Чей же, все-таки, Крым?

    Для крымских татар лозунг «Крым – это Украина!» – тактический, а не стратегический



    Симферополь-Киев, Январь 13 (Новый Регион, Амир О'Лик) – Буквально накануне прозвучало очередное заявление, сделанное Ленуром Ислямовым по поводу возращения Крыма Украине. Заявление получилось настолько громкое, что в России не преминули раздуть из этого очередной скандал. В общем, получилось, что никто, кроме россиян и «крымнашей», на это не обратил внимания. Впрочем, как обычно...

    Дело в том, что Ленур Ислямов заявил в своем выступлении о готовности к «жесткому входу» участников блокады в Крым в случае развала России, с возможными уличными боями в крымских городах. В России, естественно, это раздули до состояния «жажды крови». Но на самом деле это заявление подсвечивает один важный момент...

    Но обо всем по порядку. Первым этапом гражданской акции блокады Крыма было перекрытие транспортно-логистического потока в Крым. В общем, с этим справились сами россияне. Еще до начала широко пропиаренной в украинских масс-медиа акции, российские пограничники лихо взялись за дело, существенно ограничив украинский грузопоток через демаркационную линию в Крым. В итоге – в начале блокады большегрузные фуры скопились на пропускном пункте Чаплынка. Около 100-150 фур насчитали участники блокады 20 сентября, в день начала акции на Чаплынке и Каланчаке, напротив на Чонгаре фур уже не было совсем. Во многом это объясняется тем, что Россия пыталась использовать эту акцию в своих целях.

    Действия россиян очень даже логичны и понятны – надо было создать скандальную ситуацию. Скандал мог разразиться в любой момент, участники акции действовали на грани закона. Простой пример – никто не давал им санкций на досмотр груза, и любое возмущение этим действием со стороны водителей – более чем законно.

    Все зиждилось либо на «естественной лени» пострадавшей стороны, предпочитавшей не связываться с правоохранительными и судебными органами; либо на понимании и сочувствии происходящему; либо на осознании пострадавшими политической конъюнктуры в украинском обществе.



    Так или иначе, начало акции было успешным, демаркационная линия оказалась на замке. Это не могло не окрылить участников акции и следующим шагом стало перекрытие железнодорожных веток в Крым. Правда, с этим получился небольшой конфуз. Судя по фотографиям с места событий – железнодорожная колея давно не используется. Какими бы ржавыми ни были шейка и торцы головки рельса, его рабочая поверхность остается зеркально блестящей при регулярном движении по ней составов. Но на фотографиях видно, что ржавчина покрывает всю поверхность головки рельса. Вывод сделать несложно – железнодорожные пути, которые активисты перекрыли – давно не используются, причем настолько давно, что поверхность головки рельса успела покрыться ржавчиной.

    Понятно, что это пиар-ход, и направлен он был, прежде всего, на демонстрацию решимости участников. Это подтверждал в своем заявлении и командир ДУК «Правый сектор» Андрей Стемпицкий, бойцы которого поддержали и присоединились к гражданской акции крымскотатарского народа. Бойцы ДУК «Правый сектор» явились основным силовым подразделением акции, организовав и оборудовав блокпосты на подъезде к демаркационной линии. На этих блокпостах останавливали и досматривали транспорт, двигающийся в Крым и из Крыма.

    Следующей громкой акцией стала энергоблокада Крыма. Она явилась даже более эффективной, чем перекрытия грузопотока. Полуостров погрузился во тьму и холод. Однако и тут не обошлось без ряда скандалов. Сам факт подрыва опор высоковольтных линий электропередач расценивается теперь, как террористический акт. К слову, СБУ проводит следствие по этому факту и бойцов ДУК «Правый сектор», участвовавших в этих событиях привлекают к проводимому расследованию, пока в качестве свидетелей.



    Одним из основных эпизодов энергоблокады в конце ноября 2015 стало силовое противостояние между активистами, проводящими блокаду и силами правоохранительных органов Украины, где отличился ныне печально известный карьерист от МВД – Илья Кива как организатор жесткого силового противостояния с активистами. Дошло до того, что Айдер Муждабаев, как основной спикер блокады, близкий друг и правая рука Ленура Ислямова призывал людей к акции протеста под стенами администрации президента Петра Порошенко на Банковой.

    К слову, именно после начала энергоблокады произошел «развод» между крымскотатарскими активистами и бойцами ДУК «Правый сектор». Поводом стало несогласие руководства ДУК «Правый сектор» с возобновлением энергоподачи на крымский завод «Титан», принадлежащий украинскому олигарху Дмитрию Фирташу, экстрадиции которого добивается ФБР в связи с проводимым расследованием его преступной деятельности: мошеннических операций и организации криминального сообщества.

    Но причины такого «развода» кроются в несколько ином поле, чем представляется на первый взгляд. И тут мы должны немного остановиться на организаторах гражданской акции. Официально такими лицами представляются Мустафа Джемилев – лидер крымскотатарского народа и Рефат Чубаров – председатель Меджлиса крымскотатарского народа. Оба они являются народными депутатами Украины. Но не будет большим открытием назвать их «свадебными генералами». Их привлекли к проводимой блокаде в силу их личного авторитета среди крымскотатарского народа и их вхожесть во властные кабинеты в Киеве. Реальным организатором, вдохновителем и спонсором акции является упомянутый ранее Ленур Ислямов.

    Именно Ислямов и Айдер Муждабаев – ключевые фигуры в организации и проведении блокады. Если первый задействовал свои личные средства и организаторские таланты, то второй является, несомненно, одним из главных организаторов информационной поддержки акции.



    Многие украинцы видят в действиях Ленура Ислямова «руку Москвы». Поводом для этого служит его изначальное стремление договориться еще в Крыму с оккупантами по вопросу судьбы крымскотатарского народа и как это обычно бывает – своих личных бизнес-интересов. Но данные действия не срослись, реальных договоренностей достичь не удалось. Однако именно решимость Ленура Ислямова, по инсайдерской информации из его близкого окружения – и явилась той основной движущей силой акции гражданской блокады Крыма.

    Вторым моментом, который влияет на скептические оценки украинцами действий и заявлений Ленура Ислямова, является его близость с Айдером Муждабаевым, гражданином России. А гражданство России для украинцев становится маркером негативной реакции по отношению к его обладателю, особенно если он делает ряд громких и жестких публичных заявлений, например, критикует действия украинских властей. В этом плане Айдер Муждабаев засветился по полной: от упомянутых заявлений по поводу блокады, до его недавнего требования упростить процедуру рассмотрения статусов пребывания российских активистов в Украине. Последнее вызвало достаточно бурную реакцию в украинском обществе, уставшем от различного рода российских активистов.

    А вот тут мы подходим к одному из ключевых вопросов – чей Крым? И при всей юридической очевидности ответа – Крым это оккупированная и аннексированная территория Украины, существует ряд нюансов. Одним из первых нюансов является то, что Крым – это историческая Родина крымскотатарского народа, поэтому для них это вопрос не только и не столько территории, а «сакрального места», земли предков.

    Фактически мы можем говорить, что крымскотатарский народ борется за право самоопределения. Именно этот момент побудил их принять участие в блокаде Крыма. Крымскотатарский народ зарабатывает политический вес на международной арене, а представители крымскотатарских общин в ЕС активно ищут спонсоров и политическую поддержку своей акции на административной границе Крыма. Впоследствии это дает им право ставить вопрос как минимум о национальной автономии в рамках Украины, а как максимум, при силовом развитии событий – и о полном суверенитете.

    Не вызовет удивления, если завтра какая-либо влиятельная третья сила окажет поддержку стремлению крымскотатарского народа к самоопределению и Крым перестанет быть Украиной, а станет «Бизим Къырым!».



    На сегодняшний день «Крым – это Украина!» для крымскотатарского народа – лозунг тактический, а не стратегический. Об этом свидетельствует даже демографическая статистика: на начало российской оккупации в Крыму проживало около 2 млн человек, из них 10% составляют представители крымскотатарского народа. Может ли крымскотатарский народ опираться только на свои силы в своем стремлении к самоопределению? Ответ очевиден – им нужна поддержка третьих сил, естественным союзником выступает украинская громада. Но своих устремлений крымскотатарские лидеры никогда не скрывали, они открыто ставят вопрос об  автономии после деоккупации и возвращения Крыма. Об этом, например, заявлял в ходе одного своего выступления Рефат Чубаров.

    Право на самоопределение нации является неотъемлемым естественным правом, прописанным в уставных документах ООН. Правда, вопрос должен решаться строго в политической плоскости, как это происходило недавно в Шотландии и в Стране Басков. Но готова ли к такому повороту событий украинская громада?

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Вчера / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив