Выборы президента в Иране: «качественных» кандидатов не нашли даже сторонники Аятоллы

    Претенденты отличаются друг от друга лишь портретами

    © 2013, NR2.Ru, «Новый Регион», 2.0 © 2013, NR2.Ru, «Новый Регион», 2.0

    Тегеран – Москва, Июнь 14 (Новый Регион, Алексей Усов) – Выборы президента Ирана, которые проходят сегодня, могут оказаться грандиозной процедурной фикцией, уступающей лишь афганским манипуляциям. Ни один из кандидатов не представил внятной политической и экономической программы. Все они были утверждены Аятоллой Хаменеи. Все они считаются ультраконсерваторами, кроме Хассана Роухани, которого использовали как «морковку» для Запада, объявив его «реформистом». Чем-то, в смысле неразличимости кандидатов, иранские выборы напоминают выборы в России. Но, в случае Тегерана, без определенного заранее победителя. А из-за «внешнего управления» это похоже на афганские псевдовыборы, когда из разноплеменных кандидатов разной степени причастности к «Талибану» или моджахедам прошлого на посту оказался утвержденный коалицией НАТО Карзай.

    Сегодня в Иране 50 миллионов человек выбирают между шестью кандидатами в президенты: мэром Тегерана Мохаммадбакером Калибафом, бывшим командующим Корпусом Стражей Исламской революции Мохсеном Резайи, секретарем Высшего совета национальной безопасности Саидом Джалили, экс-главой МВД Ирана Алиакбаром Велаяти, богословом Хассаном Роухани и бывшим министром почты и телеграфа Сейедом Мохаммадом Каразом.

    По закону, победителем на выборах станет тот, кто сможет преодолеть порог в 50% голосов избирателей. Если это не удастся ни одному кандидату, будет назначен второй тур голосования.

    Отличительной особенностью нынешних выборов в Иране стала их полная закрытость для мира и даже для местных СМИ. Члены «Репортеров без границ» жалуются, что власти отклонили множество визовых заявлений для иностранных журналистов, а те, кому удалось ее получить, работают под строгим наблюдением иранских властей. Прессу не пускали даже на встречи кандидатов с избирателями. По данным BBC, многие местные издания, проявлявшие прозападную позицию, были закрыты. Доступ в интернет и к материалам иностранных СМИ был ограничен, а некоторые журналисты были арестованы.

    Накануне BBC объявила, что власти Ирана предупредили членов семей 15 сотрудников Персидской службы BBC о том, что их родственники должны прекратить работать в британской вещательной корпорации, иначе их жизнь в Лондоне будет под угрозой.

    В связи с тем, что деятельность СМИ в Иране строго ограничена, нет возможности адекватной оценки кандидатов и их перспектив. Однако такие попытки предпринимаются – через анализ видимых политических ходов, их возможных последствий, расстановки сил в стране и перспектив Ирана на международной сцене.

    На сегодняшних выборах не ожидается такого накала страстей, как в 2009 году: благодаря жесткому контролю над избирательным процессом со стороны Аятоллы и его окружения, которым принадлежит «окончательное слово» в основных вопросах внутренней и внешней политики. Иранский президент в этих условиях всего лишь возглавляет исполнительную власть. «Духовный лидер» иранцев, с одной стороны, не желал повторения уличных беспорядков после выборов 2009 года. С другой – будущему президенту предстоит оказаться тем, с кем страны Запада будут контактировать по «окончательному решению иранского атомного вопроса». Исходя из этих посылок, предполагают аналитики, из околополитической жизни были «процежены» восемь кандидатов в президенты. Двое затем были отстранены от участия или сняли кандидатуры сами.

    Сначала президент Ахмадинежад лишился своего политического «наследника» – с предвыборной гонки был снят его союзник Рахим Машаи. Затем Совет стражей конституции не допустил до выборов Хашеми Рафсанджани, который считался единственным сторонником светских реформ, способным привлечь на свою сторону большинство населения: как оппозицию, так и консерваторов. «Отстранив от выборов Хашеми-Рафсанджани, правящий в Иране режим утратил свою легитимность даже в глазах своих сторонников» – отозвались на это решение западные СМИ.

    Среди оставшихся кандидатов один был представлен иранскими пиарщиками как «сторонник нормализации отношений с Западом» и провозвестником светских реформ: Хасан Роухани. Однако он, с большой вероятностью, может оказаться «назначенным» на роль реформатора кандидатом, чтобы оттенить ставленника Аятоллы.

    Речь идет о том, что предвыборные программы всех кандидатов практически не отличаются. Все они критикуют Ахмадинежада, но не оспаривают программы своих соперников. В экономических тезисах претендентов – нет ничего, кроме популизма, как нет и отличий от программ «коллег».

    Это очень напоминает предвыборную риторику российских партий и кандидатов в президенты, где также ни один из претендентов не представил внятной программы, а основная агитация строилась на критике действующей власти или нагнетании страхов перед «оранжевой чумой». В роли «оранжевого пугала» для иранских кандидатов выступает Запад, США. Результат: тезис о «нормализации отношений с Западом», как вишенка на торте, красуется в речах всех соперников, а население в растерянности выбирает между сортами исламистов.

    «Несмотря на то, что всем им хорошо известно, что внешняя политика Ирана находится в исключительном ведении Духовного лидера, почти все кандидаты обещают «кардинальным образом изменить отношения Ирана с Западом» – замечает азербайджанский ученый и политик Фахраддин Абосзода в статье на сайте Ostkraft.

    «Каждый раз после такого заявления того или иного кандидата, моментально преследует жесткое заявление со стороны какого-то представителя высшего духовенства, где в очередной раз говорится о том, что «президент Ирана не имеет право выступать с аналогичными заявлениями, так как он не может изменить внешнеполитический курс государства».

    Видимо, ничего не остается кандидатам, как прикидываться «глухими», и они еще и еще раз повторяют свои прежние заявления. Скорее всего, из-за того, что им просто больше нечего сказать. Например, почти все они критикуют социально-экономическую политику Ахмадинежада в стиле «будущий президент решит проблему инфляции в стране за сто дней» – констатирует аналитик.

    Эксперты считают, что исход выборов в условиях максимальной неразличимости кандидатов, будет зависеть исключительно от воли аятоллы, а не от самих выборов: «Он, судя по всему, сделает свой выбор исключительно в соображениях политической целесообразности. Этим, скорее всего, объясняется весьма ощутимое замешательство даже среди кандидатов ультраконсерваторов».

    Германские СМИ делают ставку на победу Саида Джалили, который сейчас возглавляет переговоры с Западом по иранской ядерной программе. «Неважно, что Джалили может дать немногое из того, в чем сегодня нуждается страна. У него недостаточно опыта руководства, а его представления о плановой экономике немногим отличаются от позиции Ахмадинежада… Но для Хаменеи важно лишь то, что в вопросах атомной программы между ним и Джалили, который полностью отрицает возможность компромисса с Западом, нет ни малейших разногласий» – цитирует «Немецкая волна» прогнозы колумниста Die Welt.

    «Хаменеи осознает, что конфликт с международным сообществом вокруг атомной программы Ирана в течение двух ближайших лет достигнет критической фазы. И поэтому он хочет видеть на президентском посту человека, на которого может полностью положиться» – обосновали свой выбор немецкие политологи.

    Впрочем, если Аятолла делает ставку на политика, который будет придерживаться максимально жесткой позиции на переговорах с Западом, то Запад и, в первую очередь, США тоже могут остановиться на доктрине «кнута и пряника». Причем, «кнутом» для Ирана может оказаться «вас стирают с лица земли», а «пряником» – «вас бомбят умеренно».

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Сегодня / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив