Эротическое хокку на русский лад

    Про Линдермана, порногазету «Ещё!» и стихи японских самураев

    <span><span>Картина японского художника Такато Ямамото&nbsp;</span><br /></span> Картина японского художника Такато Ямамото 


    Москва — Вильнюс, 11 Октября (Новый Регион, Александр Орлов) – Когда-то давным-давно, в самом начале девяностых, вот чуть ли ни в девяностом году, в те самые дни, когда мы все только-только стали познавать новый чудный мир, я довольно часто ездил к Линдерману (Владимир — прим. ред.) в Ригу, хоть он и утверждал в последствии, что этого совсем не помнит.

    Так вот, я ездил в Ригу, где Линдерман, ещё не ставший революционным товарищем по кличке Абель, издавал в больших количествах первые наши советские порно-газеты, а я эти газеты пачками привозил сюда поездом с целью перепродажи, ну, чтоб разбогатеть, но сразу признаюсь — не удалось, как в общем и Линдерману.

    Нет, я навсегда останусь признателен ему за то, что он первым опубликовал на русском языке в нескольких номерах своей супертрешпорногазеты «ЕЩЁ!» «Тропик Рака» Генри Миллера, не зря всё было, даже в таком идиотском переводе.

    Надо сказать, что в те далёкие времена порно-издания были не совсем уж порно в теперешнем, вот, понимании, а были по большей части такой около литературной эротикой, порно присутствовало в виде фотографий, но, как правило, издания эти печатались на такой плохой бумаге и такой плохой краской, что разобрать что-где на этих фото было никак невозможно... Смутные объекты желаний, не более того.

    Ну и вот, однажды, в один из приездов в Ригу, мне в нагрузку к газете с продолжением «Тропика Рака» в ультимативной форме было предложено взять две пачки плохо изданных, но дорогих книг. Одна, понятно, была «Лолита» Набокова, а другая — Сборник японской средневековой эротической поэзии, короче, хокку и танка про «Это», как тогда говорили. От пачек мне удалось отбиться, но один сборник этой поэзии я всё-таки подтянул между делом. В познавательных, литературных целях.

    Стихи оказались хорошими, тонкими, в приличном переводе, и, как выяснилось, действительно японскими указанного периода,а может и не того, но, короче, не Линдерман сочинил, а самые что ни на есть японские народные самураи, хотя он безусловно многое тогда сочинял сам, это, наверное, его и сгубило.

    И было там среди бесчисленных нефритовых стволов и «в трепете быстрых крыл ласточка промелькнёт» одно тончайшее и нежнейшее хокку о потерянной любви, правда, уже не помню его дословно за давностью лет, и книга канула в каких-то переездах, но образ почему-то запомнился — «крик ночной птицы и тихо позвякивающие в темноте серьги возлюбленной». Красиво ведь? Волнующее, щемящее воспоминание в звуке. В общем — запомнил, долго держал в голове эти позвякивания в тишине.

    И вот через несколько лет, когда и я не преуспел, и Линдерман, оставив эротику, ушёл с головой в борьбу борьбы с борьбой, мне попалась в руки хорошо изданная книжка русских народных эротических четверостиший, частушек, грубо говоря. Очень смешная книжка, правда.Тоже затерялась где-то в бесконечных просторах Великой Родины.

    Так вот, листал я её, листал,смеялся, смеялся и неожиданно наткнулся, и — аж челюсть отвалилась! На русском это звучало следующим образом: По деревне ходють утки Серенькие, крякают, Мою милую е*ут, Только серьги брякают.

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Вчера / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив