Зачем официальная Молдова подталкивает Россию признать Приднестровье?

    Авторская колонка Сергея Ткача

    © 2013, «Новый Регион – Кишинев» © 2013, «Новый Регион – Кишинев»

    Кишинев, Июнь 16 (Новый Регион, Сергей Ткач) – Можно ли говорить о появлении признаков «размораживания» приднестровского конфликта, и что этот процесс ускоряется? В последнее время действия, направленные в сторону эскалации, предприняли и Молдова, и Приднестровье. Об этом в авторской колонке специально для «Нового Региона» размышляет автор нескольких документальных лент о приднестровском конфликте Сергей Ткач.

    «Замороженные конфликты» могут быть разморожены. Еще совсем недавно, до событий в Южной Осетии, казалось, что «замороженный конфликт» – это все же состояние близкое к стабильности. Вроде вечной мерзлоты. Но, как выяснилось, это не так.

    Приднестровский конфликт относится к тому же разряду. Около десяти лет назад, после того как европейские чиновники и США убедили Владимира Воронина не подписывать «Меморандум Козака», ЕС и Молдовой было принято решение «разморозить» конфликт. Безусловно, оформлено это было не так, а представлено в виде «интеграции Республики Молдова в ЕС». То, что евроинтеграция является для Молдовы чем-то вроде детонатора для «бочки с порохом» является очевидным. Само население правого берега лишь частично разделяет эту идею. И уж совершенно ясно, что у Приднестровья иной вектор развития, и ориентиром ему служит Москва. Поэтому западный вектор стабильной Молдове противопоказан.

    И вот что мы, в результате, наблюдали на протяжении всех последующих лет: дипломатические, экономические, гуманитарные, информационные войны с Приднестровьем (2004-2008), апрельские события 2009 г. и весь последующий этап, который является лишь растянутым во времени политическим кризисом или даже напоминает междоусобную войну кланов.

    Но, возможно, на каком-то этапе существовали надежды, что в Приднестровье произойдут перемены, что новая приднестровская власть поддастся щедрым обещаниям, и окажется столь же продажной и вороватой, как и молдавская. Но кто-то в чем-то, видимо, просчитался, и не срослось. Объединение – ради распила европейских грантов и кредитов – не произошло. И вот тогда появился новый план, согласно которому выдавливание России из региона, или, говоря иначе, «сближение Молдовы с ЕС», пойдет по-другому сценарию. О существовании такого плана сообщил председатель Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу в конце 2012 г. Он сказал, «Приднестровская проблема очень важна. Но не стоит напрямую связывать эту проблему с короткими сроками европейской интеграции». То есть одно другому – не помеха, и Молдова может начать интеграцию в структуры ЕС без Приднестровья. Уже тогда это не могло не насторожить. Возникшим ощущением я поделился в комментарии «Баррозу привез в Молдову войну» (см. http://www.newscom.md/rus/barrozu-privez-v-moldovu-vojnu.html).

    И вот сейчас появились признаки, что процесс «размораживания» конфликта ускоряется. В последнее время действия, направленные в сторону эскалации, предприняли и Молдова, и Приднестровье.

    Разумеется, Молдова, объявляя политику ассоциации с ЕС и либерализации визового режима, а Приднестровье – курс на вхождение в Таможенный Союз и будущий Евразийский.

    Для реализации идеи в области виз Брюссель поставил Кишиневу цель – организовать контроль на границе с Приднестровьем. Кроме того, что решалась сформулированная ЕС задача, создание системы миграционного контроля на днестровских рубежах несло и дополнительные преимущества: стимулирование приднестровцев получать гражданство Молдовы и приобретать документы (прибыль государству), дополнительные доходы чиновникам в виде взяток, грантов и т.д. И что очень важно, с помощью новых миграционных мер на границе Приднестровья ( и, возможно, установки молдавских пунктов пропуска на территории Украины) решалась задача «взять Приднестровье в кольцо».

    В конце марта 2013 г. идея создания пунктов миграционного контроля была озвучена. Тогда экс- министр реинтеграции Молдовы Василий Шова подверг эту меру резкой критике. Он заявил, что открытие внутренних пунктов миграционного контроля не вписывается ни в какую логику восстановления территориальной целостности страны. По его мнению, мера «является попыткой узаконить границу страны по реке Днестр без территории Приднестровья».

    Но чуть позже произошла отставка правительства, и начался процесс формирования нового кабинета, о проблеме на правом берегу подзабыли.

    Но не в Приднестровье. И вот около недели назад ( обратим внимание, что лишь после того как новое молдавское правительство было создано) стало известно, что Евгений Шевчук подписал закон «О государственной границе». Для многих это решение было неожиданным.

    Но не для официального Кишинева. Здесь, делая ответный ход, правительство невозмутимо принимает решение о наложении штрафов на лиц, имеющих другое гражданство и не уведомляющих о пересечении границы Молдовы. Вне всякого сомнения, адресатом этой меры были жители Приднестровья, имеющие российские и украинские паспорта. А таковых около 280 тысяч. Это именно для них приезд в Молдову превращается в муку, в задержание с потрошением кошелька. Поскольку данные вопросы совсем не новые и не раз поднимались на переговорах приднестровской стороной, стало очевидным, что решение об открытии пунктов миграционного контроля Молдовой имеет осознанный характер, ясную цель и послание. Например, что ЕС больше не будет предлагать Приднестровью «пряник». «Пряник» меняют на «розги». Что может возникнуть новая длительная и мучительная осада, «экономический карантин» и прочие «приятные сюрпризы». А после того, как комиссары ЕС объявили, что осенью будет подписано соглашение об ассоциации с Украиной, стало понятно, что таким образом в блокаду Приднестровья может быть втянута и Украина. Если она этим заниматься не будет, то, вероятно, у нее возникнут непредвиденные сложности перед подписанием документа в Вильнюсе.

    На мой взгляд, с законом о границе Евгений Шевчук несколько поторопился. Его «как дубину» следовало держать наготове, но не показывать. А вместо этого методично, пока в Кишиневе формируют очередное правительство, бить во все информационные колокола и показывать, что в Молдове задумали недоброе. А уже после того, как Кишинев принял проект решения о штрафах, объявлять о контрмерах. И я не уверен, что закон о границе – удачный шаг. Потому что он вызывает такие вопросы: кто же будет признавать демаркационную линию, проведенную непризнанным государством? Как это будет происходить? С применением силы?

    Конечно, возможно, Евгений Шевчук исходил из того, что новая мера молдавских властей всего лишь «блеф», что приднестровцев вновь хотят «взять на испуг», или что новое молдавское правительство долго не протянет. И если уж блефовать, то почему бы не всей компанией?

    Скоро мы узнаем, у кого какие «козыри» припрятаны. А пока обе стороны обратились к посредникам и к силам, участвующим в переговорах, с обычной просьбой – воздействовать на противоположную сторону.

    Часть депутатов в Кишиневе считают, что «рукой Тирасполя» водит Москва. «Очевидно, это не Тирасполь так действует. Они если что-то и делают – то не по своей воле. Ключ от урегулирования приднестровского конфликта находится в Москве», – прокомментировал ситуацию глава фракции ЛДПМ Валерий Стрелец.

    А лидер группы реформаторов ЛП Ион Хадыркэ пояснил: «Россия пытается накалить обстановку, и мы должны отреагировать очень осторожно, найти адекватные дипломатические меры. У нас будут парламентские слушания, посмотрим, что скажут более осведомленные господа, какие они предложат решения».

    Иногда, когда знакомишься с комментариями молдавских политиков, возникает впечатление, что они не следят за тем, что происходит в стране. Так как получается, что это именно Москва принудила Кишинев выставить миграционные посты в зоне безопасности Приднестровья, а не Брюссель. Если же кто-то действительно так думает, то советую им послушать представителя Демпартии Валерия Лазэра. Рассказывая, почему Молдова присоединилась к третьему энергетическому пакету, он уточнил: «Мы реалисты в том, что мы делаем. Но если бы это было одностороннее решение Молдовы я бы допускал, что есть какие-то неясности. Но хочу сказать, что это наше решение приветствовали, поддержали и где-то даже вдохновили наши европейские партнеры, поскольку это было решение Еврокомиссии».

    По аналогии, мы вправе думать, что и другое решение – об открытии миграционные постов в Приднестровье принималось в Брюсселе «в присутствии» представителей молдавских властей. О том, что такое решение «созрело» объявил во время своего визита в Молдову в конце 2012 г. Жозе Мануэл Баррозу, «привезший в Молдову войну».

    В ближайшее время молдавский парламент рассмотрит возникшую ситуацию. Депутаты могут принять мудрое решение, а могут и «наломать дров».

    Следующие выборы в молдавский парламент стремительно приближаются, разочарование деятельностью правящих партий продолжает расти. Нужны ли избирателям новые проблемы в виде обострения конфликта с Приднестровьем?

    Все же очень, похоже, что Евгений Шевчук находится в более выигрышной ситуации. Так как он объяснил, что действует в интересах сотен тысяч граждан Приднестровья, у которых могут появиться проблемы на молдавских пунктах миграционного контроля, штрафы и другие непонятные ситуации (взятки).

    Тот, кто первый отменит свои неудачное ( с точки зрения обычных людей) решение ( контрольные посты и разграничения), тот сможет одержать моральную победу в возникшей ситуации. Так как он покажет, что он мудрее и не желает противной стороне того, чего не хочет, чтобы делали ему.

    Если же приднестровский конфликт будет все же окончательно «разморожен», то Кишиневом (Брюсселем) в события будут вплетены совсем другие элементы, непохожие на те, что присутствовали в начале 90-х годов: некая национальная романтика, «борьба за территориальную целостность». Сейчас будет доминировать тема денег. Будут призваны к ружью наемники, как и в других конфликтных зонах. Почему Молдова должна быть исключением? Возможно, учитывая опыт Михаила Саакашвили, кто-то даже сможет заработать на поставках дорогих галстуков для высоких должностных лиц.

    Прошло более 20 лет с тех пор, как Молдова заявила о суверенитете. Но декларация одно, а формирование государства – другое. Без решения приднестровского вопроса, создание молдавского государства не является законченным. Именно поэтому Молдова стремилась, стремится и будет стремиться к завершению начатого процесса. Молдавская политическая элита приняла в 2005 г. закон, формулирующий и сохраняющий крайнюю, жесткую позицию, которая и привела к конфликту. Вместе с приднестровским референдумом о независимости они и являются «адской смесью» для «приднестровской пороховой бочки».

    В действительности, весь период после 2003 г., самостоятельно не занимаясь разрешением конфликта, а вовлекая в него все новые силы и отдавая им приоритет в принятии решений, официальная Молдова постоянно подталкивает Россию признать Приднестровье.

    Молдавские депутаты решили провести свое специальное заседание 20 июня, выбрали дату, напоминающую о Бендерской трагедии. Полагаю, лучшее, что они могут придумать, – вспомнить о трагических событиях и вновь «заморозить конфликт» до лучших времен.

    И подождать, пока к руководству в стране не придут более мудрые люди.

    Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Сегодня / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив