного бессознательного российской власти, вне зависимости от того, из какого его сучка это содержание выделяется.

    Во-первых, он сказал, что за последнее время в России ничего не меняется, а за последний год вообще ничего не произошло. В этом момент я понял, что Сорокиной так и не удалось разбудить Никиту Белых, поскольку он заснул не сегодня и не вчера, а как минимум несколько лет назад, и чтобы его разбудить потребуется нечто более громкое, чем голос Светланы Иннокентьевны.

    Затем Белых сообщил, что от гражданского общества не требуется экспертное мнение, а власть хочет, чтобы оно, общество разделило с ней ответственность. И тут же поделился подсчетом, что на каждого фрика и дебила во власти приходится десяток фриков и дебилов в гражданском обществе.

    На это Сорокина грустно заметила, как давно она знакома с Никитой Белых, и как поменялась его риторика за время пребывания во власти. На что Белых продолжал настаивать, что власть и общество друг друга стоят, а также что и власть, и общество одинаково безответственны. Тем же, кто в обществе критикует власть, Никита Белых приказал «задницу оторвать и убраться во дворе». Характерно, что многие гражданские общественники в зале активно зааплодировали этому креативному предложению.

    Идея равной ответственности, например, за состояние дорог мэра и пенсионера, за здравоохранение министра и санитарки, а также равная ответственность за теракт спецслужб и, например, продавщиц цветов, — эта идея крайне популярна во власти и также входит краеугольным камнем во властное коллективное бессознательное, которое вполне развернуто было артикулировано Никитой Белых.

    У Никиты Белых в зале было много сторонников из числа представителей НКО. Их позицию выразила Авдотья Смирнова, вступившая в полемику с Леонидом Гозманом. Гозман очень эмоционально и проникновенно рассказал о том, что самое важное, по его мнению, поддержать «людей одной с нами крови» (т.е. активных людей, критически настроенных к происходящему) в регионах, которые испытывают угнетающее одиночество в регионах и либо спиваются, либо уезжают.

    Смирнова дала Гозману резкую отповедь с тех же позиций, с которых ранее выступал Белых. Правда, она не призвала рефлексирующих интеллигентов Гозмана «отрывать задницы и убираться во дворе», а в порядке альтернативы предложила им всем идти работать в хоспис.

    Основной смысл той отповеди, которую Смирнова дала Гозману, был в том, что она пришла на форум работать и поэтому ее не интересует политический дискурс. После этого заявления о том, что ее не интересует политика, Смирнова рассказала о большой беде, которая настигла сферу образования, которую Смирнова считает самой главной. «Образованием стали управлять прокуратура и Следственный комитет», — объявила Смирнова. И добавила: «И вот это ужасно! И с этим мы не знаем, что делать!». Мне показалось странным, что никто не объяснил Авдотье Смирновой, что ключ к решению этой проблемы лежит как раз в той самой политической сфере, которой она так решительно отказалась интересоваться. Поскольку гражданское общество, которое не интересуется политикой и не влияет на политику, обречено на уничтожение.

    Тему отношений НКО и власти продолжил писатель и телеведущий Александр Архангельский, который сходу заявил, что «плетью обуха не перешибешь» и сказал, что ему вообще странно, что гражданское общество обращает внимание на власть. В этом зале только что перечислялись крупнейшие НКО и правозащитные организации, такие как «Мемориал», Фонд защиты гласности и пр., которым на лоб наклеили ярлык иностранных агентов. В этой связи призыв не обращать внимания на власть прозвучал несколько странно. Архангельский, будучи человеком творческим, снабдил свои размышления метафорой. Он сравнил гражданское общество с Моськой, которая зачем-то лает на властного Слона. «Зачем Моське интересоваться Слоном?», — удивлялся писатель Архангельский.

    Тут из зала кто-то не выдержал и спросил:

    «А что делать Моське, если Слон изображает кота Ваську, который слушает, да ест?».

    Тогда писатель Архангельский, видимо, запутавшись в этих зоологических метафорах, заявил, мол, если Васька ест Моську, тогда ей, видимо, придется обращать на него внимание.

    Метафора, по неосторожности запущенная писателем Архангельским, вернулась к нему в таком чудовищном виде, что людям с воображением стало страшно. Глаза Светланы Сорокиной увеличились в полтора раза и грозили покинуть свои обычные места обитания. И ее можно было понять, поскольку Слон, ставший волей писателя Архангельского символом власти, вдруг превратился в хищного и беспринципного Ваську, который принялся пожирать ту самую Моську, которая в первоначальной метафоре символизировала большинство сидящих в зале. Бррр…

    Завершая пленарное заседание Форума, Светлана Сорокина предприняла еще одну попытку вернуть в это собрание жизнь, или, если угодно, повернуть его к реальной жизни. Она назвала те события, которые для нее стали событиями минувшего года: убийство Немцова и гибель таджикского мальчика, мать которого выбросили из страны вместе с этим гробиком. «А мы смолчали», — сказала Сорокина, и это молчание, видимо, и было главным событием в России.

    Как уже было отмечено, ни депутатам, ни кудринским форумчанам не было никакого дела до дальнобойщиков, а в этой среде за период забастовки произошли некоторые изменения. Если в самом начале протеста от их имени выступал гражданин, который заявлял о том, как они поддерживают все идеи власти, от Крыма и «ЛДНР», до войны в Сирии, и что они все как один маршировали на Антимайдане, то теперь, среди дальнобойщиков звучат раздумчивые голоса о том, что в 17-м Николая «свернули» за то, что он не поддерживал рабочих, а сегодня так же поступают Путин с Медведевым… И вообще если что, так дальнобойщики с Кавказа готовы приехать и перекрыть МКАД.

    За первую неделю действия нового налога Родина собрала с дальнобойщиков 200 миллионов рублей, или чуть больше трех миллионов долларов. Трудно сказать, хорошо ли известна дальнобойщикам зарплата, например главы Газпрома Миллера, составляющая 27 млн.долл., или главы Роснефти Сечина – 17 млн долл…

    В тех странах, где гражданское общество не отождествляет себя с Моськой, молниеносно нашлись бы такие профсоюзы и такие НКО, которые объяснили дальнобойщикам, а заодно и шахтерам и машинистам поездов, и врачам с учителями связь их налогов с зарплатами путинских друзей, а также с «крымнашем», «ЛДНР» и сирийской авантюрой. Глядишь, и Моська со Слоном в этой злосчастной метафоре поменялись бы местами, а коту Ваське не пришло бы в голову превращаться в хищного слона.

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    23 Июня / НОВОСТИ

    22 Июня

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив