Немцов мост в пустоту (ФОТО)

    Взгляд из Вильнюса



    Два года назад 27 февраля 2015 в Москве на Большом Москворецком мосту был застрелен Борис Немцов. Одного из самых известных и харизматичных оппозиционных политиков России, депутата Ярославской областной думы и бывшего вице-премьера российского правительства убили практически у стен Кремля. Следствие до сих пор не завершено, убийцы и заказчики до сих пор не осуждены. Родственники и друзья Немцова, а также многочисленные специалисты называют расследование фарсом и не верят, что при нынешней власти возможен справедливый суд над виновными.

    Большой Москворецкий мост со дня убийства и до сегодняшнего дня стал народным мемориалом, куда люди каждый день приносят живые цветы, свечи и портреты Немцова. Неоднократно это место оскверняли представили одиозных прокремлевских организаций, а также представители города Москвы, убирая иногда открыто, с остервенением, иногда втихую ночью цветы, которые люди несут теперь уже третий год ежедневно. Собственно мост уже давно в народе переименовали в Немцов мост, а власти Москвы даже не смогли сделать такую малость, как установить на нем мемориальную табличку.



    Тогда цинизм и подлость преступления произвела эффект взорвавшейся бомбы не только в России, но и многих странах мира. Люди были потрясены случившимся. Для одних это преступление стало чертой, когда диалог с властями России стал считаться своего насмешкой над здравым смыслом. Другие словно оглохли от горя, страха и бессилия. Два года назад казалось, что выстрелы в Немцова, прозвучавшие на весь мир, разбудят засыпающую российскую оппозицию и они от болтовни на прокремлевских псевдолиберальных «Эхо Москвы» и «Дожде» перейдут от слов к делу, но не случилось...

    Не так давно в Вильнюсе российский оппозиционер Ирина Камлыкова, вынужденная бежать из России (ее могли посадить в тюрьму также, как и Ильдара Дадина), отвечая на вопросы её новых литовских друзей об оппозиционном движении России, сказала с горькой иронией: «После убийства Немцова там, кажется, остались только 4 человека, которые не боялись выходить на пикеты: я, Дадин, Ионов и Гальперин. Я и Ионов — за границей, Дадин — в тюрьме. Остался один Гальперин».

    Вчера, к счастью Ильдар вышел на свободу. Для тех, кто поминает убитого Бориса, это очень позитивная новость, и российской оппозиции она должна была придать силы и смелость громко выступить против действий российских властей. Но опять не случилось. 

    Перед началом Марша в Москве Александр Рыклин написал: «В данный момент силовики не пропускают головную растяжку Марша »Борис Немцов: Путин — это война«. Организаторы приняли решение не начинать движение колонн, пока продолжается этот беспредел. Нет политической цензуре!»



    Чуть позже он добавил: «Сегодня они не пропустили растяжку, на которой было написано »Борис Немцов: Путин — это война«! Понятно, что это чистой воды беззаконие... Мы уперлись и объявили, что колонна не тронется. Мы продержались чуть больше получаса... За это время меня чуть не съели свои. Аргументы важные — люди замерзли, много пожилых и с детьми... Я вовсе не уверен, что мы бы их пережали... Я только хочу сказать, что однажды нам все равно придется упереться до конца... Несмотря на все риски... Нам пора учиться ставить их на место... Иначе правы те, кто говорит о бесполезности »гуляний в загоне«.

    Не знаю, осознавал ли Александр, когда писал этот пост, что он вскрыл основную проблему лидеров российского оппозиционного движения — лень и трусость.

    Спустя 17 лет правления Путина, оппозиционно настроенные люди осторожно обсуждают, что надо как-то собраться с силами и поставить оппонентов на место! Не смотря на холод, риски... Поставить власти на место и заставить что? Разрешать нести растяжку на политической акции?



    Говорят, что русские долго запрягают, но быстро едут. Не уверен, что это так. 300 лет татаро-монгольского ига говорят, что это совсем не так.

    Возвращаясь к вчерашним акциям, расскажу еще об одном посте «NEMCOV-MARSH« Натальи Шкуренок из Санкт-Петербурга. Там тоже вышло очень много людей почтить память Бориса Немцова. Наталья, в частности, упомянула: »На Марсовом перед трибуной уже колыхались флаги, знамена — присутствию украинского флага я совершенно не удивилась, а вот американский звездно-полосатый вызвал недоумение — но не успела я включить фотоаппарат, как он исчез, а в центре толпы перед трибуной возникло какое-то коловращение, оттуда выкатилось несколько человек, говоривших друг с другом на повышенных тонах. Я спросила — что случилось? Раздраженная молодая женщина сказала, что кто-то решил устроить провокацию и поднял флаг Штатов... Я, честно, не увидела в этом провокации — было бы здорово, если бы там оказались все флаги Европы и мира в знак солидарности и памяти...«

    В комментарии к этому посту известный российский журналист Светлана Гаврилина написала: «Депутаты испугались, что из-за американского флага плохие заголовки в официальных СМИ будут. Я тоже не понимаю, почему нельзя флаг союзника по антигитлеровской коалиции, но вот Вишневский говорит, что заголовки были бы плохие».

    Отмечу,  что в Санкт-Петербурге на акции был и литовский флаг. Честно, я был горд, что часть Литвы, часть меня тоже там была хотя бы и таким вот участием.

    Когда я стоял в защите своего парламента в 1991 году в Вильнюсе, я был очень благодарен тем людям, которые нас, литовцев, поддержали, выйдя на Манежную площадь в Москве. Благодарен и никогда не забуду поддержку Исландии, которая тогда первая признала независимость Литвы. Не знаю, почему американского флага испугались на митинге памяти Немцова. Он американцев точно не боялся.

    И еще  меня вчера удивили многочисленные посты с так называемыми «белыми счетчиками», доказывающими, что людей на Марш пришло в разы больше, чем это заявляют кремлевские СМИ. Для чего это нужно, кому это нужно? Ау, оппозиция, вы пришли почтить память или перед кем-то отчитаться? Если вы будете работать ради заголовков в СМИ, то создание демократического государства в России так и останется только вашей фантазией.



    В заключении, хотелось полностью опубликовать впечатления от вчерашнего Марша в Москве журналистки Виктории Ивлевой: «Унижение — вот главное чувство, испытанное мной сегодня во время шествия в память Немцова. Особенно в конце, потому что там, после всех,как бы замыкая шествие, шли плотным строем омоновцы в пятнистых костюмах и чёрных шерстяных шапочках, а вслед за ними — совсем молоденькие мальчишки-полицейские с собаками. В какой-то момент собаки стали истово лаять и рваться с поводков, а омоновцы, весело и сытно поглядывая на идущих, ретиво покрикивать Проходим, Не задерживаемся, Не толпимся , и вот это окончание ИМ — это бессмысленное первое лицо множественного числа — доконало меня окончательно. 

    Я словно со стороны увидела — Да мы же зеки в бараке, которых вывели на прогулку! Я больше не хочу на прогулки, разрешённые вохрой по вохрой же установленному маршруту. Я хочу гулять сама по себе. И сама по себе принести цветы куда захочу в память о людях, любивших мою страну и замученных ею за эту любовь. 

    И день я могу выбрать сама — любой из трёхсот шестидесяти пяти подойдёт. И високосный прибавочный денёк тоже. 

    Восемь человек, вышедшие БЕЗ РАЗРЕШЕНИЯ на Лобное место в августе 68, были носителями свободы.
    Мы же — носители рабства. Поделом. Сами во всем виноваты«. 

    Если честно, то именно так и выглядит ситуация в России отсюда, из Вильнюса. Жаль.

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Сегодня / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив