Многие “вольные” казаки отказались участвовать в операции по воссоединению Крыма с Россией

    Комментарии на полях одной статьи

    Юрий Сошин Юрий Сошин


    Amitus Plato, sed magis amica veritas

    (Платон мне друг, но истина дороже)
    Сократ

    Агентство Политических Новостей 27.02.2017 г. разместило статью журналиста, кандидата философских наук, эксперта по Кавказу, природного терского казака Юрия Сошина “Российское казачество на Донбассе”. Прочтение её и подвигло меня на написание этих комментариев. 

    С Юрием Сошиным я лично никогда не встречался, но знаком как с его прежними печатными публикациями по казачьей теме, так и по устным выступлениям на канале «Народ ТВ». Моё впечатление о Сошине, который, по его признанию, считает казаков субэтносом в составе русского народа, сложилось положительное: я считаю его грамотным, добросовестным и авторитетным публицистом. Однако в данной статье в глаза бросился ряд моментов, которые требуют уточнения, поскольку искажают картину недавней войны на Донбассе и участия в ней казаков. Итак, приступаю. 

    В своей статье Ю. Сошин пишет: «Помимо “Казачьей национальной гвардии” (КНГ) атамана Николая Козицина и многочисленных формирований из местных луганских, реже донецких, казаков, российские казаки-добровольцы в донбасском конфликте участвовали массово. … Надо отметить, что Новороссия воспринимается казаками-националистами как часть “Казачьего Присуда” – исконных, “Богом данных” земель, которые нужно воссоединить с родными территориями в России. Но фактор “воссоединения” не являлся основным стимулом к участию в боевых действиях. Конфликт на Донбассе воспринимался как некая “священная война” с “силами мирового Зла”. За три года военных действий не отмечается ни одного случая вступления российских казаков в формирования, воюющие на украинской стороне». 

    Здесь – первая неточность. Автор текста Ю. Сошин, наверное, просто не слышал, что были и казаки, воевавшие на украинской стороне, хотя, конечно, их численность была незначительной. И именно они показали, что казаки не «100-процентные жертвы» украинофобской пропаганды, и что, скорее всего, так же, как и прочее население РФ, оказались поражены информационным оружием Кремля на те же самые 86%.



    К ним, непоражённым, относился, в частности, казак Александр Разумов, получивший затем за участие в «Правом Секторе» от российской «Фемиды» 7 лет тюремного срока. Или тот же уссурийский казак Олег Бутусин , оставшийся после службы в 7-м батальоне ДУК вместе с семьёй на жительство в Украине. И это только те, о ком стало известно! 

    Далее Сошин сообщает: «Несмотря на то, что в 1990-е годы некоторые националистические общины Дона и Кубани поддерживали связи с украинскими националистами, в настоящее время Украина как государство и как определённое историко-культурное пространство воспринимается всеми российскими казаками как враг».

    Но здесь Сошин опять допускаёт (по незнанию?) дезинформацию про “всех российских казаков”, поскольку, например, хорошо известно отношение и к войне, и к Украине таких известных в казачьем информационном пространстве казачьих деятелей, как В.П. Мелихов или Сергей Лошкарёв (Белогвардеец). А уж сколько малоизвестных казаков не считают Украину “казачьим врагом”, таких вообще не сосчитать! Одних только мне известных я мог бы насчитать человек десять!

    Далее Сошин утверждает: «Полным крахом окончились попытки некоторых московских “вождей вольного казачества” пропагандировать западно-либеральный подход к донбасской войне в плане симпатий к “украинским братьям, борющимся с общим кремлёвским врагом”». Да, но то же самое произошло с подавляющим большинством жителей РФ, в 86% своего состава оказавшихся под влиянием украинофобской пропаганды Кремля. Украинскому политическому и общественному деятелю ХХ века В.К. Винниченко приписываются слова: «Российский демократ заканчивается там, где начинается украинский вопрос». И война, развязанная на Украине в 2014 г. режимом Путина – наглядное тому подтверждение. Ведь именно она смогла вчерашних оппозиционеров в РФ быстренько перековать в идейных солдат Путина. 

    А что же казаки? А казаки ничего! Они, поражённые в результате информационных спецопераций режима Путина, оказались точно в такой же роли жертв информоружия, что и прочие жители РФ! И если посмотреть на национальный состав воевавших с пророссийской стороны, то нельзя не отметить заметный процент солдат-бурятов.

    Однако этот перекос – всего лишь следствие приказов военного министерства РФ, почему-то с большой охотой отправлявшего именно срочников-бурятов на восток Украины, а не какая-то врождённая ненависть бурятов к украинцам.

    Так же нет и какого-либо «национального антагонизма» у казаков к украинцам, которые, если бы не отравляющее действие информационного оружия Кремля, силой схожих неблагоприятных условий выживания вполне могли бы стать даже союзниками.

    И тогда криминальной «элитой» РФ точно овладел бы «тихий ужас»!

    «Не секрет, – повествует далее Сошин, – что часть членов казачьих организаций и групп по отношению к современной российской власти настроена оппозиционно и принципиально дистанцируется от неё и инспирированных ею мероприятий.

    В частности, по этой причине многие “вольные” казаки отказались участвовать в операции по воссоединению Крыма с Россией».



    И далее Сошин продолжает: «В отношении гражданской войны на Украине такой отрицательной мотивации нет и весь спектр “вольного” казачества активно принял в ней участие».

    Позволю себе выразить как недоверие самому факту такой разницы в векторах поведения казаков, так и недоумение относительно того, что Сошин даже не попытался хоть как-то объяснить сию разницу. И если всё-таки она имела место быть, лично я смог бы её объяснить только (и исключительно!) одним: более масштабным применением Кремлём информационно-психологического оружия, что и в действительности было заметно в СМИ и телевизионных передачах того времени.

    Далее Ю. Сошин сообщает то, с чем трудно не согласиться. Но я всё-таки не могу удержаться, чтобы не привести это утверждение, поскольку не только его разделяю, но и хотел бы сделать на нём дополнительный акцент: «Многие казаки своё участие в боевых действиях не афишировали ранее и держат в тайне вплоть до настоящего времени. О причинах подобной скрытности казаков-добровольцев атаман донской казачьей общины в Москве рассказывал автору в сентябре 2014 года: “Казаки в Новороссии российской власти нужны только пока идёт война.

    В России настоящие воины уж точно нужны не будут. Что с ними сделают потом – непонятно. Может, будут выявлять воевавших, ставить на учёт, а потом ликвидировать. Так что лучше не светиться. На этой войне казаки нужны только подконтрольные. То, что помощь из России идёт именно Козицину, а не настоящим казакам, понятно. Тем, кто наверху, только такой, как Козицин, и нужен, которым может управлять любой, кто платит”.

    И все дальнейшие события подтвердили этот вывод. Наиболее заметные и независимые боевые атаманы были все отстреляны, а атаман Н.И. Козицын сегодня не только жив-здоров и благоденствует в кругу семьи, но и вновь издаёт какие-то приказы о готовности казаков для возможного участия в боевых действиях на востоке Украины…

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    21 Июля / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив