Хроника Путина. Подавление оппозиции среди казаков

    Протестные настроения в казачьей среде имеют давние и прочные традиции

    <br class="Apple-interchange-newline" /><span>Павел Киприянович Турухин</span>
    Павел Киприянович Турухин


    Вопреки усиленно насаждавшемуся ранее царским, а ныне президентским режимом имиджу казаков, как верных слуг любой правящей в столице России элиты, протестные настроения в казачьей среде имеют весьма давние и прочные традиции.

    Достаточно вспомнить, что все без исключения большие так называемые Крестьянские восстания в России были на самом деле Казацкими войнами с Московским царством (позже империей), в которые лишь вовлекались массы прочего угнетённого Москвой населения, в основном русского крестьянства, но не только. Не только крестьянства, и не только русского.

    Острые противостояния московской власти и казаков произошли при Борисе Годунове, имевшие последствием Великую Смуту, едва не погубившую Московское государство, и при Петре I, погубившем вольность Дона и Запорожья. Русский поэт Максимилиан Волошин называл императора Петра I “первым большевиком на троне”. Характеристика хотя и образная, но исключительно точная. С воцарением в 1689 году на престоле Московии царя Петра I, впоследствии императора Всероссийского, “правда” казаков очень надолго, пожалуй, даже навсегда, разошлась с “правдой” империи. Казачья независимость раздражала каждого русского царя, и тем более не мог её переносить такой тиранический император, как Пётр I.

    В официальном издании Российской империи “Столетие Военного Министерства” читаем: «До последней четверти XVII века донские казаки были совершенно независимы от Москвы и в отношении Московского и других своих соседей вели свою политику». На карте 1696 года генерал Я. Брюс написал: «Юрты Донских Казаков». Перед началом 2-го азакского похода (Азак – официальное название Азова до его присоединения к России) Пётр I побывал на Дону, где лично ознакомился с устройством общественной жизни и бытом казаков. Поэтому через 4 года он “отблагодарит” казаков за поход со знанием дела, начав уничтожать их с ликвидации их важнейшего инструмента власти – Кругов.

    По мнению большинства историков, взятие Азова открыло новую эпоху в отношениях российского государства и народа казаков – эпоху полного подчинения казацких земель юрисдикции империи Романовых. Занимая Азов и дополнительно построив крепость Таганрог, Россия замкнула полное окружение. Одновременно на этих землях был дан старт совершенно новой для Руси-России национальной политике – политике превращения самобытного казацкого народа в так называемое воинское сословие, фактически в военного данника государства, пока, правда, называемого не “сословием” (это произойдёт позже, почти через полтораста лет), а неким “служилым народом”.

    Выдача царского жалованья стала производиться “по заслугам”. Ближе стоявшие к власти и проявившие больше преданности, оценивались выше других, удалённых, живших в городках, выше по Дону лежащих. Верховцы всегда считались неблагонадёжными, “смутьянами”, “ворами”. Они жили своей самостоятельной жизнью и на централизацию власти в Черкасске, часто сообщавшейся с Москвой, смотрели с подозрением. На походы Петра, а в особенности на приказы его подчиняться командирам-иностранцам они отвечали скрытым ропотом, таким, после которого казак берётся за саблю. Ропот этот ещё усиливало сознание, что тысячи их братьев “по милости” Москвы скитались по Куме и Кубани – старые донские казаки, преданные казачьей идее, своему народу, ставшие за вольные казачьи права и за старую казачью веру, в которой они родились, крестились и выросли. Приказывать молиться за неведомого им патриарха и московского царя – явления на Дону до того времени небывалые, недальновидные, чисто “московские”. Несмотря на огромную помощь, которую русскому престолу оказывали казаки, возглавляемые промосковской партией старшин, царь проводил чётко антиказачью политику. К тому же, к казакам уходили многие русские старообрядцы. На Дону видели в них стойкое пополнение и братьев если не по крови, то по старой вере. Царь требовал их возвращения, а Круги не хотели нарушать древнее обыкновение “С Дона выдачи нет!”.

    Вмешиваясь в донские дела и отнимая у казаков их исконное право по самоуправлению, царь спешно издавал одну грамоту за другой, указ за указом, часто противоречащие одна другой, иногда вопреки желаниям Войска. Антимосковские выступления продолжались на севере Дона и после гибели Разина. Только теперь они вылились в формы сопротивления “никонианским” новшествам. Положение было нестабильным не только на Дону.



    Показателем складывающихся новых отношений донцов с Москвой может служить следующий факт. В сентябре 1705 года станичный атаман Савва Кочетов, будучи в Москве, говорил униженно боярам: «Мы взысканы паче всех подданных, до нас не коснулся государев указ о платье и о бородах; мы живём по древнему обычаю, всякий одевается как ему угодно: один черкесом, другой по-калмыцки, иной в русское платье старого покроя, и мы не насмехаемся друг над другом. Немецкаго же платья у нас никто не носит и охоты к нему вовсе не имеем; если же угодно будет государю заставить нас носить немецкое платье, то мы противиться тому не будем». (Точно так же и сегодня реестровых казаков обрядили в новопридуманную в Москве форму, имеющую сходство с традиционной казачьей довольно отдалённое). Но, как выяснилось позже, далеко не все казаки были настолько раболепны перед московской властью.

    Война атамана Кондратия Булавина с империей Петра I с октября 1706 по апрель 1709 года стала одной из самых героических и в то же время заведомо обречённых на поражение освободительных эпопей казацкого народа. Военный потенциал даже объединённых казацких Войск (Запорожского, Донского, Яицкого, Терского) был несопоставим с мощью колоссальной военной машины империи, поставившей себе на службу профессионализм немецких офицеров и неисчерпаемую русскую крестьянскую массу, мобилизованную в рекруты. Вслед за Доном Пётр решил уничтожить второй центр вольных казаков – Запорожье. Задумано – сделано. Три полка под командой Яковлева 18 апреля 1709 года взяли Переволочну, разрушили замок и порубили около тысячи запорожцев, много их потонуло в реке. 11 мая была взята и разрушена Сечь.

    В дальнейшем в казачьей среде постоянно присутствовали протестные настроения против центральной власти. Тут и Череповский бунт в конце 1772 года на Дону, и Пугачёвский бунт 1773 – 1776 годов, и Есауловский бунт 1793 – 1794 годов. Последним заметным признаком недовольства властью в казачьей среде было “дело братьев Грузиновых”, уже при Павле I, в 1800 году. Братьям Грузиновым сочувствовали многие донцы. Они открыто говорили о том, о чём на Дону думали втихомолку не одни они.

    *  *  *



    Имея столь богатую протестную традицию, было бы странно ожидать её полное окоченение в нынешний путинский период существования казаков. Да, как и в прежние времена, огромная их часть идёт на поводу центральной власти, продавая свою волю и достоинство кремлёвской власти за унизительные подачки. Однако, наряду с ними, в части казачьих потомков сохраняется прежний свободолюбивый дух независимых людей, готовых отстаивать своё человеческое и казачье право на самостоятельные мысль, мнение, поступки. И, как и “бунташные казаки” прошлого, такая воля порой облекается в причудливые формы религиозно-идеологического оформления – от приверженности неофициальным течениям православия до участия в сектах и в общинах неоязычников. Одним из таких мировоззренческих проявлений стал так называемый “православный фашизм” – именно так назвал свою довольно редкую идеологическую платформу атаман казачьей общины в подмосковном городе Сергиев Посад Павел Киприянович Турухин. Проводя общую линию на подавление и выкорчёвывание любой оппозиции власти, в том числе в казачьей среде, режим Путина добрался, наконец, и до этого атамана.

    30 сентября 2016 года в подмосковном городе Сергиеве Посаде прошли обыски в квартире атамана, в казачьем штабе и в квартире одного местного блогера, после которых слуги путинского режима арестовали атамана местной казачьей общины имени атамана П.Н. Краснова бывшего лётчика, ветерана войны в Афганистане, награждённого орденом “Красной Звезды”, капитана в запасе Павла Киприяновича Турухина.

    В этот день около 9.30 во входную дверь квартиры атамана Турухина раздался звонок. Затем в железную дверь начали громко стучать и кричать. В дверях стояли три человека в масках и ещё несколько человек, которые держали автоматы наперевес и кричали: “Ложись, стрелять будем!”. При этом один полицейский снимал всё происходящее на камеру. Атаман повернулся к ним лицом и сказал: “Стреляйте, сволочи!”, после чего пошёл в свою комнату. Полицейские – за ним. Но когда увидели трёх малолетних детей и жену атамана, остановились, направив на Турухина оружие. Потом вошёл человек в штатском и в кроссовках, предъявив удостоверение на имя майора Нестерова Д.И. (начальника 2 отд. ЦПО ГУ МВД России по Московской области) и сказал, что будет производить обыск.

    Во время обыска полицейские называли атамана фашистом и террористом. Атаман отвечал, что правоохранители не должны вести себя так по-хамски с людьми и добавил, что никакого уважения к таким полицейским у людей никогда не будет и сравнил их с чекистами 1920-х – 30-х годов, которые убили миллионы невинных христиан в СССР только за то, что они не признавали советскую власть и были христианами.



    Читатель наверняка спросит: неужели обыск прошёл без каких-либо хитростей со стороны полиции? Как бы не так! Вскоре майор Нестеров стал задавать атаману вопросы на тему отношения к советской власти и неприязни к Сталину. Вероятно, для отвлечения внимания. В практике обысков, проводимых родной российской полицией, давно уже стало “доброй традицией” железобетонно обеспечить “правомочность” и “оправданность” творимого террора. Сергею Ажинову (Белогвардейцу) подбрасывали пистолет, В.П. Мелихову подбрасывали патроны, а атаману Турухину, для разнообразия и “неповторимости почерка”, решили подбросить “экстремистские материалы”.

    После окончания обыска в комнате Турухина, полицейский как бы случайно открыл дверки кладовки, и атаман увидел там небольшую коробку, которой раньше не было. Когда её открыл сотрудник полиции, там обнаружились газеты и германский орёл. Позже жена рассказала атаману, что слышала, как во время обыска, когда все были в комнате и понятые тоже, кто-то открывал кладовку в коридоре (при открытии она всегда издает специфический скрипящий звук).

    После такого “сюрприза” атаман поблагодарил Нестерова за то, что ему не подбросили гранаты и патроны. После словесной перепалки Нестеров вывел атамана в коридор подъезда и предложил сотрудничество по “сливу” информации на членов казачьей общины. Атаман ответил категорическим отказом и на этом разговор закончился. Нестеров приказал атаману собираться в следственный комитет и взять с собой теплые вещи.

    Так же прошёл обыск в казачьем штабе. Группа (до 20 человек) людей в масках и в штатском ворвалась в штаб и устроила погром, перевернув всё вверх дном, а находящихся там людей в количестве десяти человек вывели на улицу и уложили на землю, при этом некоторых избив. Не предъявив документов, с автоматами наизготовку и с криками: “Всем лежать, руки за голову!”, положили всех на несколько часов “мордой в землю”, сломали сейф и замки на дверях, да так спешили, что в протокол обыска об этом записать забыли. В РФ это не считается беззаконием, это норма работы. Продержав несколько часов обитателей казачьего жилища (кстати, там в основном находились лица, потерявшие работу и место проживания), запугав этих людей, полицейские увезли их в УВД Сергиева Посада и там продолжили запугивание и травлю. После проверки задержанных “на вшивость”, то есть на совершённые преступления и откатав в очередной раз отпечатки пальцев с “подозреваемых”, всех отвезли в следственный отдел по г. Сергиев Посад, чтобы выбить из них показания на атамана Турухина. Во время обыска в штабе была изъята вся казачья форма, штабная документация, компьютер, ноутбук и все личные телефоны, а также писанные маслом портреты атаманов Краснова, Семёнова и фон Панвица.

    *  *  *



    О неспокойной жизни оппозиционных власти казаков общины рассказывает её атаман П.К. Турухин.

    – Станичное казачье общество Сергиево-Посадского района начало свою деятельность с регистрации Братства преподобного Сергия Радонежского в 1990 году и Сергиево-Посадской казачьей заставы от Смолинского Православного Казачьего Круга г. Челябинска, к которому и было приписано. С тех пор, если где-то в городе совершится какое-то преступление, то сразу же бегут с обысками и проверками к казакам, хотя в 1990-е в городе совершалось огромное количестве преступлений (убийств) прямо на улицах города и среди бела дня. Мы написали сотни протестных писем во все инстанции, но провокации и налеты милиции продолжались.

    В 2004 году на штаб СКО было осуществлено грандиозное нападение при помощи ФСБ и различных спецслужб. За день до этого, при очередном беззаконном обыске с собакой, участковый майор В.В. Бондаренко подложил на складе СКО некое взрывное устройство, а на следующий день на помещение штаба было совершено нападение с участием от группы захвата до подрывников, пожарников и тогдашнего замначальника УВД Яцука. Вся улица была забита спецмашинами и сотрудниками, а жители даже боялись выйти на улицу. Через некоторое время после подрыва “взрывного устройства” спецгруппой в складском помещении у казаков все успокоились и уехали. И даже никого не забрали в УВД и не провели никакого допроса. Мы поняли, что это были учения ФСБ и милиции.

    В сентябре 2006 года на казаков было заведено очередное уголовное дело по вновь придуманной 282 статье УК, причём одновременно и на казаков, и на Братство за “разжигание межнациональной розни”, а именно за публикацию в 17 номере вестника воинов Христовых “Сергиев Посад” воззвания атамана Дутова от 1919 года. Более двух лет шло разбирательство в Сергиево-Посадском суде, но было прекращено и возвращено обратно в прокуратуру, а подсудимые были реабилитированы с необходимостью выплаты компенсаций.

    Станичное казачье общество Сергиево-Посадского района и Братство Преподобного Сергия Радонежского на протяжении более двух десятков лет законными методами ведёт борьбу с коррупцией и преступностью не только в нашем городе, но и повсюду, где обращаются к нам за помощью, об этом мы заявляли и писали открыто. Однако, ни местные СМИ, ни местная власть (за некоторым исключением) не только не поддерживали нас в нашей борьбе, но и оказывали всяческие препятствия к осуществлению её.

    В течение всего этого времени не прекращались нападения милиции на штаб СКО и казаков, с неоднократными уводами и увозами в УВД. Так, на светлой пасхальной седмице в 2015 году в штаб ворвалась группа полицейских в количестве 20 человек во главе со старшим лейтенантом Поляковым С.И., якобы по жалобе соседей. Полицейские, провоцируя казаков на драку, забрали всех, кого смогли увезти в УВД и продержали там более 4-х часов. Тогда мы написали заявления в УВД и в администрацию, но ответа так и не получили – закончил рассказ П.К. Турухин.



    Новое уголовное дело и обыски 30 сентября 2016 года – это результат 25-летней “безрезультатной” борьбы местной власти и УВД с казаками Сергиева Посада. Но теперь, благодаря успешным преобразованиям уголовных статей РФ в соответствии с “православным пакетом Яровой”, следственные органы должны взять реванш и добиться успеха: уничтожить и заклеймить позором казачью общину и “ православных фашистов” в Сергиевом Посаде, которые не дают жить спокойно стране и виноваты во всех её нынешних бедах.

    Одновременно с обыском и арестами на квартире атамана и в штабе казаков, полицейские нагрянули с обысками к сергиевопосадскому блогеру Андрею Трофимову. В один день у семьи автора “Альтернативной газеты” изъяли всё журналистское оборудование и все электронные носители, включая диски с мультиками про “Фиксиков” (!). Как выяснилось позже, полицию интересовали записи с участием сергиевопосадских казаков. Несколько лет назад Трофимов снимал на видео их митинги и Крестные ходы, критиковал “православных казакофашистов” и даже призывал правоохранителей “обратить внимание на их противоправную деятельность”. Обратили. Да так, что теперь и самому блогеру грозит статья за распространение “экстремизма”.

    Сейчас П.К. Турухин находится дома под подпиской о невыезде и ожидает решения своей дальнейшей судьбы. Старый товарищ П.К. Турухина, Вячеслав Дёмин, сообщает нам такие подробности об атамане-оппозиционере:

    «С Павлом Турухиным я познакомился в далёком 1990 году, когда мне было тридцать, а ему 35 лет. После первой же встречи мы стали с ним не только соратниками в борьбе за освобождение России, но ещё и весьма близкими друзьями, поскольку оба принадлежали к миру искусства. В ту пору и я, и Павел только-только начинали свою национально-монархическую и литературно-патриотическую деятельность. А у Павла за плечами была война в Афганистане и первые годы обучения в Литературном институте. Именно война сделала из него, из обычного советского офицера, абсолютно иного человека – воина-христианина. А кроме того и поэта, который в 1994 г. выпустил свой первый сборник стихов под названием “Старинный город вечных песнопений”, являвшийся его дипломной работой; в 2001 г. второй сборник “Песни русского воина”, и в 2005 г. третий сборник “Русское сердце”.

    В эти годы всё советское общество разделилось на две враждующие части – коммунистов и демократов, однако нас не устраивали ни те, ни другие. Придя к вере и став прихожанами церкви, которую мы, наивные романтики, искренне принимали за православную христианскую церковь, я, Павел и наши друзья-соратники не могли принять ту или иную сторону. Не только сторону красных богоборцев-коммунистов, но и сторону белых безбожников-демократов. Обратившись к истории русского народа, мы пошли своим черносотенным или, как мы его ещё называли, царским путём, не обращая внимания на то, что с обеих сторон на нас сыпались обвинения. Коммунисты, демократы и прочие антифашисты ещё в 90-е годы навешивали на всех национал-патриотов свои стандартные ярлыки, называя нас и погромщиками, и охотнорядцами, и черносотенцами, и юдофобами, и антисемитами, и фашистами, и нацистами.

    Если со временем я сделал переоценку своих социально-политических воззрений, оставив далеко позади идеи национализма, великодержавного монархизма и антисемитизма, всё больше склоняясь к консервативному либерализму и христианско-расовому традиционализму, то Павел даже по прошествии многих лет остался верен идеалам нашей молодости, лишь обогащая свою платформу новой информацией о борьбе наших предшественников. Павел продолжал вести свою борьбу с необольшевизмом по старинке, к тому же скорее поэтически, нежели практически, то есть словом и наглядной агитацией, по-прежнему придерживаясь идеалов русского национализма и православного фашизма, давно ставших историей. Мы часто спорили. Я предлагал принципиально новую идеологию с другим названием. Например, я предложил использовать термин “русизм”. Правда, это было задолго до войн в Украине и в Сирии, внёсших новые коррективы в наши идеологические изыскания. Ведь теперь все слова, так или иначе напоминающие россиян, русский мир или русизм, ставший, увы, синонимом рашизма и путинизма, ассоциируются только с захватом Крыма, агрессией на Донбассе, сбитым Боингом, жестокостью кремлёвской военщины, невинной кровью детей, бомбёжками в Сирии и сотнями тысяч смертей. Но Павел Турухин, несмотря на то, что понимал и правильно оценивал происходящее, продолжал стоять на своём. Причём, даже тогда, когда фашистами, к нашему прискорбию, во всём мире стали называть врагов русского народа – необольшевиков, крымнашистов, запутинцев и прочих великодержавных империалистов, мечтающих восстановить “великую и могучую Совдепию”.

    В конце 1992 г., по призыву нашего собрата и соратника А.М. Старших, который стоял у истоков казацко-возрожденческого движения на Урале, где он в это время проживал, мы приехали в Челябинск. Там на Большом Круге нас обоих приняли в СПКК ОКВ (Смолинский Православный Казачий Круг Оренбургского Казачьего Войска). Во-первых, нам обоим были присвоены казачьи чины – я стал сотником, Турухин подъесаулом; во-вторых, нас назначили на должность старшин казачьих застав или зимовых станиц от Войска – я стал старшиной Московской заставы, а Турухин – Сергиево-Посадской.

    Нам не сразу удалось распознать как фальшивое духовенство, так и фальшивое казачество, которые нужны кремлёвским оккупантам не только для обмана людей и профанации идей, но и для конкретной службы (прислужничества) антихристовой власти. За эти годы многие люди в погонах и лампасах прошли перед нашими глазами, прежде чем мы смогли разглядеть в них врагов Божьих и понять, что истинных казаков в России почти не осталось, ибо они истреблены юдобольшевиками-сатанистами. А вместо них как грибы после дождя полезли наружу всякие поганки, ложные казачки, которые стали рьяно прислуживать Кремлю, почитая чуждую нам Московию “царством”, а Путина “царём”. Между истинным казачеством и этим кремлёвским козлячеством лежит непроходимая пропасть, как между светом и тьмою, правдой и ложью, добром и злом.

    Последней каплей в переполненной чаше фальши стала война в Украине и аннексия Крыма, когда российские казачки показали себя во всём своём омерзительном виде. Именно в это время благодаря стараниям таких атаманов-казаков, как Владимир Мелихов и Павел Турухин было сохранено истинное благородное лицо казачества, которое не запятнало себя кровью украинского народа, но осталось верным христианско-казацкому братству. Конечно, музей Мелихова представляет собой более солидную основу чудом выжившего казачества, чем станица Турухина. Но вот почему Мелихова и Турухина оккупационный режим не перестаёт преследовать на протяжении последних лет, периодически возбуждая против них судебные дела.



    Вот почему в конце сентября 2016 г. в Сергиево-Посадской станице прошли обыски, после чего было возбуждено уголовное дело по ст. 282 УК РФ против атамана. Мстительные церберы припомнили ему публичную речь на одном из Крестных ходов двухлетней давности. Турухин, 61-летний пенсионер, многодетный отец, нежно любящий своих малолетних детей (один из них инвалид детства), который за всю свою жизнь на “гражданке” не обидел даже мухи, обвиняется в экстремизме. Точнее в “антисемитской погромной пропаганде”. В постановлении следователя от 29.09.16 написано, что он «допустил высказывания, направленные на возбуждение вражды, ненависти к евреям как к группе лиц, выделяемой по национальному признаку, а также на унижение евреев как представителей группы лиц, выделяемой по национальному признаку». В этих казённых фразах “следака” сплошная ложь. Я был на том самом Крестном ходе 8 октября 2014 г. и слышал Павла Киприяновича. В своей речи он пламенно обличал исключительно жидо-коммунистов, то есть богоборцев и сатанистов различного этнического происхождения, в том числе и славянского, которых христиане обычно именуют иудами или по-церковнославянски жидами. Именно они учинили геноцид казацкого, русского, украинского и иных народов бывшей Российской империи. Вот о чём вещал атаман станицы перед собравшимися.

    Несколько лет тому назад Турухин вместе со своими соратниками Александром Андреевым, Евгением Тупикиным и другими станичниками, помогавшими атаману издавать вестник “Сергиев Посад” в новом качестве, как вестник воинов Христовых, уже подвергались аресту и суду. И тогда тоже инкриминировали антисемитизм, безапелляционно смешивая еврейство с жидовством, то есть этническую и религиозно-политическую принадлежность. Это было задолго до войны в Украине, поэтому обошлось малой кровью, а именно запрещением одного из номеров вестника, который суд признал экстремистским, внеся его в реестр (федеральный список экстремистских материалов). Правда, сегодня ищейки вспомнили данный вестник, подбросив запрещённый номер во время обыска в квартиру Турухина.

    Как известно, Крестные ходы атаман со своими станичниками по разрешению городских властей проводил ежегодно. Вернее, дважды в год – летом 18 июля и осенью 8 октября в дни памяти преподобного Сергия Радонежского. Казаки и миряне шли с крестами, иконами, хоругвями и знамёнами по всему городу от стен Троице-Сергиевой лавры и вокруг неё, вознося молитвы преподобному Сергию. Разумеется, никому из мордатых пузатых чиновников в рясах или в погонах не могли понравиться странные люди, собравшиеся на независимое, не санкционированное МП молитвенное шествие под открытым небом. Они ненавидели и боялись чудаковатых маргиналов в казацкой форме, мимо которых старались пробежать как можно быстрее к своим чёрным “Мерседесам”, стоящим на той же площади у лавры, откуда и начинался Крестный ход. Но если одни недруги истинных казаков и простых христиан шипели, плевали и бежали прочь, то другие наоборот, терпеливо стояли рядом и снимали всё происходящее на видеокамеры. Таким образом, вполне естественно, что видео с записями Крестных ходов и с финальными выступлениями Турухина и поэта Боголюбова вскоре разошлось по интернету, которое использовали все кому ни лень для того, чтобы доказать наличие фашистов в России. Причём, использовали это видео в качестве компромата не только наши враги, демонстрирующие по российскому ТВ фильмы про “врагов народа”, но и друзья-союзники, например, украинские лидеры, блогеры и журналисты, которые, не разбирая берегов, совершенно справедливо обвиняя Кремль в насаждении тирании, называют эту тиранию почему-то фашизмом, а не большевизмом. Вот тут-то и пригодилось растиражированное в интернете видео с сергиево-посадскими казаками, вскидывающими руки в римском приветствии и использующими символ на рукаве, напоминающий орла германского Рейха. Помимо этой наивной демонстрации арийской символики никакой иной опасности они не представляли. Об этом писали и российские СМИ.

    В результате оккупационные гражданско-церковные власти добились своего, положив конец “несанкционированному христианству”, находящемуся вне сферы деятельности РПЦ МП. Остаётся пожелать моему другу и собрату Павлу терпения и силы, чтобы перенести начавшиеся гонения. И ещё хотел бы пожелать ему мудрости, которая не позволит нашим врагам навесить на него старые ярлыки “фашизма”, “нацизма” и “антисемитизма”, которыми 80 с лишним лет пугают всех людей “доброй воли”».

    Итак, атаману Турухину предъявили обвинение по статье 282 часть 1 УК РФ, под суд идёт он один, а что теперь будет с казачьей общиной Сергиева Посада – один Бог знает.

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    21 Июля / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив