The Economist: Кремль попал в зависимость от США

    Если бы Америки не было, в России её бы придумали

    © 2013, «Новый Регион – Москва» © 2013, «Новый Регион – Москва»

    Москва, Февраль 18 (Новый Регион, Инна Санина) – Ни одна страна мира не обладает таким значением для РФ, как США. Если бы Америки не существовало – в России её бы придумали: сначала как мечту, а потом – как кошмар. Кремлевские идеологи саму концепцию суверенности России основывают на свободе от влияния США, пишет The Economist (перевод РИА «Новый Регион»). Издание полагает, что такая политика ведет к изоляции России и в перспективе может обернуться против Кремля.

    Антиамериканизм долгое время был частью политики президента РФ Владимира Путина, однако в настоящее время это понятие подверглось важной трансформации. Прошло время, когда Кремль боролся за признание и в укор Западу ставил тот факт, что Россию не воспринимают как равного игрока. Теперь Россия Западу не подражает и даже не пытается создать такое впечатление. Вместо этого Кремль демонстрирует сильное желание избавиться от любого возможного влияния со стороны Америки.

    Четыре года спустя после запуска американской «перезагрузки» отношения «реформировались» до формата избавления от любой зависимости от Америки, считает председатель Комитета ГД по международным делам Алексей Пушков. Россия прекратила любое сотрудничество с вовлечением американского капитала, это коснулось здравоохранения, гражданского общества, борьбы с торговлей людьми и наркотрафиком, а также незаконной торговли оружием.

    Если верить Пушкову, всё это символизирует об окончании эры попыток России действовать сообразно западной модели. Некоторые российские депутаты даже предлагают облагать штрафом кинотеатры, демонстрирующие на своих экранах слишком много иностранных фильмов, или запретить использование иностранных слов. Согласно новому закону, любая помощь и консультирование иностранной стороны угрожает национальной безопасности России. «Политика ведет Россию в изоляцию», – цитирует издание западного дипломата. Антиамериканизм используется в качестве постмодернистской игры современной элиты, которая на Западе чувствует себя вполне комфортно. Однако теперь, кажется, эта игра претворяется в жизнь.

    Например, Кремль запретил американским парам брать на усыновление российских сирот, отобрав у многих детей с серьезными заболеваниями шанс на достойную жизнь. Это была первая реакция России на принятие в США законопроекта имени Сергея Магнитского, юриста которого те, кого он обвинял в мошенничестве, довели его до смерти в тюрьме. Второй реакцией стал представленный Путиным законопроект, согласно которому российским чиновникам и их семьям запрещается иметь банковские счета и активы за рубежом, потому что это может угрожать национальной безопасности.

    Всё это не столько реакция на действия с американской стороны, сколько на ситуацию внутри страны. Глава Московского Центра Карнеги Дмитрий Тренин полагает, что Россия чуть ли не впервые взяла управление двусторонними отношениями в свои руки. Первым толчком для новой волны антиамериканизма стали протесты против выборов в Госдуму декабря 2011 года, в которых Кремль обвинил США. Снижение доверия к Кремлю, беспокойство в отношении экономики и оттока капитала, а также враждебные настроения урбанистического среднего класса подвигли Путина к повороту в сторону национализма, традиционализма и выборочным репрессиям. За неспособностью поддержать этнический национализм, опасаясь взрыва нестабильности в северокавказском регионе, он нацелился на Запад и западные ценности.

    Традиционалистская риторика крайне удобно исключает необходимость поиска новых идей или модернизации – слова, которое исключили из совместного официального лексикона тандема после ухода в тень премьера Дмитрия Медведева. Теперь в фокусе история России, в частности, вторая мировая война и православная церковь.

    Не так давно Кремль для оправдания политики изоляции использовал 70-летнюю годовщину победы в битве под Сталинградом. Как отметил Пушков, «Сталинград был не просто переломным моментом той войны, но и длившегося веками противостояния между Россией и Западом. Гитлер был последним завоевателем с Запада». Несколько лет тому назад подобные комментарии можно было получить только от правых националистов. Теперь это доминирующая позиция. Россия не раз подчеркивала, что ее конкуренция с Америкой основана на разнице в интересах. Теперь же фокус сместился на отличие ценностей.

    Тележурналист и одобренный Кремлем борец с либерализмом Максим Шевченко недавно написал, что Россия и Запад находятся в состоянии войны, возрастает ощущение, что основная часть западных людей принадлежит к отличной от нас человекообразной группе; что мы похожи только на первый взгляд, а по существу разные.

    Политический аналитик Кирилл Рогов заявляет, что Кремль зафиксировал свои традиционалистские цели в российском обществе посредством разбирательства над панк-группой Pussy Riot после их непристойного выступления на алтаре главного храма в России. Это позволило Кремлю выставить протестующих против Путина не только как западных агентов, но и как кучку гомосексуалистов и корыстных богохульцев, которые готовы продавать своих детей империи зла.

    Пока это никак не увеличило популярность Путина и не восстановило доверие к его правлению. В действительности, по данным опросов центра «Левада», число людей расценивающих Америку как круга, нежели врага, за последние годы выросло. Причиной такого развития может быть рост недоверия к Кремлю. Это как раз именно то, что упразднило эффективность советской пропаганды 20 лет назад, отмечает издание.

    Российское общество также без особого энтузиазма приняло рост политической роли церкви.

    За кремлевской одержимостью Америкой стоит неприкрытое безразличие с американской стороны. Политика «перезагрузки», которая помогла в реализации ряда американских целей, включая получения транспортных коридоров в Афганистан и сотрудничество с Ираном, изжила себя. «Это конец серьезных договоров с Путиным», – заявили недавно представители Брукингского Института в Вашингтоне Фиона Хилл и Клифорд Гэдди в комментарии New York Times. Пушков же с ними не согласен, так как полагает, что Америка не понимает, насколько для России важна безопасность.

    Ирония судьбы заключается в том, что антиамериканизм Кремля демонстрирует не суверенитет, а её зависимость от Америки, как врага. В действительности жертвой может оказаться сама Россия, считает издание.

    Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Сегодня / НОВОСТИ

    Вчера

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив