Бедные родственники

    Украине нужны профессионалы из России, а не российские политэмигранты

    <p>Эмигранты из России в Украине никуда не перевелись</p>

    Эмигранты из России в Украине никуда не перевелись



    Киев, Ноябрь 14 (Новый Регион, Дмитрий Шипилов) – В одной полудохлой фейсбучной группе, посвященной эмиграции, про настроенческую повестку последних нескольких лет сказаны прямо золотые слова: «Свободная Украина нуждается в активных людях, способных дать импульс демократическим проевропейским преобразованиям». И тут вправду не с чем поспорить: свободная Украина нуждается в талантливых и умных людях с самым разным гражданством, равно как и цивилизованные страны не откажутся принять одаренных и неглупых украинцев на своих территориях; в этом суть современного мира — в постоянном культурном и интеллектуальном обмене между нациями.

    Есть только одно «но»: виртуальная коммуна посвящена эмигрантам из России, они там наделены особым статусом — «дальнейшее нахождение которых в РФ угрожает их жизни или свободе <...> политическая миграция в страны Запада сопряжена с большими издержками и рисками <...> нахождение в культурно близкой среде для эмигрантов из России более комфортно». Планировалось даже организовать работу общественного центра, но проникшихся и желающих жертвовать под эту мутную затею, видимо, нашлось немного, и на том вопрос с повестки дня снялся.

    Но политические эмигранты из России в Украине никуда не перевелись — наоборот, их количество только увеличивается, и они все чаще заявляют о своих правах, требуют легального статуса, говорят о планах вмешиваться в политическую жизнь страны и влиять на происходящее.



    При этом в Украине, которая на данный момент еще не до конца свободна от своих же собственных комплексов, проживает масса россиян, жизнь которых вполне сложилась, и причин жаловаться на что бы то ни было у них нет. Это был естественный личный выбор в меру успешных программистов и врачей, журналистов и юристов, ученых и художников — их несколько десятков тысяч, и у них по-прежнему в кармане паспорт с двуглавым орлом (ну и посвидка еще в придачу). Да, в большинстве своем они прибыли сюда до Евромайдана, и тогда никому в голову не приходило в «культурно близкой среде» создавать общественный центр для поддержки и адаптации. Они платят налоги, обзавелись недвижимостью и семьями, реализовались личностно и профессионально, и почему-то никто из них ни разу даже не заикался о расширении своих прав на основании поддержки европейского пути развития Украины.

    Нынешняя же волна эмигрантов в этом, как видно, нуждается, да и ключевое слово здесь — «политических». И важно, наверное, понимать, чего такого может дать Украине российская оппозиция в изгнании — кроме, конечно, исключительно гуманистического момента принимать незаконно преследуемых и подвергающихся остракизму из-за своих убеждений.

    Если очень коротко, то ничего. Ничего (от слова «совсем») не может дать Украине российская оппозиция, гордо себя именующая гражданским обществом. У них нет ни передового опыта, ни каких-то уникальных знаний, ни тем более познаний: за последние пару лет ими и так растеряно все, что можно, а общественный вес и авторитет болтаются где-то на уровне статистической погрешности. Они не могут собрать митинг, чтобы его заметили, не могут общаться с оппонентами, чтобы не соврать в мелочах, не могут принять участие в выборах, чтобы выиграть, а если не выиграли, то аргументировано доказать фальсификации, не могут защитить своих сторонников, оказавшихся в тюрьмах, и забывают об их существовании через пару недель. А самое главное — за все то время, что они так отважно и так рьяно борются с кровавеньким режимом, ими так и не сформировано хоть какое-то видение того, что должно происходить со страной в случае их гипотетической победы.



    Зато в умениях подменять понятия, передергивать факты, чувствовать себя миссионерами, составлять люстрационные списки и гадить в комментариях они поднаторели прекрасно. Ну, еще некоторые лес воровать умеют — в случае чего, это был бы бесценный опыт для Украины, да. Но это те, которые еще в России.

    Осевшая же на сегодняшний день в Украине прослойка россиян-политэмигрантов в своем роде говорит сама за себя: это профессиональные оппозиционеры, готовые выходить в пикеты и рисовать плакаты по поводу и без, и такие же профессиональные правозащитники, любящие подискутировать про гражданские права, но при этом имеющие крайне туманное представление о гражданских обязанностях. Кем они были в своей прошлой жизни, пока их единственным наполнителем смысла жизни не стала политика, не припомнят уже и сами — митинги, акции, автозаки и виртуальные баталии вытеснили куда-то на задворки такую скучную и ненужную вещь, как работа. Работой для них стала общественная позиция, хотя раньше Шура действительно числилась в бухгалтерии, получала там зарплату и не публиковала в социальных сетях номер своего расчетного счета, когда у нее заканчивались средства на пропитание.

    И на другой чаше весов: организованный Евромайдан, палаточный городок, невиданное единение ради общей цели, ощущение себя обществом, а не стадом, общий траур без деления на чужих и своих, свергнутый президент, перезапуск государственной системы, прозрачные выборы, запущенные реформы, почти что выигранная война — это то немногое, чего добились за два года украинские граждане. А для «импульса демократическим проевропейским преобразованиям» почему-то нужны именно россияне.

    Можно было бы подумать, что в Украине сошли с ума, но это не так.



    Таких групп в Фейсбуке не меньше десяти — в той или иной степени посвященных эмиграции из России в Украину, и я выбрал не самую многочисленную, но с самым за себя говорящим манифестом. Ведь это мнение россиян о себе — украинцы там как правило всего лишь комментаторы. Все встало на свои места? Еще бы.

    То есть без россиян никакой евроинтеграции не будет — не осилит это украинское общество, не потянет, не справится. Нужно, чтобы под чутким руководством, под пристальным наблюдением, с деятельным участием — вдруг, ну туда пойдут, не то сделают, не то скажут, а тут как раз есть кому вовремя направить, переделать, объяснить. По-братски, так сказать. По-родственному.

    Когда в 1917-м начинался красный террор и на запад потекли первые ручейки русской эмиграции, ее в Европе поначалу и не замечали даже, и не потому, что не было Фейсбука. Им, уехавшим сто лет назад, не было нужды размахивать своим происхождением как красной тряпкой: наоборот, старались не привлекать к себе внимания, благо вся знать задолго до революции чаще появлялась на Ривьере, нежели чем в своих волжских поместьях — примелькались. Они знали французский и английский лучше русского, умели промолчать там, где нужно, были учтивыми к моментам культурного разнообразия, и понимали, что все-таки находятся в гостях — некоторые и умерли с этим ощущением даже спустя десятилетия. Обзаводились семьями, строили дома и храмы, открывали предприятия, участвовали в общественной жизни, платили налоги и никому из них не приходило в голову, что послевоенная Европа без их знаний и опыта (которые были) не сможет восстановиться после Первой Мировой. Они растворились среди французов и немцев, среди итальянцев и голландцев — стали одними из многих, и только лишь фамилии указывали на связь со страной, которой не стало; других причин видеть перед собой русского у европейцев тогда не было.

    Прошло сто лет. Жаль, что времена не повторяются.

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Вчера / НОВОСТИ

    22 Июня

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив