В Эстонии полыхает скандал вокруг махинаций с деньгами «Внешэкономбанка СССР»

    Следы ведут в Россию, считает прибалтийская пресса

    © 2013, NR2.Ru, «Новый Регион», 2.0 © 2013, NR2.Ru, «Новый Регион», 2.0

    Таллинн, Февраль 11 (Новый Регион, Илья Никифоров) – У эстонских политиков после аудиторской проверки Банка Эстонии из всех шкафов посыпались скелеты. Вице-президент Еврокомиссии эстонец Сийм Каллас может получить на родине политическое обвинение в соучастии и даже организации присвоения 32 миллионов долларов США из средств эстонских предприятий, замороженных в далеком декабре 1991 года на счетах бывшего «Внешэкономбанка СССР». В этой связи давнее убийство начальника информационного отдела Северо-Эстонского банка приобретает конспирологическую окраску, с учетом того, что фальшивое требование к «Внешэкономбанку» было сделано именно через этот, впоследствии обанкротившийся, банк. Ключевую же роль в отмывании миллионов, как предполагает дотошная эстонская пресса, мог сыграть эстонский король русской водки Александр Матть, ближайшим сотрудником которого был разведчик из КГБ, когда-то служивший вместе – страшно сказать с кем, – пишет прибалтийский обозреватель ИА «Новый Регион» Илья Никифоров.

    Президент Банка Эстонии Ардо Ханссон обнародовал официальные извинения за то, что 18 лет назад его банк незаконно потребовал у «Внешэкономбанка» 32 миллиона долларов. Как и откуда много лет назад взялась эта сумма нынешнее руководство Банка Эстонии сказать затрудняется, а по уголовному кодексу все сроки давности тоже давно вышли.

    На исходе советских времен, когда по инициативе Михаила Горбачева была начата либерализация внешней торговли, эстонские коммерческие предприятия (частные, кооперативные и государственные) вовсю ринулись на внешний рынок. Чуть ли не первым в СССР именно в Эстонии появилось совместное предприятие по производству красок. Ко дню Беловежских соглашений положивших формальный конец Советскому Союзу таких предприятий было сотни и многие из них совершали валютные сделки через эстонские коммерческие банки, державшие свои корреспондентские счета во «Внешэкономбанке». В свою очередь несколько крупных по тем временам российских резидентов имели средства на корреспондентских счетах «Внешэкономбанка» в эстонских банках. 27 декабря 1991 средства эстонских предпринимателей на счетах были заморожены. По состоянию на 30 марта 1993 года сумма замороженных эстонских денег превышала 70 миллионов долларов США. По тем временам для нищей маленькой страны – огромные деньги. Равным образом зависли в Эстонии и деньги российских резидентов. Но меньше.

    Целый год эстонские политики бодались с российскими банкирами, но получить просто так деньги назад не получалось. В прибалтийской республике была проведена давно подготовленная денежная реформа. Введена своя суверенная валюта с жесткой привязкой к курсу немецкой марки и «обеспеченная золотовалютными резервами Банка Эстонии». Эстонская крона была обеспечена, в том числе и призрачными деньгами, замороженными во «Внешэкономбанке». Россия же была заинтересована в судьбе советских рублей собранных у населения в ходе эстонской денежной реформы. Ходили закулисные слухи о возможности обмена одного на другое. Но обмен не состоялся, и российские рубли были проданы правительством Марта Лаара тогда еще сравнительно мирной, но уже очень самостоятельной Ичкерии.

    Года не прошло после того как российские власти заморозили средства эстонских предприятий, как правительство республики придумало схему превращения недоступных миллионов в ликвидные активы. Был учрежден государственный «ВЭБ Фонд», куда были переписаны требования банков Северо-Эстонский акционерный банк (впоследствии обанкротился) и Балтийский Объединенный банк (ныне шведский SEB Bank). Затем «ВЭБ Фонд» был перерегистрирован в негосударственное целевое учреждение, а в прошлом году и вовсе ликвидирован. Ряд небольших эстонских предпринимателей требовал у государства оплатить им розданные в 1993 году сертификаты. Судебные иски к государству истцы-предприниматели выиграли, но все равно не получили ничего Государство платить не хотело и лавочку закрыло. Имущества, которое можно было бы обратить в счет погашения требований истцов, у «ВЭБ Фонда» никакого не было. Однако половину замороженных средств «Внешэкономбанк» все-таки выплатил, как считалась тогда в рамках межбанковского зачета.

    Когда к середине 90-х стало ясно, что «Внешэкономбанк» просто так никто никому денег обратно не отдаст, эстонской стороне было предложено обоюдно зачесть заблокированные на счетах средства. Чем не выход? Банк Эстонии тут же послал ответное письмо, в котором указал, что на счетах юридических лиц (российских резидентов) в Северо-Эстонском банке заблокированы такие-то средства. Например, фирма «Элегант Лоджик» из Санкт-Петербурга держала в Таллине 400 тысяч долларов и 33 цента, а московский «Оптинторг» – 305 тысяч. Зато у фирмы TSL International якобы было заморожено 32 миллиона 327 тысяч 675 долларов США. На самом же деле реальные требования TSL International к Северо-Эстонскому банку составляли 0 долларов и 0 центов. Письмо ушло в Москву. Деньги были разморожены. Но когда, как и сколько из них получила Фирма TSL International, достоверно не знает никто. А те, кто знает – молчат. Известно только, что значительная часть денег (примерно половина) из замороженных средств эстонских предпринимателей из «Внешэкономбанка» ушла, в том числе и на основании письма Банка Эстонии.

    Но в феврале 2013 года оказалось, что в письмо с финансовыми требованиями эти 32 миллиона были добавлены совершенно незаконно и вообще сегодня никто не знает, как этот пункт под номером пять оказался в пресловутом письме, подписанном и.о. Президента Банка Эстонии Вахуром Крафтом 5 апреля 1995 года. Кто и зачем вставил питерскую фирму TSL International с 32 миллионами «зеленых» в злосчастное письмо?

    Бывший Президент Банка Эстонии Сийм Каллас утверждает, что он, возглавив в парламенте Реформистскую Партию, подал заявление об отставке 11 марта 1995 года, проекта письма не видал и вообще мало что помнит. Дотошная пресса выяснила, что совет Банка Эстонии поддержал заявление об отставке на заседании 18 апреля 1995 года, а президент Леннарт Мери подписал указ об отставке 19 апреля. Но задним числом – с 21 марта. Поэтому мало кому ясно теперь, каков был статус Сийма Калласа на момент подготовки и подписания этой «липы» в адрес «Внешэкономбанка».

    Вахур Крафт, ныне руководящий в Эстонии дочерним финским банком, нервничает, потому что финские владельцы обеспокоены таким ударом по репутации. Он утверждает, что не подписал бы такую фальшивку. Ничегошеньки не помнит и Энн Тейманн, работавший тогда исполнительным директором фонда ВЭБ и постоянно общавшийся «Внешэкономбанком» и даже визировавший документы. Тейманн сослался на то, что ему уже 65 лет (кстати, в Эстонии это возраст выхода на пенсию), и «в таком возрасте трудно все упомнить».

    Некоторые эстонские журналисты считают, что за схемой вывода денег из российского банка стоит команда Сийма Калласа. Его преемник на посту Банка Эстонии Вахур Крафт – друг детства. Энн Тейманн был вице-президентом Банка Эстонии, и так далее. В 1999 году перед парламентскими выборами Реформистская партия для финансирования избирательной кампании создала фирму R-Hooldus, у которой было три владельца: Сийм Каллас, Мярт Раск и Андрес Липсток. После выборов фирма была продана, а ее бывшие владельцы фирмы стали соответственно: один – еврокомиссаром, другой – председателем Государственного суда, третий – президентом Банка Эстонии.

    Эстонский Госконтроль не исключает возможности возбуждения уголовного дела, хотя речь пока идет о предоставлении ложных данных. О краже или мошенничестве юристы говорить зарекаются, так как со сроками данности особо не поспоришь. В свете скандала с утечкой 32 миллионов, вдруг по новому стало выглядеть старое нераскрытое убийство Ааре Томсона руководителя информационного отдела того самого Северо-Эстонского банка, на счетах которого якобы были заморожены «русские миллионы». 30-летний банкир был застрелен у подъезда своего дома из пистолета «ТТ», так и не пойманным киллером лет сорока, одетом в пальто и кепку. В середине 90-х в Таллинне каждый день кого-нибудь убивали, но на банкиров пор не охотились.

    На следующей неделе эстонский парламент по инициативе социал-демократов, но с участием представителей всех фракций, приступит к формированию специальной комиссии, которая должна будет решить, была ли подделка официального требования Банка Эстонии в адрес «Внешэкономбанка» России и приписка 32 миллионов долларов сознательным и целенаправленным преступлением или … ну, просто ошиблись? К работе парламентской комиссии готов подключиться и Госконтроль, организовав аудит не только Банка Эстонии, но закрытого по решению парламента «ВЭБ Фонда». Будет ли комиссия дотошно выяснять роль в этой неприглядной истории бывшего главы Банка Эстонии, бывшего премьер-министра республики, а ныне еврокомиссара и вице-президента Евросоюза Сийма Калласа.

    Взлет ныне правящей Реформисткой партии связан с именем Сийма Калласа. Он ее основатель. Он сделал ее политическим рупором крупного банковского бизнеса, благодаря этой партии он пробился в узкий круг политических руководителей Европы. Ходят слухи, что в 90-е года свое партийное строительство Каллас финансировал посредством фирм, куда закачивались деньги из «ВЭБ Фонда».

    Сийм Каллас – самый удачливый из эстонских политиков. После 1991 года он был президентом Банка Эстонии в 1991-1995, министром иностранных дел в 1995-1996, министром финансов в 1999-2002 и премьер-министром в 2002-2003 годах. С 2004 года Сийм Каллас является вице-президентом Еврокомиссии. Ни один из эстонских политиков не может и мечтать о такой долгосрочной и головокружительной карьере. Но желающих отодвинуть Калласа в сторону, хоть отбавляй.

    «Никого не интересует, естественно, шкура главы банка, который тогда подписал один неправильный документ, или нынешний президент Банка Эстонии, который тогда был советником правительства и членом совета Центробанка. Охота идет на Сийма Калласа, который уже ушел к тому моменту из Банка Эстонии, но когда-то возглавлял нынешнюю правящую партию и, может быть, и сейчас является чьим-то личным конкурентом», – заявил министр финансов Эстонии Юрген Лиги, метящий через пару лет на пост главы Банка Эстонии.

    В деятельности фирмы TSL International, через которую осуществился вывод замороженных средств эстонских предприятий, местные журналисты тут же разглядели эстонский след. Якобы за фирмой стоит олигарх эстонского происхождения Александр Матть. Сам он в Эстонии практически не появляется, но Таллинне до сих пор живет его отец. Средства, которые были направлены из «Внешэкономбанка» в пользу TSL International, принадлежавшей, по утверждению эстонской прессы, Маттю, составляли в 1995 году половину суммы, за получение которой годами безуспешно боролись десятки мелких предпринимателей. Откопали журналисты и фотографии Маття с бывшим тверским губернатором Дмитрием Зелениным.

    Еще совсем недавно олигарх эстонских кровей владел водочной фабрикой «Веда», разливавшей водку «Русский размер», а весь Таллинн был завешан ее рекламой. Матть занимал тогда в списке богатейших людей России 213 место с имуществом в размере 270 миллионов долларов. В советское время он был известен как один из многих таллиннских фарцовщиков и за спекуляцию отправился «на поселение» в Хабаровский край. Из России он больше в Эстонию не возвращался. Зато занимался финансовыми операциями и импортировал спирт, гнал водку и «сотрудничал» с влиятельным в Петербурге предпринимателем Владимиром Кумариным. Кто его знает, пишет газет Eesti Ekspress, не полученное ли от Банка Эстонии подделанное письмо могло дать старт успеху Маття?

    Естественно, эстонская пресса любит везде искать следы Владимира Путина. Нашли она их и вокруг Александра Маття. Так, если верить еженедельнику Eesti Ekspress, во времена расцвета водочного бизнеса заводом концерна «Веда» в городе Кингисеппе Ленинградской области долгое время руководил Анатолий Мащенко, который якобы был «однополчанином» Владимира Путина, когда нынешний президент России служил в КГБ в Восточной Германии. Мащенко, как и Путин, вернулся в 1989 году в Советский Союз, но служил в Эстонии, в разведке КГБ до ухода в резерв в 1993 году.

    По мнению журналиста Тоомаса Кюммеля, в течение десяти лет расследовавшего связанное с «ВЭБ-фондом» дело о пропаже 32 миллионов долларов, больше всего об этой финансовой афере знает Россия, что может дать ей возможность исподволь воздействовать на ряд крупных эстонских политических игроков. Время от времени, как только в Эстонии заводят речь о «компенсациях за оккупацию», Россия поднимает вопрос о возвращении внутреннего валютного долга Советского Союза. Еще периодически всплывает некий договор из конца 80-х начала 90-х, согласно которому гарантом по кредитам, для эстонских предприятий, полученным во «Внешэкономбанке», выступает Банк Эстонии. Ведь именно к нему отошло таллиннское отделение «Внешэкономбанка».

    Тоомас Кюммель убежден, что цифра в 32 миллиона не случайна. За ней стоит целая схема. Все происходило в Петербурге. Оттуда эти деньги рассеялись по сети оффшорных фирм. Единственная страна, где могут знать что-то достоверно знать об этих теневых сделках – Россия.

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Вчера / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив