Устрицы, Павич и модный в#ебон

    Обед в Белграде

    Устрицы, Павич и  модный в#ебон Устрицы, Павич и  модный в#ебон


    Москва — Вильнюс, Январь 16 (Новый Регион, Александр Орлов) — Однажды в Белграде в 2002 году мы со Светой (супруга автора — прим. ред.) ужинали с Милорадом Павичем и его женой, вернее — обедали. Круто, да? Но это не совсем то, о чём вы подумали, хотя в общем-то и то.

    Первый же день нашего там первого пребывания был рекламным во всех смыслах. И, собственно, он и начался с Павича. Мы с дороги сразу же поехали на Князя Милоша, понятно, сразу же проголодались и зашли в ресторан Вук пообедать на террасе. Света опознала Павича по его жене, ибо таких Павичей на террасе ресторана Вук сидело, как минимум, человек десять, такого же возраста, с такими точно седыми усами и изогнутыми трубками.

    Нас посадили довольно близко к ним. Павич и жена готовились заказать и я, не раздумывая, заявил официанту, чтобы нам принесли то же самое, что и господину-писателю-Павичу. Седой официант заулыбался, закивал, поднял указательный вверх, и довольно быстро перед нами оказались два больших горшка с адской сербской чорбой и почему-то надрезанный с одной стороны лимон. Адской, потому что собственно над самой чорбой было наверное пять пальцев какого-то отвратительного горячего жёлтого жира, который к тому же довольно быстро застывал. Света поковыряла ложкой жир, и, осуждающе посмотрев на меня, отложила её в пустую плошку, которую тоже зачем-то принесли.

    В этот момент Павич и его жена приступили к трапезе, мы не сводили с них глаз. Они акуратно выгребли ложками весь жир из своих чорб в пустую плашку, мы как обезьяны сделали тоже самое, потом они выдавили по лимону в то, что осталось, и мы выдавили по лимону. Они стали есть, и мы стали есть, подражая их движениям (обезжиренный суп оказался довольно вкусным), и даже косточки с мясом мы обгладывали, как Павич и, соответственно, его жена.

    В какой-то момент Павич что-то почувствовал и с удивлением посмотрел на нас, мы как по команде отвернулись. Он что-то сказал своей жене на ухо и она, разулыбавшись, повернулась к нам. Мы тоже разулыбались в ответ. Тут официанты принесли смену блюд, и Павичи стали есть их как бы демонстративно, как бы показывая нам, как правильно. Это довольно долго продолжалось, в конце концов, мы уже не могли, ибо было слишком много.Это был очень странный обед, но очень забавный.

    В конце жена Павича подошла к Свете, и показав пальцем на её плечо, сказала: «Маете бубу!» По плечу ползла божья коровка. Хотя нет, это я вру, это я для красоты добавил, это было на следующий день и вовсе не с женой Павича... А насчёт обеда, да — это чистейшая правда!

    Как-то за год до этого я спросил у Лимонова, как ему Павич, и он сказал, что Павич — это модный в#ебон, почти как Борхес, а Борхес — это как устрицы. «Я люблю устриц, — манерно сказал Лимонов. — Но не люблю Борхеса!» 

    «И Кустурица ваш — редкостная, неуместная, фантасмогорическая дрянь!» — неожиданно добавил Лимонов, — Но вы ему мой телефон передайте, напомните, что я жив ещё, он как-то изъявлял желание снять кино по Эдичке».

    «Эх, и правда в#ебон какой-то! — подумал я, выдавливая сок лимона в чорбу, точь-в-точь как Милорад Павич. — Вот бы у Борхеса поучиться есть устриц, жаль умер он!»

    А вокруг был удивительный розовый свет дунайского заката, он был именно такой, каким показывает его в своей неуместной фантасмогорической дряни Кустурица. Лимонов в тот момент вероятно грыз сало в Саратовском Централе, после провальной во всех смыслах попытки свергнуть президента Казахстана.

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Вчера / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив