Король казак-африканец

    Не выдуманная история Сергея Котова-Дарти

    <span>Котов-Дарти Сергей Фануэльевич</span> Котов-Дарти Сергей Фануэльевич


    В ответ на одну из моих критических публикаций относительно нынешнего состояния казачьего сообщества читатель Виктор Цветков отреагировал коротким замечанием: “Всё верно, нет [казачьей] элиты, нет интеллектуалов, нет личностей, всё размыто путлеровскими индульгенциями”.

    Думается, нижеприводимая курьёзная история лишь подтверждает слова В. Цветкова, поскольку она могла произойти лишь в совершенно дезориентированном казачьем этносоциуме. Ведь просто невозможно даже представить себе, чтобы нечто подобное могло случиться в каком-нибудь чеченском тейпе или, на худой конец, среди более толерантных бурятов. Для подобной ситуации с демонстративным игнорированием своих этнических корней подходят только так называемые “казаки государственного реестра”…

    Невольно вспоминается один анекдот. Почти по нашей теме.

    В метро еврей Рабинович замечает, что его сосед по сиденью, африканец, читает газету на иврите. Рабинович дружелюбно толкает африканца в бок и, заговорщицки подмигивая, спрашивает: “Ну ты даёшь! Тебе, что, мало быть просто черным?”…

    Да уж… “Чудны дела твои, Господи!” – именно так хочется воскликнуть, узнав невыдуманную историю некоего Сергея Фануэльевича Котова-Дарти. И посмотрев на его портрет, где он облачён в “почти казачий” китель (“почти” – поскольку у казаков традиционно самый высокий чин был полковник, а на фото – аж, как сказал бы дед Щукарь из романа М. Шолохова, “енерал”!). Этот чернокожий сирота, выросший в детском доме в Твери, сам пробивал себе дорогу в светлое будущее. И пробил. Теперь он русский учёный, казачий генерал и африканский король! Всё вместе. Оксюморон? (Оксюморон – изначальное противоречие, типа “живой труп”, “оглушительная тишина” и тому подобное. – Примечание автора).

    И из-за этого оксюморона лезет в голову ещё один анекдот по теме, взятый, похоже, прямо из жизни.

    Сидят двое мужчин в пивном ресторане в Новочеркасске. Заходит африканец. Говорит:

    – Мужики! Хорошее пиво есть?

    – А тебе какое хорошее, казачок? – с иронией говорит один.

    – Наше.

    – Эфиопское что ли?

    – Нет, донское конечно.

    А теперь я передаю слово казаку из Сухого Лога Анатолию Потанину, и рассказанное им уже совсем не анекдот: “В городе Новочеркасске я встретил казака. В красивом дорогом мундире. При высоком чине… С шоколадным лицом!”.

    Это был Котов Сергей Сергеевич. Несколько лет назад через телевизионную передачу “Жди меня” он нашёл своего отца и узнал, что происходит из рода африканских вождей и называть его на самом деле нужно иначе – Сергей Фануэльевич Дарти. Русский, чернокожий и казак в одном флаконе – “три в одном”! Это даже более круто, чем в коммерческой рекламе шампуня “Head and shoulders”, где имеется всего лишь “два в одном”. Анатолий Потанин, часто снимающий видеоролики на темы казачьей жизни, заинтригованный странным, необычным сюжетом, подошёл и попросил негра в казачьей одёжке дать ему интервью, на что “негроказак” охотно согласился.

    Служил он в Советской армии, затем работал трактористом в совхозе. Закончил институт, защитил диссертацию, стал учёным-агрономом. Получил степень доктора наук и “поверстался в казаки”! Благо, казачий реестр в своих требованиях к кандидату выдвигает лишь два условия: быть гражданином РФ и иметь возраст от 18 до 60 лет. Сергей Дарти имеет жену Злату и трёх детей. Квартиру, машину, общественный статус.

    Именно жена Злата для полного семейного счастья и решила поискать своему мужу папу, а себе свёкра. Задумано – сделано! Она обратилась в телепередачу “Жди меня!”, написав письмо её ведущему Игорю Кваше. Так, мол, и так, мой муж – хороший человек, но вот горе горькое: не знает он своих родителей!



    И Кваша, к вящей радости супругов, разыскал отца Сергея. Оказалось, что тот работает гинекологом у английской королевы Елизаветы II. И зовут его Фануэль Дарти. Именно этот гинеколог принимал роды у знаменитой в недавнем прошлом принцессы Дианы (“Леди Ди”). Учился папа своей профессии в Твери, где и познакомился с матерью Сергея – Ниной Котовой. Котова училась в одном из тверских техникумов, потом работала на текстильной фабрике. На одной вечеринке познакомилась с черным кавалером. Два года они встречались, вроде бы хотели даже пожениться. Но встала на дыбы её родня: “За негра?! Где это видано!”. И Котова, ничего не сообщив любовнику о беременности, в 1966 году родила негритёнка. И сразу же, ещё находясь в роддоме, отказалась от него. Негритёнка передали на воспитание в детский дом.

    Но это ещё не всё, что удалось раскопать Игорю Кваше! Отец Сергея является не просто африканцем, каковых сегодня немало обретается по просторам зажиточной Европы. Он – сын одного из племенных королей в западноафриканском государстве Гана. При этом неискушённому читателю мы должны сообщить, что “африканский король” – это совсем не такой король, как его понимает в своём представлении средний европеец. Африканский “король” – это не глава государства, а всего лишь племенной вождь. И потому в одной только Гане их имеется не один и не два, а ровно столько, сколько там проживает разных племён, и которые существовали задолго до прихода сюда в конце XV века европейцев. Именно европейцы (португальцы) и назвали местных вождей, в соответствии со своими средневековыми политическими традициями и понятиями, “королями”.

    1940-х годах усилилась освободительная борьба племён английской колонии Золотой Берег, которая под руководством Кваме Нкрумы увенчалась провозглашением независимости. С 1957 по 1961 год колония Золотой Берег стала именоваться Доминионом Гана, а затем Республикой Гана (гана – это один из титулов верховного правителя одного из местных племенных государств, существовавшего здесь с IV по XIII век и переводится как “военачальник”). Кваме Нкрума ориентировался во внутренней и внешней политике на страны социалистического лагеря, в первую очередь на СССР и Китай. И потому-то папа Сергея оказался на учёбе в старинном российском провинциальном городе Твери.



    В феврале 1966 года Нкрума был свергнут группой офицеров. За этим последовала серия сменявших друг друга военных хунт и слабых гражданских правительств. В июне 1979 года младшие офицеры во главе с капитаном ВВС Джерри Ролингсом совершили очередной переворот. 31 декабря 1981 года офицеры во главе с тем же Д. Ролингсом устроили новый переворот. В 1990 году военным режимом было объявлено о начале перехода к гражданскому правлению. В ноябре-декабре 1992 года в стране прошли первые президентские и парламентские выборы на многопартийной основе. Президентом был избран Д. Ролингс, правивший до того Ганой уже на протяжении 19 лет. В декабре 2000 года новым президентом был избран Д. Куфуор. В 2004 году он был переизбран на новый срок. В декабре 2008 года следующим президентом стал Д.А. Миллз. После кончины Миллза в 2012 году к власти в стране пришёл вице-президент Д.Д. Махама. На выборах 7 декабря 2016 года Махама проиграл Нане Акуфо-Аддо, который 7 января 2017 года стал президентом Ганы. Такова была не слишком стабильная политическая ситуация в бывшей колонии после получения ею независимости. А теперь о самой стране.

    На севере и северо-западе Ганы климат субэкваториальный (дождливый и сухой сезон), на юге и юго-западе – ближе к экваториальному. Среднегодовая температура воздуха +26 – 29°С. Гана – аграрная страна, но имеет благодаря бывшим колонизаторам развитую горнодобывающую промышленность, и добыча золота даёт стране свыше 50% всех валютных поступлений. Основная статья экспорта – какао, под посадками которого находится свыше 50% обрабатываемых земель. Так что, хоть здесь и жарковато, но зато проблем с шоколадом у здешних казаков не предвидится. Правда, здесь вольготно чувствует себя виновная в тропической лихорадке знаменитая муха цеце, а на севере страны её стратегический союзник – мушка симилиум, переносчик болезни “речная слепота”. Распространены в Гане не только жёлтая лихорадка, но и коклюш, корь, лепра (проказа), малярия и шистоматоз. Нехватка чистой воды приводит к вспышкам кишечно-инфекционных заболеваний, в том числе холеры и тифа. Стремительно увеличивается число больных СПИДом: в 2001 году больные и ВИЧ-инфицированные составляли 3% населения, умерли 28 тысяч человек. Сегодня их, спустя 16 лет, гораздо больше. Здесь не очень благополучно и с работой. Поэтому с 1990-х годов из Ганы стали массами выезжать местные жители на заработки в страны Запада (трудовая эмиграция). Но где наши казаки не пропадали?! Ведь и в России с медициной в последние годы похожая беда, и у людей тоже нет работы, а кто её имеет, всё равно живёт на уровне безработных!

    Сегодня Гана – президентская республика, в которой, однако, республиканская форма правления тесно переплетена с традиционными племенными отношениями. Всего в Гане существует около 100 племенных “государств”, объединяющихся в федерации и управляемых вождями. Несмотря на долгое присутствие здесь португальцев, а затем англичан, около 38% населения до сих пор придерживается древних традиционных верований и напутствуется на правильный жизненный путь колдунами. Ещё 30% – мусульмане. Действуют несколько афро-христианских церквей, к которым относится около 24% населения.

    Страна делится на несколько регионов, в каждом из которых реальным влиянием обладают главы местных аристократических фамилий, объединённые в Палату вождей. Без одобрения Палаты вождей занять место в ганской власти невозможно.



    И род Дарти – один из самых знатных в центральном регионе этой страны. Так что, по всем показателям Гана – идеальное место для образования “Ганского казачьего Войска”. И по климатическим, и по политическим, и по социальным, и по экономическим… Или у кого-то на сей счёт всё ещё имеются сомнения?

    Один из ганских племенных вождей – дед Сергея Котова-Дарти, живший, как и многие его соплеменники, в Европе – умер. Титул вождя перешёл к его старшему сыну Фануэлю Дарти. И так получилось, что он одновременно и племенной король, и гинеколог. Чтобы не смешить таким необычным сочетанием весь цивилизованный мир, акушер-гинеколог, узнав о наличии у него сына-казака, отрёкся от королевского титула в пользу старшего из своих детей – Сергея. Другие племенные вожди и старейшины вызвали Сергея в Гану на коронацию, где “принц-казак” на общедеревенском пикнике под жарким тропическим солнцем был провозглашён королём.

    Согласно сведениям из интернета, коронация происходила так. В присутствии всех родственников и при стечении широких народных масс родной деревни клана Дарти Сергею Фануэльевичу, облачённому в ганские национальные одежды, водрузили на голову корону, после чего усадили на трон. Обрадованный возможностью досыта покушать на устроенном для него банкете, деревенский люд и многочисленные гости из соседних поселений устроили зажигательные ритуальные пляски под бой тамтамов. Мужчины танцевали с копьями и кремневыми ружьями, одетые в очень ветхие одеяния (странно, что не в юбки из пальмовых листьев, что представляется более традиционным видом одежды для этой части света. – Примечание автора). Как объяснили Котову-Дарти, это были одежды их давно умерших предков, которые извлекаются на белый свет потомками только в самых торжественных случаях, подобных этой официальной вечеринке. То есть, эти полурассыпающиеся лохмотья тут выполняют функцию традиционных фраков у европейцев из высшего общества.

    С тех пор Сергей Котов-Дарти, как считает интервьюировавший его Анатолий Потанин, живёт надеждой, что демократия в Гане “накроется медным тазом” и он станет монархом по европейскому образцу – общегосударственным. Что он будет править королевством.

    Вообще-то, хотя племенные монархии в Африке были упразднены в 1960 – 1970-е годы и главы племён лишились своих полномочий де-юре, фактически они остались вождями многих сотен, а то и тысяч подданных. И Палата вождей, всесторонне обсудив личность Сергея Котова-Дарти, решила, что “учёный казак” вполне достоин того, чтобы выдвинуть его для начала в президенты страны. Не сейчас, конечно, а лет эдак через десять. За это время Котову предложено было другими вождями, колдунами и старейшинами освоить английский (официальный язык Ганы, поскольку местных наречий тут десятки). Ознакомиться с местными реалиями. Набраться управленческого опыта. Обдумать, что он может сделать полезного для Ганы.

    А пока старейшины родов, которые провозгласили Сергея королём племени, тоже изъявили желание “поверстаться в казаки”. И свои родовые общины “преобразовать в казачьи родо-племенные станицы”. А потом таким образом будет создано могучее и славное “Ганское казачье Войско” во главе с атаман-королём Сергеем Котовым-Дарти из Твери!

    После коронации Сергея ему было предложено старейшинами заняться общественной деятельностью с прицелом на будущее президентство. И отныне его жизнь закипела и пошла куда как более насыщенно. У него появились публичные обязанности в Гане. Совместно с отцом-гинекологом они создали здесь образовательное учреждение, открыли в Гане центр, в котором хотят опробовать современные российские дистанционные образовательные технологии. “Казак-король” провёл переговоры по налаживанию взаимоотношений между Ганским государственным и Тверским государственным университетами, местным Политехническим университетом в городе Кумаси и Тверским техническим университетом. Обсуждаются вопросы более активного использования возможностей взаимодействия между Тверской государственной медицинской академией, где учился его папа Фануэль, в подготовке медиков-специалистов для Ганы.

    Во что выльются все эти проекты, переговоры и надежды на корону – пока неясно. Но ясно другое, что можно выразить (слегка перефразировав Л.Н. Толстого, говорившего так относительно русских) следующей фразой: “Негры казаками желают быть!”. Вопрос в другом: а желают ли казаки быть неграми? Чуть ли не ответом на этот вопрос можно рассматривать стихотворение, написанное природным казаком Валентином Егоровым. Называется оно “Показаченные”:

    Промчалась четверть века – ну и шо?

    Мундиры, блин, лампасы, аксельбанты.

    И, вроде, смотришь сбоку – хорошо,

    А в душу загляни – комедианты.

     

    Кинжал, папаха – вылитый черкес,

    И шашка-сувенир из Волгограда.

    Так хочется, чтоб наш Народ воскрес,

    Но новых, показаченных, не надо.

     

    Какой ты, нахрен, сотник, ёшкин кот?!

    Ты сотню-то видал не понарошку?

    Давай, втяни беременный живот,

    Разумная мыслЯ не лезет в бОшку?

     

    Заместо сердца – вставленный протез,

    Придуманные званья и награды...

    Так хочется, чтоб наш Народ воскрес,

    Но новых, показаченных, не надо!

     

    Погоны, зброя, шашка, грудь в крестах,

    Зарплата в соответствии с реестром.

    Вопрос про род – ответ “идите нах..!”,

    Вперёд, по главной улице, с оркестром.

     

    А прадеды глядят на нас с небес,

    Противна им казачья клоунада,

    Им хочется, чтоб наш Народ воскрес,

    Но новых, показаченных, не надо.

    И невольно мне вспоминается такое выражение: “Всё в истории повторяется. Сперва в виде трагедии, а затем в виде фарса”… Трагедия – это издевательский над понятием “Казачий Народ” так называемый “государственный казачий реестр Российской Федерации”. А на сей раз, похоже, нам продемонстрировано второе. Или всё же оксюморон?

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    21 Июля / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив