«Мягкий» путь этнического возрождения казаков

    Успеют ли “умеренные” казаки претворить свои планы в жизнь?

    Успеют ли “умеренные” казаки претворить свои планы в жизнь? Успеют ли “умеренные” казаки претворить свои планы в жизнь?


    В качестве исходного материала для написания этой статьи автор использовал Аналитическую справку о “Движении восстановленных станиц”, составленную от имени Правления Съезда восстановленных станиц и подписанную его председателем О.В. Маняшкиным и ответственным секретарём А.В. Фалалеевым.

    В справке отчётливо наблюдается стремление умеренной части природных казаков к проведению “мягкой”, неконфронтационной казачьей политики в отношениях с установленным в РФ режимом. Но, при декларировании своей “договороспособности”, “мягкие” или иначе “умеренные” казаки всё же стремятся к осуществлению на практике основных целей и задач, стоящих перед Казачьим Народом. То есть, они никак не могут относиться к числу противников Казачьего Народа. Просто они относятся к числу таких казаков, которые стремятся добиться казачьих целей максимально мирным путём, через переговоры и соглашения с властями.

    Такое внутриказачье разделение относительно выбора приемлемых путей достижения поставленных целей можно сравнить с таким же разделением в ирландском национально-освободительным движением, что существовало в ближайшей к Великобритании колонии. Там, в Ирландии, параллельно сосуществовали легальная ирландская национальная партия “Шинн Фейн”, имевшая даже местное парламентское представительство, и подпольная ИРА – Ирландская Республиканская Армия, осуществлявшая борьбу с англичанами посредством террора.



    Конечно, этот пример показывает лишь крайне резкое размежевание в выборе методов борьбы за национальные идеалы и ничего подобного ему в казачьей среде не наблюдается. Среди нас не видно казаков, готовых к террору, но также не наблюдаются и казаки, составляющие национально ориентированную парламентскую партию. Последнее – просто в силу её отсутствия (не будем обсуждать причину этого, поскольку тема за долгие годы обмусоливания и пережёвывания уже навязла на зубах, как смола, но так и не решается). Вышеприведённым примером разделения на “умеренных” и “радикальных” участников любого национально ориентированного движения автор хотел лишь показать пример водораздела, который практически всегда наличествует в любом конкретном случае, или, как в нашей теме, в движении казачьего национального возрождения.

    В плане такого водораздела в казачьей среде Движение восстановленных станиц, конечно, представляется менее радикальным казачьим течением, чем ряд других, образовавшихся за последние годы в РФ. Однако, в отличие от последних, среди национально ориентированных “умеренных казаков” заметен более высокий процент интеллигенции и разного рода специалистов, что само по себе уже неплохо.

    Вероятно, в силу этого Движение восстановленных станиц не только набрало гораздо бо́льшую массовость относительно казачьих “радикалов”, но и смогло разработать целый ряд документов, детально рассматривающих пошаговое движение в сторону общеказачьих национальных ориентиров. Среди важнейших из этих документов – разработка Плана поэтапного развития Движения, который разбит на два временны́х периода. I этап (до 2018 г.) – это разработка и реализация мер организационного и нормативно-правового обеспечения реабилитации казаков, как репрессированного народа. А II этап (до 2020 г.) – отводится на выполнение конкретных мер по социально-экономическому и культурному развитию территорий исторического и традиционного проживания казаков.

    В Аналитической справке Движения восстановленных станиц имеется интересная социологическая информация. Согласное ей, исследования, проводившиеся в начале 1990-х, 2000-х и в 2008-м годах на территории Южного Федерального Округа России (ЮФО) выявили устойчивую региональную этнонациональную казачью идентичность. 34,5% жителей ЮФО считают себя казаками, что составляет около 5,3 миллиона человек. Из них свыше половины относят себя к казакам по происхождению. При этом около 49,3% всего населения “в основном поддерживает” движение за возрождение казачества (данные Минрегиона России от 7 – 22 июля 2008 г.).



    Население, относящее себя к казачеству, делится на две основные группы. Первая – это природные казаки, объединённые исторической памятью о своём происхождении, устойчивыми социально-хозяйственными и культурными связями, элементами местного традиционного (обычного) казачьего самоуправления. Их оценочная численность в ЮФО составляет около 3,3 миллиона человек.

    Вторая – переменная группа, широко определяемая как казачество, – состоит из разнородных подгрупп населения, в основном славянского происхождения, и некоторых потомков казаков, которые периодически используют казачью идентичность по разным личным основаниям. Это члены казачьих обществ, включённые в “казачий реестр” РФ или в иные общественные и политические объединения.

    Аналитическая справка отмечает проблемы, имеющиеся у казаков в политико-правовой сфере, где, согласно справке, отсутствуёт учёт интересов казачества. Сообщается о том, что население ЮФО, относящее себя к казакам (упоминавшиеся 34,5% или 5,3 миллиона человек) считает, что его интересы или “не учитываются” или “учитываются слабо”. Причинами этого являются:

    - в местах проживания казаков низкий уровень их присутствия в представительных и исполнительных органах государственной власти, а также местного самоуправления, что сопровождается противодействием реализации местного традиционного казачьего самоуправления, как основной формы политической и территориальной реабилитации;

    - уклонение органов государственной власти и местного самоуправления от исполнения федерального законодательства о реабилитации репрессированных народов в отношении собственно казаков;

    - отсутствие в программах парламентских “системных” партий целей и задач, прямо связанных с оформлением бюджетных обязательств по социально-экономическому развитию мест исторического и традиционного проживания казаков;

    - декларативность актов, определивших основы государственной политики в отношении казачества при отсутствии оформленных обязательств органов государства по видам государственной и иной службы в отношении казачьих обществ, включённых в госреестр.

    Всё это в целом оценивается собственно казаками как дискриминация и приводит к оттоку казаков из реестра, некоммерческих и иных “казачьих” организаций и делает необходимым поиск средств более радикального воздействия на власть.

    * * *



    Аналитическая справка определяет существующие проблемы, которые каким-то образом предстоит решить казакам на пути их поступательного движения к конечным целям. Среди таких проблем авторы указывают следующие.

    В социально-экономической сфере ЮФО не учитывается то, что более 2/3 территории региона ЮФО – это места исторического и традиционного проживания репрессированной общности казаков, в отношении которой не завершён процесс реабилитации. Основными сопутствующими деструктивными факторами являются:
    – неразвитость социально-экономической инфраструктуры;

    – неконтролируемая миграция как основа демпинговой конкуренции на местном рынке труда;

    – незавершённость реформы территориально-административной структуры управления (так, в Волгоградской области примерно из 1.500 сельских и городских населённых пунктов 2/3 не имеет органов местного самоуправления);

    – дефицит бюджетообеспеченности муниципалитетов и предоставление бюджетных услуг по минимальным обязательным стандартам лицам, мигрировавшим на территорию субъекта федерации и не включившимся в процесс формирования бюджета в течение года, приводит к фактическому изъятию финансовых средств из местных бюджетов, сформированных за счёт налоговых платежей представителей традиционного сообщества.

    * * *



    Сценарные условия развития политических событий при “статус-кво”. Развитие “украинского кризиса” и выдавливание казаков из “Новороссии”, международные санкции способствуют росту воинственного патриотизма, милитаризации массового сознания и повышению внутренней напряжённости в стране. Это объективно вызывает поиск новых мобилизационных форм организации жизнедеятельности коренного населения ЮФО. В целом эти факторы делают “стержнем” избирательной президентской кампании 2018 года идею национально ориентированного патриотизма. Этому, в конкретных условиях региона, наиболее соответствует сложившийся образ “казачьего возрождения”. Так, задаются основные параметры для пропагандистских кампаний как “системных” партий, так и иных потенциальных участников, которые настроены конфронтационно в отношении действующего президента В.В. Путина.

    Далее в Аналитической справке даются советы и намёки действующим на политическом поле игрокам. В том случае, если кто-то из них заинтересуется возможностью привлечь к себе симпатии и политические предпочтения Казачьего Народа, даже вне зависимости от “умеренного” или “радикального” политического мировоззрения каждого конкретного казака, нижеизложенные сведения могут оказаться весьма полезными. Приводим их блок:

    Для влияния на электоральные предпочтения казаков в президентских выборах 2018 года целесообразно на федеральном и региональном уровне поддержать меры Движения восстановленных станиц, которые направлены на преодоление социально-политического напряжения в ЮФО и Ставропольском крае, а также совершенствование государственной политики в отношении казачества – через реабилитацию репрессированной исторически сложившейся культурно-этнической общности казаков в местах их исторического и традиционного проживания.

    Территория Движения на сегодня охватывает восстановленными казачьими станицами муниципальные образования ряда областей:
    - Волгоградской – 4, Ростовской области – 11, Омской – 1;
    - проявлен активный интерес казаков в Ставропольском и Краснодарском краях;
    - перспектива развития выявляется в Поволжском и Сибирском федеральных округах.



    Движение постоянно расширяется как внутри указанных субъектов федерации, так и вне их границ, приобретая общероссийский характер.

    Базу движения составляют представители репрессированной общности казаков. (То есть, природные казаки, а не “члены казачьих обществ” или “реестра”. – Примечание автора). Их численность в России разными источниками оценивается от 3,5 до 7,5 миллиона человек.

    Правовое положение “восстановленных станиц” определяется законодательством РФ (Конституция России, Законы Российской Федерации от 26 апреля 1991 г. № 1107-1 “О реабилитации репрессированных народов”, от 06 октября 2003 г. № 131-ФЗ “Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации”, Указ Президента Российской Федерации от 16 сентября 1995 г. № 948 “О мерах по осуществлению территориальной реабилитации репрессированных народов”), как форма непосредственного осуществления населением местного самоуправления и организация участия его в местном самоуправлении в соответствии с историческими казачьими традициями.

    Цель Движения восстановленных станиц в политико-правовой сфере – восстановление исторической справедливости и оформление казачьих станиц как субъекта национально-государственных правовых отношений, который правомочен решать вопросы реабилитации (политической, территориальной, культурной, возмещение ущерба) репрессированной общности (народа) казаков.

    (Если бы политик, решивший воспользоваться этой статьёй для “наведения мостов” с казачьим электоратом, включил в свою программу хотя бы декларативно желание восстановить казачьи национально-территориальные автономии с казачьим же традиционным самоуправлением – он, несомненно, приобрёл бы в качестве своих сторонников подавляющее большинство тех природных казаков, до которых дошла бы такая информация! – Примечание автора).

    Организационные и правовые мероприятия политической и территориальной реабилитации реализуются в существующих административных границах и структуре органов местного самоуправления, государственной власти в составе субъектов Российской Федерации и направлены на восстановление казачьих станиц, как формы организации:
    1) добровольного волеизъявления и самоопределения казаков на их непосредственное участие в решении вопросов реабилитации;

    2) учреждения казачьих органов местного территориального станичного самоуправления и регионального управления.



    При этом:
    - не пересматриваются сложившиеся административные и национально-государственные границы;
    - не присваиваются полномочия существующих территориальных муниципальных и государственных органов власти (в их задачах и функциях нет вопросов, связанных с реабилитацией, а казачьи органы управления входят в структуру существующей власти именно с этими полномочиями);
    - не нарушаются права граждан, которые не относят себя к казачеству, так как полномочия сформированных органов местного казачьего самоуправления распространяются в отношении населения, которое добровольно относит себя к репрессированной общности казаков.

    Цель движения в социально-экономической сфере – организация зон опережающего социально-экономического и культурного развития территорий исторического и традиционного проживания казаков.

    Основные направления движения в достижении указанной цели:
    - восстановление экономических основ традиционного образа жизни и казачьего землепользования, адаптированных к современным условиям через создание народных предприятий, обеспечивающих занятость населения и увеличение его доходов;

    - создание благоприятных инвестиционных и налоговых режимов для зарегистрированных здесь отечественных и иностранных субъектов предпринимательской и инвестиционной деятельности;

    - развитие вертикально интегрированной кооперации в производственной, сбытовой, финансовой сферах, развитие природосберегающих производственных технологий, обеспечивающих возобновление материальных и природных ресурсов, имеющих приоритетное значение для экономики казачьих производителей;

    - оформление в системе межбюджетных отношений зон опережающего развития долговых федеральных обязательств по удовлетворению финансового требования возмещения ущерба, причинённого государством репрессированной общности казаков с учётом современного административно-территориального устройства.
    Достижение поставленных целей обеспечивается местным казачьим самоуправлением в восстановленных станицах, основанным на принципах традиционного (обычного) народоправства, реализуемого через:

    - непосредственное участие населения в осуществлении властных полномочий;

    - поддержание баланса прав и обязанностей полноправных членов местного сообщества в отношениях друг с другом и с органами управления станицы, муниципалитета и государственной власти;

    - определение качества реализации полномочий станичных органов управления в пределах установленного срока их осуществления в системе индикаторов достижения результатов в конкретных сферах жизнеобеспечения местного сообщества.

    Итак, напомним: “умеренными” казаками сроки реализации их программы в достижении поставленных перед собой целей и задач предусматривают работу до 2020 года. Но вопрос заключается не только в том, получится ли у “умеренных” казаков найти компромисс с властью и разглядеть какого-то из действующих политиков, который окажется готовым пойти на взаимовыгодный союз с Казачьим Народом.

    Вопрос заключается также и в том, успеют ли “умеренные” претворить свои планы в жизнь (даже при готовности к уступкам со стороны властей) или же за время их планового движения к казачьей цели свершатся революционные перемены в обществе и стране? Такие перемены, в результате которых, по непреложному закону всех социальных катаклизмов, ведущие позиции в любом национальном или возрожденческом движении переходят к радикалам?

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    21 Июля / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив