Центральная Азия на грани региональной войны

    © 2013, «Новый Регион – Азия» © 2013, «Новый Регион – Азия»

    Казахстан, Алма-Ата, Октябрь 16 (Новый Регион, Владимир Банников) – В Алма-Ате эксперты из стран Центральной Азии и России обсудили актуальные проблемы региона.

    В рамках международной конференции «Средний Восток и Центральная Азия в общем геополитическом пространстве» ученые, политологи, журналисты проанализировали угрозы и риски стабильности региона, а также попытались предположить дальнейшее развитие центральноазиатских стран в нынешних условиях.

    Новый Регион: Центральная Азия на грани региональной войны

    По мнению большинства экспертов, Центральная Азия стоит на грани региональной войны.

    – Центральная Азия не складывается как единый регион, – считает Сергей Масаулов, руководитель Центра перспективных исследований Киргизии. – Внутри ЦА страны имеют собственные проекты, но никак не общие. Парад суверенитетов, который прошел в регионе, начался слишком поздно, что сказалось и на экономическом потенциале стран. В регионе появилась жесткая экономическая конкуренция. Правительствам республик необходимо четко выстроить структуру управления водными ресурсами – это первое и главное условие. В нем сходятся как политические, так и экономические факторы. Иначе регион развалится и станет ближе к войне. Если же страны начнут договариваться, то развитие пойдет по оптимистическому сценарию.

    Новый Регион: Центральная Азия на грани региональной войны

    Масаулова поддержал его коллега Александр Князев. – Третьего не дано, и проблема шире, нежели управление водными ресурсами, – продолжил эксперт по Ближнему Востоку и Центральной Азии. – Договариваться нужно самим республикам ЦА, исключив внерегиональные силы. Накануне нашей конференции, в Бишкеке прошла аналогичная по Афганистану, организованная киргизским МИДом. Многие озвученные на ней тезисы вызывают только иронию. Скажем, принято решение «учредить в Бишкеке центр изучения Центральной Азии и Афганистана на базе Академии ОБСЕ». Что такое ОБСЕ, где Афганистан, где Бишкек и есть ли в столице КР хоть кто-нибудь, что-либо понимающий в афганской проблематике? Нет! Вот вам яркий пример забалтывания проблем вместо их решения. Заодно – очередной распил денег для киргизских чиновников, которые будут имитировать работу этого «центра»…

    Теперь давайте рассуждать логически. Кто объективно заинтересован в стабильности региона? Безусловно, Россия, Китай и Иран. Они то и должны найти способ посадить за стол переговоров конфликтующие страны региона – Узбекистан и Киргизию, Таджикистан и Узбекистан. Вопросы того же Афганистана надо обсуждать с теми, кто заинтересован в их решении – не с американцами или европейцами, а с иранцами, пакистанцами, с Ташкентом, Ашхабадом… не стоит забывать и про афганские политические силы, коих очень много. На развитие афганского политического процесса мало повлияют скорые президентские выборы. Страна фрагментирована, Мазари-Шариф давно уже живет отдельной от Кабула жизнью. Признаков поиска каких-либо компромиссов между региональными, этническими и иными группировками не видно. О чем говорить, если в обиходе политиков до сих пор применяется понятие «талибы», в которое вкладывается смысл, будто это цельное явление с централизованной структурой, с которым то ли говорить, то ли воевать… Если проанализировать состав группировок, воюющих сейчас против кабульского правительства и иностранных войск США и НАТО, можно выделить более пятидесяти категорий этих формирований, отличающихся прежде всего по мотивации их деятельности. Объединяющий их мотив – иностранное военное присутствие в стране и попытки навязать чуждое для Афганистана – социально-политическое устройство. Специфика Афганистана состоит в наличии традиции корпоративного межплеменного управления территорией: среди пуштунов почти всегда (за небольшим исключением) важную роль играли такие институты, как джирги, а в ситуации войны – лашкары, племенные ополчения. Еще в 1980-х годах наши отечественные афганисты-востоковеды отмечали, что племенное ополчение всегда сохраняет значительную автономность и является лишь временным союзником той или иной армии – органа государственной власти. Система связей между государством и пуштунскими племенами, существовавшая при монархическом режиме и президенте Дауде, была к 1990-м гг. полностью разрушена. С падением правительства Наджибуллы и приходом к власти президента-таджика Бурханутдина Раббани, множество пуштунских вождей и местных полевых командиров предпочли полную самостоятельность в пределах своего племени или уезда борьбе за единое афганское государство. В этом смысле, многие пуштунские племена фактически солидаризировались с национальными меньшинствами в борьбе за интересы локальные в противовес интересам общегосударственным. Страна продолжает оставаться устроенной по принципу танзимов – вооруженных группировок феодального типа. Нужны переговоры, нужен поиск консенсуса. Единственным критерием исключения из переговорного процесса тех или иных группировок или движений может и должна быть их связь с международными террористическими и экстремистскими силами.

    Отметим, конференция «Средний Восток и Центральная Азия в общем геополитическом пространстве» состоялась на базе факультета международных отношений КазНУ им. аль-Фараби, организовал Общественный фонд Александра Князева, при информационной поддержке РИА «Новый Регион-Азия», Восточного бюро Информационного агентства Regnum, ИА «ИнфоРос», ИП News-Asia.ru и казахстанского Интернет портала Zonakz.net.

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Вчера / НОВОСТИ

    27 Мая

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив