Мимо тещиного дома я без шуток не хожу (ФОТО)

    Политические беженцы из России отметили День независимости Украины акцией-провокацией у стен посольства РФ в Киеве



    Киев, Август 25 (Новый Регион, Дмитрий Шипилов) – Представьте: вы приглашаете гостей на праздник. Просите их красиво одеться, намекаете, что нужно хотя бы на один вечер забыть о трудностях и настроиться на позитив. И гости на него приходят: в засаленном домашнем халате, строят кислую мину, лезут ногами на стол, да еще и помочились в угол, за занавеску, думая, что этого никто не заметит. Вы думаете, что праздник не удался, но ваши гости считают иначе – для них это единственно возможный способ культурного досуга, они так привыкши. Единственный плюс в том, что дальше сарая они так и не зашли, посчитав его за апартаменты, и одна надежда на то, что остальные приглашенные эпатажной выходки так и не заметили.

    Идея устроить в День независимости Украины антироссийскую акцию в честь международного дня солидарности с Борисом Стомахиным принадлежит небольшой горстке российских политбеженцев, и хотя официально убежища никто из них не получил – миграционная служба наоборот выносит отказы, – это не мешает им так себя называть. Вообще, данное мероприятие у стен посольства РФ максимально создано на мифах – как говорится, внимательно следите за руками.

    Заявленная на 24 августа акция ставила своей целью привлечь внимание к несправедливому, по замыслу организаторов пикета, судебному преследованию российского публициста (иногда называемого почему-то журналистом), политического заключенного и узника совести Бориса Стомахина. Да, действительно, на протяжении уже почти десятилетия жизнь 40-летнего Стомахина состоит из бесконечных допросов, судебных заседаний и этапов между следственными изоляторами и колониями. Да, к нему были впервые наиболее жестко применены санкции статей Уголовного кодекса РФ, предусматривающих ответственность за разжигание межнациональной вражды и призывы к экстремистским действиям (а позже и за оправдание терроризма). Да, человек сидит за слова – за «мыслепреступления», – хотя в России все чаще и чаще убийцы и насильники отделываются условными сроками.

    Но здесь, пожалуй, стоит немного процитировать из статей публициста (которого, к слову, его сторонники иногда называют гуманистом): «Русских надо убивать, и только убивать – среди них нет тех нормальных, умных, интеллигентных, с которыми можно было бы говорить и на понимание которых можно было бы надеяться. Никакого деления убийц на мирных и немирных, сознательных и невольных отныне быть не должно… Убивать, убивать, убивать! Залить кровью всю Россию, не давать ни малейшей пощады никому, постараться непременно устроить хотя бы один ядерный взрыв на территории РФ – вот какова должна быть программа радикального Сопротивления, и русского, и чеченского, и любого! Пусть русские по заслугам пожинают то, что они плодили».

    Это отрывок из его классической в своем роде статьи под названием «Смерть России!», и по удивительному стечению обстоятельств вчерашняя акция российских политбеженцев перед стенами родного посольства была озаглавлена так же.



    ...И таких статей там на пару непыльных томов. С недавних пор он еще и «друг Украины», выступающий из застенок с открытым обращением к Порошенко – поддержавший Евромайдан и рассказывающий, в каком направлении стране двигаться: «Руководят страной, ее внешней политикой и войной на востоке – судя по результатам этой войны на сегодня – бездарные приспособленцы, трусы и ничтожества, которым личный комфорт и должность в правительстве и армии дороже интересов Украины». Жираф длинный, из СИЗО виднее.

    Итак, публицист, политзек, узник совести. Каков публицист, думаю, понятно – там кругами, из раза в раз, все об одном и том же. Теперь об остальном, и начнем с последнего. Статус «узник совести» в своем роде брендирован – этот термин в 1960-х ввели в обиход в правозащитной организации Amnesty International для обозначения лиц, находящихся в заключении за мирное выражение своих взглядов, но не пропагандирующих насилие или вражду. И вот уже больше пятидесяти лет никто, кроме Amnesty International данный статус не присваивает – так договорились между собой ведущие правозащитные организации в мире. И AI не признавала, не признает и никогда не признает Стомахина узником совести – для них человек, призывающий к геноциду и восхищающийся жертвами терактов, совершенными чеченскими боевиками, просто узник.

    Политический заключенный же как правовая категория включает в себя чуть большее количество деяний, из-за которых человек мог лишиться свободы – например, уже входит в практику признание политзеками тех, кто осужден по экономическим статьям или за преступления против здоровья населения (Олег Навальный и Таисия Осипова соответственно). Но это не отменяет главного: ведущие российские правозащитные организации («Мемориал», Союз солидарности с политзаключенными, центр «Сова», движение «За права человека», Московская Хельсинкская группа) равно как и ведущие международные (та же Amnesty Int., Reporters Without Borders, Human Rights Watch) не выпускали по Стомахину заявлений, в которых бы признавали его политическим заключенным. Потому что ни в одном государстве мира, определяющем себя правовым и цивилизованным, подобные тексты не прошли бы для автора бесследно – был бы или внушительный штраф, или реальное, но не столь кровожадное лишение свободы, а, возможно, и лечение у какого-нибудь светила психиатрии, благо диагноз Стомахина уже давно определен специалистами как «шизоидная психопатия».



    А раз никто не хочет признавать его мучеником, уж коли правозащитное сообщество от Стомахина отвернулось (но при этом продолжает оплачивать ему адвоката и материалы независимых экспертиз), то почему бы не создать собственную правозащитную организацию?! Что и произошло: 7 августа 2013 года было объявлено о создании и начале работы Международного общественного комитета защиты Бориса Стомахина, члены которого и объявили публициста и политзеком и узником совести. Да, в составе никем не признанной организации можно обнаружить знаковые фигуры из советского диссидентского движения (Буковский, покойные Горбаневская и Новодворская), но они взглядов Стомахина все-таки не разделяли (а если и разделяли, то делали это умнее и изящнее). И они понимали, что мысли отдельно, и отдельно же – призывы; эти категории разнятся как шепот и вопль.

    Да, можно много и долго спорить о том тезисе, что Стомахин мог бы появиться только в России, что отчасти правда. А мог бы и не появиться – возможно, российские силовики уже и пожалели о том, что однажды возбудили в отношении него уголовное дело; превращение тролля в мыслителя и жертву происходит все-таки вне их полномочий и желаний. Да, мог бы и не появиться, если бы уехал он из России вовремя – до того, как стал писать свои тексты (а не после, приехав в Украину в 2006-м, и попросив здесь политическое убежище, и получив резонный отказ). Конечно, мог бы не появиться – не пиши их вовсе. Но трудно, в общем-то, упрекать человека за выбор, который он сознательно сделал сам.

    В чем же Стомахин заслуживает бесспорного уважения, так это в последовательности: несмотря на преследование, он от своих идей не отказался, скорее даже наоборот – оттачивает взгляды до совершенства. И продолжает, превозмогая душевную и физическую боль, писать для русских людей на русском языке о том, как полезно и важно убивать русских людей.



    С вводными вроде бы разобрались, без лонгрида тут, извините, никуда: все-таки 24 августа – это World Stomakhin Day, все заякоренено на его фигуре, но плох тот учитель, ученики которого выглядят более блеклыми на его фоне. И вот, в День независимости Украины, когда нация хотя бы на один день решила позволить себе забыть о войне, что по большому счету роскошь, ей об этом решили напомнить. Растаптыванием и сжиганием российского флага, вслух произнесенными мечтами о разваленном восточном соседе (пусть и без понимания последствий своих желаний), пафосно истолкованными событиями последних почти двух лет. Не хочется лишний раз напоминать, где жгут и топчут государственные флаги своих противников – масса таких картинок приходит в последнее время из Ново- и Старороссии. Этим очень любят заниматься радикальные исламисты всех мастей, то есть организаторы акции «Смерть России!» присоединились ни много ни мало к действительно цивилизованному миру. Чтение стомахинских стихотворений и кричалки в мегафон перед пустым посольством в выходной и праздничный день – это, конечно, тот еще политический сюрреализм, тем более что никакого особого геройства подобного формата акция здесь в себе не заключает: в Украине для проведения пикета или митинга нужны не смелость, а лишь уведомление властей. В этом смысле я надеюсь, что корреспонденты «Лайфньюс» все-таки как-нибудь умудрились вчера отснять жидкое столпотворение на Воздухофлотском проспекте – возможно, они даже окажутся самой благодарной его аудиторией.

    Да, это провокация – ну не называется по-другому то, что является провокацией и по духу и по форме. И объяснять что-то сторонникам Стомахина здесь абсолютно бесполезно, правы всегда только они.

    Вообще, упаси вас бог вступить с ними в дискуссию – если вы начнете что-нибудь оспаривать, то узнаете, что:

    а) не доросли до понимания интеллектуальных трудов великого публициста (они это так и называют – «учением»);

    б) имеете массу расстройств, фобий и комплексов;

    в) не вышли костюмом и рожей;

    г) являетесь совком и не хотите излечиваться;

    д) тайно работаете на ФСБ и являетесь врагом Украины (список вариабелен и употребляется в зависимости от настроения и фазы Луны).

    И если, изредка наблюдая за этой компанией, более походящей на тоталитарную секту, я все чаще и чаще свыкаюсь с мыслью, что не таким уж и злом является карательная психиатрия, то позиция украинцев, поддержавших российских политбеженцев и вышедших с ними на данную акцию, вызывает недоумение.



    Дело не в том, что в стране, почувствовавшей запах крови, звучат призывы к ее еще большему пролитию – этим как раз никого, увы, не удивишь. Да, условия игры таковы, что Россия сейчас совсем не друг, и право топтать триколор у украинцев есть в большей степени, чем у кого бы то ни было. Но представьте, что здесь, в Украине, объявился бы какой-нибудь публицист, который во главу угла поставил бы уничтожение украинцев как нации, который бы писал Путину хвалебные письма и радовался бы человеческим жертвам в зоне АТО со стороны нацгвардии, – понравилось бы? Говорили бы, что каждый имеет право на свою точку зрения? Ну, хорошо, но я что-то не припоминаю простой человеческой скорби и видел лишь массу плохо скрываемого злорадства (если не удовлетворения) в день, когда был убит Олесь Бузина, который уничтожать никого не призывал, но в праве на собственный путь Украине все-таки отказывал. Это я о гуманизме, если что.

    Ну да, такой вот выдался вчера день: где-то праздник и улыбки сквозь слезы, а где-то агрессивные призывы и запах горелой ткани. Потому что для тех, кто выходил к посольству РФ, важен Стомахин сидящий – ровно столь же, как и сидящий в Кремле Путин. Путин даже важнее – борьба с ним сделала их теми, кто они есть. Без него они никто, это стало смыслом их существования. Вот и приходят изредка к посольству ментальной родины – проверить, стоит ли кирпичная коробка, жива ли еще матушка-Россия, не рухнули ли питающие их жизнь оковы. И стоит, и жива, и не рухнули.

    Можно расходиться.

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Сегодня / НОВОСТИ

    Вчера

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив