Этническое движение восстановленных станиц

    Началось разрастание Движения за пределы казачьего Присуда

    Символ движения восстановленных станиц Символ движения восстановленных станиц


    После некоторого застоя, а кое-где даже спада в казачьем этническом возрождении, сегодня мы наблюдаем его новый подъём, связанный, прежде всего, с развитием Движения восстановленных станиц, пример и моральный авторитет которого начинает находить сторонников уже не только на Тихом Дону, где оно зародилось.

    После публикации моей статьи “Движение восстановленных станиц”, рассказывающей об этом Движении, казаки-читатели, да и не только казаки, высказали немало слов поддержки и одобрения этой инициативы. Поэтому мы продолжаем следить за происходящим и информируем читателей о дальнейших шагах в развитии этого процесса. И надеемся при этом, что пример донских казаков-активистов даст пример и юридическое основание для деятельности национально ориентированных казаков в других местах их проживания. Итак.

    В весёлый солнечный день 1 мая 2017 года в древнейшей столице казаков городе Азов (по-тюркски Азак, от имени которого, по одной из версий, которой придерживается автор, произошло самоназвание “казак”) состоялся очередной Совет атаманов Движения восстановленных станиц под руководством его председателя О.В. Маняшкина, избранного таковым уже на второй срок. А по адату (обычному праву), как пояснил сам Олег Витальевич, максимум пребывания на выборной должности – три годичных срока, хотя переизбрать могут в любой момент, если казаки чем-то оказываются недовольны.

    Важное рабочее мероприятие проходило на подворье частного домовладения и потому в речи выступающих временами врывались истошные крики петухов. В общем, здесь вольно или невольно был воспроизведён древний казачий обычай проводить свои собрания не в клубах или конференц-залах, как то практикуется ныне, а под открытым небом. Правда, ранее для этого использовались майданы (станичные площади), но теперь приходится проводить там, где есть возможность.

    Поскольку это мероприятие было не казачьим Кругом, а Советом атаманов, то пожелавшие присутствовать на нём рядовые казаки имели право только слушать и быть свидетелями происходящего. Гутарить могли только атаманы. Однако по окончании Совета допускается взять слово казакам, у которых, как выразился Маняшкин, “есть что сказать” или задать любой вопрос без какого-либо ограничения по теме. На Совет прибыли гости – представители Национального Совета Казаков, казаки из Сибири с берегов Камы, а также известный многим неоднозначный казак Э.И. Дейнекин из Новороссийска. В числе присутствующих был и атаман станицы Царицынской А.В. Фалалеев, очень определённо выдвинувшийся на первые позиции в Движении.

    Первое слово предоставлено было станице Азовской (в границах муниципального образования “Азовский район”). Её атаман не присутствовал на Совете, и от его имени говорил казак Анатолий Иванович, который сообщил, что он ведёт юридические дела станицы, а потому и был уполномочен выступать на Совете. Казак сообщил следующее:



    – Мы провели Круг, выбрали атамана, приняли за основу Декларацию (о восстановлении станицы), которая была предложена для принятия станичными Кругами Советом атаманов, разработали план наших дальнейших шагов и действий, постановление. Всё это мы передали в администрацию района. Следует пояснить: у нас две станицы, поскольку и в городе Азове есть муниципальное образование, и в Азовском районе есть муниципальное образование. Поэтому у нас есть станица Азовская и есть станица юртовая Азовская. Сейчас я буду говорить, прежде всего, о юртовой станице.

    Первый ответ мы получили от районной администрации. В ответе они даже не удосужились написать “Атаману восстановленной станицы”, а просто ограничились “Кузьмину С.Г.”. Похоже, что они вообще не читали поданные нами документами. В резюме ничего не сказано – отказ или согласие. Написали без затей: “Рассмотрев ваше обращение, […] сообщаем, что создание и деятельность казачьих обществ…”. Понимаете, у них даже нет понимания, что “народ” и “общество” – это совсем не одно и то же! Они – государственные мужи! Они управляют нами! И пишут, что «казачьи общества опираются на Закон “О государственной службе российского казачества”»! Всё! А ведь мы к ним обращались, как Казачий Народ…”.

    После эмоционально высказанного возмущения казака вставил своё замечание О.В. Маняшкин:

    – Мы разослали принятые нами документы по всем федеральным органам власти, главам администраций, расположенных на территориях восстановленных станиц – и везде вот такая реакция. Примерно одинаковая. А ведь это они расположены на наших землях, а не мы на их! Что делать?

    С места попросил слова опытный юрист А.В. Фалалеев, атаман станицы Царицынской, постоянно по ходу мероприятия делавший какие-то пометки в лежавшем перед ним блокноте: Он обратился к ранее выступавшему:

    – Заявление в прокуратуру подали от одной станицы или от обеих?

    – От одной, от юртовой.

    Фалалеев сделал пометку у себя в записях и произнёс короткое “всё”, создав оптимистическое впечатление у присутствующих, что он берёт это дело на собственный контроль и продвижение и обязательно с этим разберётся. Докладчик продолжал:

    – Мы, когда отправляли наши документы, добавили в адресаты правительство Ростовской области. Однако там даже не стали читать наши бумаги и отослали их в “Департамент казачьих кадетских учреждений Ростовской области”, который занимается реестром. И нам отвечает даже не департамент, а какой-то клерк, который ни за что не отвечает. Они просто игнорируют Казачий Народ!

    А на днях мы получили ответ по станице Азовской. Они пишут: «Исходя из вышеизложенного, национально-территориального объединения казачьего народа (тут они уже “вспомнили” за народ!) “культурно-этническое общество казаков” в границах города Азова до 1917 года не существовало». Вообще историю не знают! Не знают, что тут были целые казачьи посады! Они говорят: “Поэтому процесс восстановления нами несуществующего образования на территории города Азова невозможен”. То есть, как геноцид Казачьего Народа проводился, так эта администрация его и продолжает!



    С места опять задал вопрос А.В. Фалалеев:

    – Вы историческую справку по городу Азову получили?

    – Получили, – ответил докладчик.

    – Когда направите заявление в прокуратуру?

    – В ближайшие дни.

    Фалалеев сделал новую пометку в своих записях. А председатель Совета атаманов объявил следующего выступающего: “Станица Доломановская в границах Ленинского района города Ростова-на-Дону. Атаман Максаков Виталий Викторович”. Атаман начал рассказывать:

    – Мы изначально стояли у истоков станиц Каменской и Иверской города Ростова. Документы те же самые. Отправили, но нам никаких письменных ответов не пришло. Кто-то мне позвонил и сказал: “Мы тебя вызываем”. Я ответил: «А вы кто такие, чтобы нас “вызывать”? Мы – национально-государственное образование, вы – на нашей земле. Назвал ему статьи законов, Конституции. Мы здесь народ, – говорю, – а вы – неизвестно чьи ставленники. Вы даже не избраны. Через три дня он опять звонит, интонация голоса совсем другая: “Извините, мы приглашаем вас”. Но, поскольку он сообщил, что с нами хотят говорить лишь как с “общественной организацией”, а не с народом, я сказал, что у меня нет времени обсуждать такие посторонние позиции».

    Маняшкин объявил следующего выступающего: “Станица Иверская, атаман Куцеволов”:

    – На наше обращение мы получили отписку, – сообщил новый выступающий. – Создаётся впечатление: или люди совсем безграмотны, или с нами играют в дурака. На последнее обращение вообще не ответили. Но мы руки не складываем. Делаем своё дело. Идём в народ. Разъясняем, объясняем людям, что мы правы, и что наши действия законны. И люди нас понимают и поддерживают! Ну, а власть… Я не знаю. Или ликбез для неё в принудительном порядке нужно вводить… А подписываются-то как! Человек вообще даёт ответы без указания какой-либо своей должности. Пишем на имя главы, а отвечает непонятно кто. Одно письмо пришло со словами “мы не знаем, как делать, обращайтесь в Верховный Совет (?)”. Вот и всё.

    А.В. Фалалеев уточнил, что документы были от станицы отправлены 3 марта, сроки для ответа уже прошли, и сделал соответствующую запись в блокноте.

    С места поднялся казак Валерий Иванович и сказал: “Маленькое уточнение у меня есть. Мы знаем, что живём в оккупации, нами управляют сами знаете кто. И что от них можно ожидать, пока мы сами не скажем, кто мы такие?!”. Сделав эту ремарку, казак сел.

    Маняшкин прокомментировал: “Правильно. Мы для этого и собираемся”. А затем объявил следующего выступающего: “Станица Неклиновская. Атаман Пищиков Геннадий”. Названный, человек в реестровом кителе с галстуком, сообщил:

    – Мы подали все документы в начале марта. Звонил мне замглавы Неклиновского района, сказал: “Знаешь, глава болеет, не может ответить. У меня помощник есть, ты приезжай, он тебе подскажет, как надо там всё подправить, переписать”. Я отвечаю: “А как вы нам подскажете, если эти документы приняты Съездом народа?”. В ответ: “Ну, ты приезжай, мы и поговорим”. Дальше поговорили в немного повышенных тонах. Я, как депутат и координатор ЛДПР по Неклиновскому району, пообещал ему организовать митинг, на котором прозвучит критика районной власти. Пообещал, что соберутся казаки, которые у нас, соберутся реестровые, многие из которых подходят ко мне и заявляют о желании “давайте мы к вам”. Но ответа от администрации так и нет, и отведённые на это сроки прошли.

    Маняшкин объявил нового выступающего: “Станица Самсоновская в границах Первомайского района города Новочеркасска. Самсонов Валерий Семёнович”:

    – Я сдал все документы, 51 лист, только 24 апреля. – сообщил пожилой атаман. – И предупредил: “Ребята, спуска вам не будет!”.

    Маняшкин обратился к присутствующим здесь казакам Национального Совета Казаков из Ростова-на-Дону: “Помогайте! Эта станица только образовалась, будьте ей в помощь!”. Спустя некоторое время Маняшкин счёл необходимым вмешаться в ход собрания: “Я тут слышал, – сказал он, – вопросы с мест о границах восстанавливаемых станиц. Дело в том, что эти границы на Донской Земле были десятки раз переделаны. Некоторых станиц вообще уже не существует. Поэтому мы приняли решение восстанавливать станицы в пределах ныне существующих административных границ! Казаки! Мы восстанавливаем себя как Народ. Это восстановление прав Казачьего Народа, и первый шаг – это восстановление станиц, как незаконно упразднённых. И, восстанавливая, мы берём на себя ответственность за всех, проживающих в границах данной станицы. Куда мы этих людей денем? Об этом даже речи не может быть. Мы обязаны, и у нас всё для этого есть, обеспечить им порядок, безопасность и достаток. Система казачьего народоправства всё это обеспечивает. Она работала тысячи лет! Нас потому и долбили, что она шла вразрез с династическим правом королей и царей. У нас нет другого пути. За 27 лет мы испробовали всё. В конечном итоге получили шесть “Всевеликих Войск” и “Донскую Республику” на нашем Присуде… А генералов сколько у нас?!

    Слово взял атаман станицы Есауловской, Чернышковской район, 2-й Донской округ, Оденинсков Владимир Иванович:

    – У нас с главой администрации те же проблемы. 18 февраля был Съезд, а 20 я с одним казаком пришёл в администрацию. Наши документы лежали у главы, он уже их прочёл. И “спускает на меня Полкана”: “Вы что это тут?”. Но, поскольку у нас всё по закону, мы ему заявили, что от своего не отступим. И уже потом, когда прощались, он подал руку и сказал: “А вообще-то, ребята, вы правы!”. Потом была совместная встреча с Александром Владимировичем Фалалеевым, Олегом Витальевичем Маняшкиным, с главой администрации, с начальником полиции и прокурором. Сразу ФСБ появилась, наряд полиции… Но наш есаулец с ними поговорил и все разбежались.

    Прокурор во время встречи – как воды в рот набрал. Ему нечего было сказать! А начальник полиции по окончании встречи на выходе заявил: “Ребята! Мы – с вами! Весь отдел!”. Однако письменного ответа я уже более двух месяцев так и не вижу. И хочу в суд на главу подать за неисполнение обязанности отвечать. Надо бороться с ними!

    Маняшкин объявил следующего выступающего: “Станица Каменская, атаман Алексей Сыроежкин”:

    – У нас ситуация такая же. Такие же отписки. После трёх обращений в городскую думу и к главе города мы написали в прокуратуру. Оттуда получили ответ, в котором было расписано, на каких основаниях действует администрация города. Также получили ответ из администрации, что они, якобы, закон выполняют. В городе, мол, имеются реестровая организация, фольклор, детский садик, школа. Из городской думы – примерно то же самое. А в городе ведётся активная агитация и пропаганда против Движения восстановленных станиц со стороны реестра. Один из реестровых казаков рассказал мне, что у реестра с администрацией создан совместный штаб по противодействию Движению восстановленных станиц. Они держат связь с Ростовом, откуда им поступают инструкции, что нам отвечать и как вести с нами борьбу. Со стороны власти в реестр закидываются провокационные клеветнические слухи, направленные на то, чтобы рассорить их и Движение, поскольку в реестре есть люди, симпатизирующие нам.

    Атаман станицы Суровикинской Владимир Клеменченко:

    – У нас подача документов была, ответ пришёл. Дебильный. Написали, что наше Движение – “неудобно для других народов”. Так что всё у нас так же, как и у других.

    Маняшкин:

    – Братья казаки! Подведём итог тому, что происходит. Для этого дадим слово атаману станицы Царицынской А.В. Фалалееву.

    Фалалеев, поднявшись, рассказал о прошедшем ранее Учредительном Круге своей станицы, о контактах с администрацией и озвучил одно из предложений, поступивших к нему от родового казака, кандидата юридических наук, историка и казаковеда Шемякина. Суть предложения состоит в том, чтобы принятые Съездом казаков восстановленных станиц 18 февраля документы несколько подкорректировать и сделать их типовыми документами, единой правовой основой для восстановления станиц во всех традиционных казачьих Войсках России. Затем выступающий сообщил, что его станица готовит вместе с другими юристами типовые обращения в прокуратуру, следственный комитет и в суд в отношении должностных лиц, препятствующих Движению восстановленных станиц и дающих ответы, противодействующие реабилитации, поскольку они этим нарушают статью 136 УК – дискриминация казаков по происхождению. И статью 4 Закона “О реабилитации репрессированных народов”.

    – Сейчас мы всё это доработаем, – сказал Фалалеев, – а потом предложим всем станицам, которые уже получили ответы, сделать обращения в прокуратуру единовременно. А кто не получил, – скорректируем под вас документы, поскольку отсутствие ответа – это тоже противодействие!

    Далее было принято решение о создании собственного информационного сайта Движения восстановленных станиц, за которое проголосовали единогласно. Задумано, что на нём каждая из восстановленных станиц должна будет отчитываться не реже, чем раз в неделю, о том, что в ней происходит и каковы у неё отношения с властями.

    И вот тут-то О.В. Маняшкин сообщил едва ли не самое примечательное. Он сказал: «Идёт большая подготовительная работа на территории Хопёрского округа, и не только на Присуде готовятся к своему восстановлению новые станицы, но началось по их примеру точно такое же движение даже в Сибири – в Омской, Тюменской, Новосибирской областях и на Алтае». И, как он выразился, «началось “шевеление” в Красноярске», где появились заинтересовавшиеся казаки. То есть, приходится признать: несмотря на тотальный саботаж чиновничьего класса казачьему “возрождению из пепла”, идёт “переплёскивание” Движения уже далеко за пределы казачьего Присуда»!

    Однако, несмотря на столь воодушевляющее казаков сообщение, нельзя забывать о сопротивлении чиновничества, примеры которого были приведены выше по тексту. Кроме того, даёт о себе знать сопротивление Движению со стороны части самих казаков, что автору было зримо продемонстрировано в интернет-сети частью администраторов казачьих групп, удалявших его статью, рассказывающую о проведении Учредительного Круга в станице Царицынской.

    Поэтому говорить о создании уже областных объединений восстановленных станиц пока преждевременно. Так, член Национального Совета Казаков из Ростова-на-Дону С.В. Тюкавкин привёл автору такие данные: «В Ростовской области 62 территории (сельские районы, городские районы и города без районного деления). На большей части этих территорий должны быть восстановлены станицы, чтобы говорить о региональном уровне объединения. В Ростовской области приступили к восстановлению станиц пока только в 10-ти районах».

    Но вернёмся к прерванному рассказу о Совете атаманов.

    – Казаки спрашивают, – эмоционально продолжал О.В. Маняшкин, – что если нас мало, человека четыре-пять в станице, то как нам заявлять о её восстановлении? Отвечаю: ничего страшного! Неважно, какая численность! Мы коренные, мы на своей земле и не наша вина, что нас столько осталось, а их вина. Что нас столько расстреливали и выселяли. Что они нас убивали. Два концлагеря было между Ростовом и Новочеркасском, тюрьма расстрельная в славной станице Нижнечирской. Причём, расстреливали не казаков там, а женщин, детей, стариков – каждый день расстреливали! Брали в заложники, а потом уничтожали! И таких море, куча станиц! Вспомните Краснощёкинскую. Где она? Никого в живых! В 1919 году была полностью уничтожена – женщины, дети, старики… Казаков в ней не было! И сейчас они нам что-то заявляют-предъявляют!

    Боже, помоги нам вернуть нашу родину! Братья казаки, возвращайтесь на Присуд, восстанавливайте станицы. Домой! Земля истосковалась по хозяину. Она дана нам Богом. Никто за нас светлое будущее для наших детей не выстроит. Мы должны быть достойны своих предков. Шашкой махать – это тоже надо, но надо и голову включать. Надо собирать команду из профессионалов. Сами знаете: любое направление получается тогда, когда работают профессионалы. Во всём в нашей работе нам нужны профессионалы. Поэтому людей надо подбирать и бережно к ним относиться. Если мы здесь пойдём вперёд, то казаки все приедут сюда. Со всей России!

    Короче говоря, заканчивая рассказ о прошедшем Совете атаманов, автор констатирует: этнически окрашенное казачье Движение продолжает поступательное развитие и преодолевает возникающие преграды, захватывая в орбиту своего морального влияния всё больше и больше природных казаков. Тех, в ком ещё не умерла историческая память и голос казачьей крови.

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Вчера / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив