Казаки или ландскнехты

    Сегодня казаков из РФ на территории восточной части Украины практически нет

    Казаки  или ландскнехты Казаки  или ландскнехты


    Практически сразу после начала гибридных военных акций РФ против Украины, начавшихся в 2014 году как “крымнаш”, в которых заметное участие приняли казаки-добровольцы из РФ, украинские СМИ в своих сообщениях о воюющих казаках стали употреблять кавычки – “казаки”. Иногда добавляя к этому определение “так называемые”.

    И по сию пору, то есть в мае 2017 года, украинские информагентства продолжают употреблять и кавычки, и означенное определение. Насколько же они правы в таком презрительно-недоверчивом отношении к своему противнику, находящемуся в составе вооружённых формирований непризнанных республик “ЛДНР”? Попробуем разобраться.

    Ну, во-первых, мы будем вынуждены сразу же отказаться от попыток массово выявить присутствие “казачьего” в составе крови тех людей, что взяли в руки оружие и назвали себя казаками. Однозначно, в 2014, 2015 и даже в 2016 году таковые имелись, но каков был их реальный процент, никто достоверно сказать не сможет, поскольку в результате казачьего геноцида и дальнейших антиказачьих репрессий процентов, наверное, у 90 с лишним нынешних казачьих потомков нет никакой возможности документально подтвердить их родословные. И во многих случаях сами казачьи коллективы (союзы, объединения, общины и так далее) идут на то, что просто принимают на веру заявления своих членов об их казачьих корнях.

    Во-вторых. Нельзя отрицать того, что многие из казачьих потомков сегодня, даже зная о своих казачьих корнях, совершенно утратили казачье самосознание, приобретя общерусский (общеукраинский или какой-то иной) менталитет. Они впитали в себя и приняли как свои собственные жизненные ориентиры, установки и нравственные ценности народов, среди которых проходит их жизнь.

    Можно ли таких казачьих потомков называть казаками? Вопрос, как мне кажется, весьма спорный.



    А теперь перейдём к членам вооружённых формирований, имеющихся сегодня в ЛДНР, которые носят название “казачьих” и которые в украинских масс-медиа упорно закавычивают и именуют “так называемыми”. Попробуем выявить то существенное, что даёт основания украинским журналистам (может, даже, не всегда разумно осознанные и объяснённые, но идущие откуда-то из подкорки мозга) писать о них именно с такими уничижительными особенностями. Может, мы и впрямь столкнулись сегодня с реанимированным образом средневекового наёмника-ландскнехта?

    Попробуем разобраться. Из работы С.Е. Александрова “Немецкий наёмник конца XV – середины XVII вв.: грани ментальности” мы почерпнули о ландскнехтах следующие сведения.

    – Отдельно взятый средневековый наёмник-ландскнехт не являлся самостоятельной боевой единицей и в одиночку стоил немногого, в то время как вкупе с товарищами, в боевом построении или на общем сходе, мог вполне успешно противостоять нажиму как внешнего, “официального” противника, так и внутреннего – собственных военных властей, борьба с которыми, аналогичная борьбе любых наёмных работников за свои права, требовала от рядовых не меньшей сплочённости. Довольно быстро вожаки наёмников утратили братские чувства по отношению к своим подчинённым, что было взаимным, поскольку аппетиты первых в добывании доходов любым способом постоянно возрастали, напрямую затрагивая интересы рядовых, да и то, что антагонизм между предпринимателем, а именно в такой роли выступали военные вожди, и наёмными работниками не даёт возможности для какого-либо братского согласия, обе стороны прекрасно понимали. Таким образом, братство замкнулось на круг рядовых и избираемых ими роттмайстеров, низшего командного состава.

    Обычно военные трактаты Средневековья и другие источники именовали наёмников пренебрежительно “кнехтами”, “рядовыми кнехтами”, “пешими кнехтами” или просто “пехотой”. Как к более почётному имени “ландскнехт” к наёмникам обращались только тогда, когда хотели затронуть их орденскую честь, однако желаемого результата со временем удавалось добиваться всё реже, особенно когда дело касалось денег. 

    К началу XVII века от “рыцарских чувств” уже не осталось и следа. В этот период способы ведения войны, а также общепринятые нормы поведения на ней, резко изменились в связи с утратой рыцарством доминирующего положения и развитием массового наёмничества. И ландскнехты быстро утратили даже налёт прежней куртуазности. В коннице ситуация была иной. Среди рейтар (конников) тон задавали дворяне. И рейтары в целом неуважительно, обычно с насмешкой и презрением, смотрели на пехотинцев. Обостряла озлобление и тайная зависть к большему жалованию и привилегиям конников. Этот дележ рыцарского наследия нередко приводил к стычкам и потасовкам, иногда перераставшим в массовые побоища.

    Как же наёмник представлял себя сам? Основой его самовосприятия, психологии и, следовательно, отношения к окружающему миру было чёткое осознание своего особого положения, своей исключительности как члена воинской корпорации, с его точки зрения, самой славной и достойной. Но ландскнехт не мог не помнить о том, что он, по существу, является “лишним человеком”, изгоем, отторгнутым обществом, не нашедшим себе применения в мирной жизни, что всё различие между ним и последним нищим попрошайкой заключается лишь в том, что у него нашлись средства для приобретения вооружения и смелость, чтобы подвергать свою жизнь постоянной опасности. Даже если ландскнехт или рейтар выбирал себе дорогу в жизни сам, ища приключений, славы или в надежде на добычу, он всё равно полностью порывал с прежней жизнью. Закономерно у него рождалось чувство неприязни к “нормальной” жизни во всех её проявлениях. Скрытая зависть находила своё выражение в презрении ко всем невоенным, которые расценивались как домоседы, лентяи и трусы. Следует, впрочем, отметить, что и само общество не оставалось в долгу, своим отношением способствуя укреплению и развитию отрицательных эмоций.



    Не имевший ни земли, ни дома, ни семьи, ни какой-либо иной собственности, которая могла бы привязать ландскнехта к определённому месту, бродяга, ведущий кочевой образ жизни, для которого не существовало границ, терял, в большинстве случаев, всякие навыки и связи с привычным ранее занятием. При этом ландскнехты не платили каких-либо налогов и не несли повинностей. Во времена максимальной коммерциализации войны в военной среде окончательно восторжествовал утилитарный подход, при котором главным стремлением обеих сторон, работодателей и наёмников, стало стремление урвать что-либо друг от друга. И тут уже всякое могло случиться, как, например, произошло во время аугсбургского рейхстага 1538 года, когда в связи с внезапно пронёсшимся слухом о том, что солдатское жалование якобы проиграно одним из придворных императора, взбунтовавшиеся войска под угрозой оружия принудили Карла V к немедленной уплате.
    Итак, читатель теперь получил более-менее ясное представление о холостяках-ландскнехтах. Попробуем теперь разглядеть внутренний мир семейного казака и нащупать то в его мировоззрении и психотипе, что отличало это “последнее рыцарство Европы” (Вильгельм II, германский император, дал казакам определение: “Казачество – единственное сохранившееся в мире рыцарство”) от “рыцарского Ордена ландскнехтов” (так его задумывал император Максимилиан I Габсбург, создавая на основе верхненемецкого ополчения это новое тогда военное сообщество).

    Со времени присяги царю Алексею Михайловичу в Казачьем Народе военная составляющая стала преобладающей его постоянной жизни. Но при этом казаки имели и свой постоянный дом (курень), и семью с детьми, а также несли не только внешнюю военную службу, но и, в отличие от ландскнехтов, бесплатную натуральную. Тяготы их положения усугублялись начавшейся в 1817 году 57-летней Кавказской войной. Казаки служили в укреплениях и несли охрану кордонной линии, вынуждены были вести постоянную войну с горцами, а также были обременены дорожной, почтовой, подвозной, постойной и другими внутренними повинностями. Воинская система ценностей не обошла стороной и женщин-казачек. Конечно, они видели смысл своей жизни в семье и не считали насильственную смерть нормальной. Но, чтобы выжить в условиях Кавказской войны, нужно было уметь не бояться смерти и защищаться.

    1773 год был неурожайный. На Дону был голод. Расположенные по станицам “для спокойствия” русские войска под начальством Багратиона и Бринка съедали последний хлеб. «Мы пришли в крайнее разорение и бедность», – писали станицы наказному атаману, но тот ничем не мог им помочь, так как крымцы и кубанцы, усиленные ордами вновь переселившихся к ним из Бессарабии ногайцев, были неспокойны. Борьба с ними была перенесена на Кубань. Казаки изнывали в непосильных службах, страдали от принудительных переселений на разные “линии”. Посетивший в то время Дон и Волгу академик и путешественник С.Г. Гмелин писал: «Если хочешь бедную тварь в свете себе представить, то должно на память привести донского казака, на линии стоящего. Само собой явствует, что из отчизны своей посылаются казаки самые бедные и неспособные, кои не в состоянии были ни просьбою, ни деньгами от сей тяжести освободиться. Здесь поступают с ними так, как едва ль прилежный хозяин поступает со своим скотом. При величайшей бедности, в которой казак едва сухим хлебом голод свой утолить в состоянии бывает, должен в худой одежде сносить тяжести жары и жестокость стужи, или с своими товарищами укрываться в тёмную конуру, в которой непривыкшему ни одной минуты пробыть невозможно, потому что воздух, который они в оной в себя принимают, есть нежилого свойства. А для одной или двух своих лошадей, в коих состоит всё его стяжание, не имеет он такого корма, который для понесения таких трудов, коим лошади сих казаков подвержены, требуется. Наконец, по прошествии сего несносного времени, возвращается он с своими измученными лошадьми, если только удалось и свою и их спасти жизнь, в своё отечество беднее прежнего».



    Вот такой была действительная жизнь “единственного сохранившегося в мире рыцарства”. Однако тяжкий быт не мог перечеркнуть внутреннюю рыцарственность Казачьего Народа! Генерал Корсаков-Дундуков, бывший начальником Донского воинского штаба в 1861 году, так изложил свои наблюдения: «Как гражданин, каждый казак считает себя, с некоторым основанием, несравненно выше всех прочих подданных сословий России. Выборное начало и другие либеральные права, составляющие основу казачества на Дону, развили в нём чувство личного достоинства и самостоятельности. Выборное начало составляет одно из существенных их прав, которым казачество дорожит. Рядовой казак гордится, на станичных выборах и сборах, своим правом голоса наравне с бывшим своим командиром полка, офицерами, генералами, если они одной с ним станицы граждане». Жизнь женщины-казачки тоже резко отличалась от жизни, привычной русской женщине. Пока казак был на долгой военной службе, его жена вела своё хозяйство часто в одиночестве. Не зная барщины, в свободном труде она привыкла к аккуратной и добросовестной работе. И если муж содержал в холе своего коня, то жена не менее любовно чистила и мыла свой курень.

    Кроме того, нельзя не обратить внимание на такое немаловажное определение ландскнехтов: «Отдельно взятый средневековый наёмник-ландскнехт не являлся самостоятельной боевой единицей и в одиночку стоил немногого». А казак, что особенно зримо на примерах казаков-пластунов, выступал самостоятельной боевой единицей! Прекрасно подготовленный с самого нежного возраста к войне, мастерски владеющий оружием, принимающий самостоятельные решения и отличный диверсант – казак был совершенно иным типом бойца, нежели вчерашние люмпены, ставшие ландскнехтами.

    Ну а теперь, после столь долгого вступления, обратим наш взор на восточные территории нынешней Украины.
    Как сообщило 13 мая 2017 года украинское информагентство УНИАН, в ЛНР участились стычки между российскими военными и “казачьими” отрядами. «С начала мая сего года в населённом пункте Голубовка Луганской области увеличилось количество случаев столкновений между военнослужащими ВС РФ и представителями так называемых “казачьих формирований”», – сказано в сообщении. По данным украинской разведки, главари “казаков” отказываются выполнять приказы российских офицеров, которые обвиняются в хищении финансов и бестолковом командовании, что приводит к неоправданным потерям личного состава и техники.

    Что меня больше всего поразило в этом сообщении? То, что на Донбассе до сих пор присутствуют какие-то “казаки”, как их (именно в кавычках) именуют все украинские СМИ.



    Прекрасно известно, что здесь после отстрелов всех казачьих атаманов и командиров, заключений “на подвалы” большой массы рядовых казаков, возвращения в РФ других. а также переключения внимания на далёкую, но щедро оплачиваемую Сирию, казачье присутствие из России свелось к самому ничтожному минимуму. Этот отток, кстати, коснулся не только казаков, но и всяких иных добровольцев из РФ.

    Так откуда же в ЛНР люди, которые составляют “казачьи формирования” непризнанных республик? Некоторое время назад бывший “министр обороны” ДНР Игорь Гиркин (Стрелков) сообщал, что там добровольцы полностью “истощились”. И теперь вооружённые отряды ЛДНР формируются исключительно из наёмников, получающих за свою работу 15 тысяч рублей, что является для большой части населения единственной возможностью хоть что-то заработать в разорённом регионе.

    Так что, если ранее практиковавшееся украинскими СМИ закавычивание слов “казак”, “казачий” и так далее представлялось какой-то мелкой пакостью, попыткой хоть чем-то уколоть ненавистного противника, то теперь кавычки для этих слов выглядят вполне естественными и правомерными. А выступать против иностранных офицеров с обвинениями их в хищениях денег и бестолковом командовании могут не только казаки, но и любые наёмники, чему немало бывало свидетельств в истории. Когда наёмники, не получая обещанного или понеся значительные потери, отказывались повиноваться приказам, а то и поднимали вооружённые бунты. И вот как раз такое поведение является характерной отличительной чертой ландскнехта, в то время как казаки всегда ставили своим приоритетом не блага, а долг. Долг в том понимании, какое у них господствовало в массовом сознании и благодаря которому они всегда считались наиболее дисциплинированными и надёжными воинскими коллективами в составе вооружённых сил Российской империи. Даже при ужасающе отвратительном снабжении и довольствии.

    Тот же “УНИАН” от 12 мая привёл следующее сообщение: «Украинская разведка заявляет, что фиксируется ухудшение морально-психологического состояния офицеров российских оккупационных войск, которое связано с недовольством условиями прохождения службы, уровнем и своевременностью выплаты денежного довольствия и нарастающими противоречиями между кадровыми российскими военными и личным составом подразделений 1 (Донецк) и 2 (Луганск) АК ВС РФ из числа местного населения». Это сообщение уже прямо говорит читателю о том, что не только “казаков”, но и добровольцев из РФ теперь в значительной мере заменили “личным составом из числа местного населения”.

    Я не буду навязывать читателю собственные выводы из всей этой информации. Однако из изложенных фактов вполне однозначно, на мой взгляд, вытекает понимание, что сегодня казаков из РФ на территории восточной части Украины практически нет. А те, кто там выступает под казачьим именем, в своём подавляющем большинстве – современные ландскнехты.

    Частично – вчерашние люмпены. Даже если у них и есть в роду предки-казаки. Причём, ландскнехтами многие из них стали далеко не всегда из-за страсти к войне и убийству, а вынужденно – в силу безработицы, нищеты и безысходности. И для таких воинов как-то нелогично было бы думать о своей воинской службе, как службе ради достижения каких-то общеказачьих целей (в 2014-15 годах, по крайней мере, ещё ходили разговоры о завоевании своей государственности – Казачьей Республики). Сегодня те, кто состоит в “казачьих отрядах” ЛДНР, ни о чём ином, кроме зарплаты и возможности “поживиться” в процессе затянувшегося вооружённого конфликта даже и не мечтают. А о грезившейся ранее Казачьей Республике на территории “ЛНР”, карту которой можно видеть на прилагаемой к этой статье картинке, теперь даже и помечтать некому. Очередная попытка вновь оказалась неудачной.

    А теперь предлагаю подумать: ты сам-то, читатель, к какой из разновидностей “рыцарства” считаешь возможным отнести тех людей, что в ЛДНР сегодня носят имя “казаков”?

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    21 Июля / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив