Скандал вокруг финансирования Ливией кампании Саркози продолжается

    © 2013, NR2.Ru, «Новый Регион», 2.0 © 2013, NR2.Ru, «Новый Регион», 2.0

    Париж – Триполи, Январь 04 (Новый Регион, Федор Коротков) – Начало 2013 года во Франции ознаменовалось развитием одного из скандалов вокруг бывшего президента Николя Саркози. Речь идет о возможном получении его предвыборным штабом в 2007 году десятков миллионов евро от режима Муаммара Каддафи. Новые сведения следствию пообещал предоставить один из ключевых участников сделки с ливийским лидером, одновременно проходящий по другому коррупционному делу, пишет в аналитическом материале Лента.ру.

    Раскрыть документы, доказывающие незаконные действия бывшего хозяина Елисейского дворца, пообещал франко-ливанский бизнесмен Зиад Такиеддин, занимающийся торговлей оружием. Сам он является фигурантом так называемого «дела Карачи», связанного с выплатой Парижем откатов при продаже в 1994 году Пакистану трех подлодок типа «Агоста».

    Тогда взятки за заключение контракта получили как французские, так и пакистанские чиновники. Однако наибольший интерес для следствия представляет тот факт, что часть средств, переправленных в Исламабад, позже вернулись в Париж, где их конечным получателем стал тогдашний премьер-министр Эдуар Балладюр. В частности, по версии прокуратуры, деньги пошли на финансирование его кампании на президентских выборах, которые он, впрочем, проиграл Жаку Шираку.

    Большое значение делу также придает тот факт, что сделка с пакистанцами, по убеждению следователей, имеет непосредственную связь с терактом, произошедшим в 2002 году в Карачи. Тогда жертвами мощного взрыва стали в том числе 11 инженеров из Франции, помогавшие пакистанским коллегам собирать ранее проданные подлодки. По итогам расследования прокуратура пришла к выводу, что теракт был организован в отместку за прекращение Парижем выплаты откатов – соответствующее распоряжение дал Ширак.

    Такиеддин проходит по делу в качестве одного из возможных получателей откатов. 19 декабря у него состоялась встреча с судьей, занимающимся расследованием «дела Карачи», в ходе которой бизнесмен выразил желание пойти на сделку с правосудием.

    Документы, подтверждающие финансирование Ливией предвыборной кампании Саркози, и стали той информацией, с помощью которой предприниматель вознамерился «приобрести» снисхождение со стороны следствия. Прессе о договоренности Такиеддина с судом стало известно только 2 января, когда в печать вышло интервью бизнесмена изданию Le Parisien.

    Впервые о том, что Саркози мог получать деньги от ливийского режима, стало известно в середине марта 2011 года. С разоблачительным заявлением тогда выступил сын лидера джамахирии Сейф аль-Ислам Каддафи, который считался первым кандидатом в наследники своего отца во главе страны.

    Он, в частности, рассказал, что в 2007 году Триполи выступил спонсором предвыборной кампании Саркози, но сколько именно было передано денег, не стал уточнять. Впрочем, сын диктатора заверил журналистов, что располагает документами, подтверждающими факт перевода. Потребовав от «этого клоуна» «вернуть деньги ливийскому народу», Сейф аль-Ислам пригрозил в противном случае опубликовать компромат.

    Эмоциональное послание сына ливийского лидера прозвучало на фоне разворачивавшейся против Триполи международной кампании, ставшей ответом на жестокое подавление властями восстания внутри страны. Одним из инициаторов и лидеров совместных действий стал не кто иной, как Саркози.

    Именно он первым предложил ввести над территорией Ливии бесполетную зону. Именно ему принадлежали призывы начать бомбить лоялистов, если режим решится применить против повстанцев химическое оружие. Именно Париж стал первой страной в мире, официально признавшей повстанческий Национальный переходный совет.

    Наконец, именно Франция считалась негласным лидером операции против сторонников Каддафи до передачи командования структурам НАТО (к слову, Саркози с большой неохотой пошел на передачу командования альянсу, опасаясь, что такой шаг снизит эффективность кампании).

    Активная антиливийская риторика президента вызвала некоторое удивление среди наблюдателей. Многие тогда сочли, что Саркози прежде всего пытается загладить неудачную реакцию Франции на восстание в Тунисе, которое закончилось первой революцией на Ближнем Востоке и в странах Магриба.

    Когда волнения только начались, Франция выразила поддержку именно официальным властям, а не участникам беспорядков, и даже предлагала отправить в африканскую страну своих полицейских. В Париже, конечно, быстро сориентировались, что к чему, и больше подобных промахов не допускали, но, как говорится, осадок остался.

    Однако такое объяснение устраивало не всех. Часть аналитиков указывала, что рьяное желание Саркози свергнуть Каддафи никак не вязалось с тем, насколько дружеские отношения складывались у французского президента с лидером ливийской революции до войны.

    Чаще всего обозреватели вспоминали визит Каддафи в Париж, который состоялся в 2007 году, вскоре после избрания Саркози на пост президента. Та поездка оставила у французов чувство большого недоумения, которое за прошедшие годы не исчезло. Лидеру режима, который вполне обоснованно можно было отнести к разряду диктаторских, был устроен поистине королевский прием.

    На охрану его огромного кортежа были выделены 300 сотрудников полиции, а когда лидер джамахирии пожелал прокатиться по Сене, движение на всех мостах, пересекавших прогулочный маршрут, по настоянию Каддафи было полностью перекрыто. Кроме того, личная охрана полковника едва не устроила драку с телохранителями израильского премьера Биньямина Нетаньяху.

    По итогам визита Каддафи Париж объявил о подписании с Триполи меморандумов, предусматривавших поставку Ливии 14 истребителей Rafale, 10 ударных вертолетов Tiger, нескольких самолетов Airbus, шести корветов, а также ядерного реактора. По разным данным, общая сумма контрактов составляла от 3 до 10 млрд евро.

    Впрочем, эти протоколы о намерениях (которые, кстати, так и не были претворены в жизнь) во многом стали результатом переговоров, начатых еще во времена Ширака. Основным же поводом для возмущения и удивления являлся именно сам визит Каддафи и формат, в котором он был проведен. В особенности французов покоробило, что Саркози обращался к ливийскому коллеге, используя его официальный титул «брат-лидер».

    Откровения сына Каддафи естественным образом были приняты в качестве объяснения столь резкой перемене отношения президента Франции к «брату». Гневная отповедь и встречные обвинения во вранье переубедить журналистов не смогли. Впрочем, на имидже Саркози, который к тому моменту и так был невысоким, этот скандал особо не сказался.

    Внимание международного сообщества полностью занимала сама война в Ливии, закончившаяся гибелью Каддафи. Что же до французов, то их больше волновали не внешнеполитические перипетии, а благосостояние собственных семей, пошатнувшееся из-за экономического кризиса. Возможно, со временем эта история и забылась бы (тем более что Сейф аль-Ислам так никаких доказательств и не представил), если бы не расследование «дела Карачи».

    В марте 2012 года французская интернет-газета Mediapart, специализирующаяся на журналистских расследованиях, опубликовала заметку, в которой рассказывалось о том, что сотрудники газеты получили доступ к материалам следствия об откатах Пакистану. Такиеддин уже тогда числился фигурантом расследования.

    Как выяснили корреспонденты издания, в одном из документов, которые следствию удалось достать, говорилось, что в 2005 и 2007 годах бизнесмен организовал визиты Саркози и его помощников в Ливию. По итогам встреч между кандидатом в президенты и властями джамахирии (Каддафи) было заключено соглашение о передаче предвыборному штабу 50 млн евро. Деньги были якобы переведены на счета в Швейцарии и Панаме.

    Как и в первый раз, Саркози категорически опроверг опубликованную в газете информацию. Однако уже в апреле Mediapart опубликовала документ на арабском языке, датированный декабрем 2006 года, под которым предположительно стояла подпись тогдашнего руководителя ливийской разведки Мусы Кусы. В бумаге говорилось о передаче команде Саркози от ливийского режима 50 млн евро, а также перечислялись участники встречи, на которой стороны достигли договоренности. Среди прочих там был упомянут и Зиад Такиеддин.

    Материалы в Mediapart не остались незамеченными. Остроты ситуации придал тот факт, что публикации появились в преддверии первого и второго тура президентских выборов, одним из главных кандидатов на которых был Саркози. Первыми отреагировали оппоненты хозяина Елисейского дворца из Социалистической партии – они потребовали от прокуратуры проверить изложенные в публикации сведения и при необходимости возбудить уголовное дело.

    Вскоре, однако, к прокурорам обратился и сам Саркози, обвинивший Mediapart в клевете и назвавший обнародованный документ фальшивкой. Он, в частности, заявил, что статьи не более чем попытка грязной игры со стороны его противников в преддверии решающего тура голосования.

    Слова бывшего президента могут быть не лишены оснований: главным редактором Mediapart является Эдви Пленель, в прошлом возглавлявший редакцию Le Monde – газеты, известной симпатиями к социалистам. В 2010 году издание уже спровоцировало крупный политический скандал, обвинив штаб Саркози в получении незаконных пожертвований от самой богатой жительницы Европы, наследницы империи L'Oreal Лилиан Бетанкур. По следам этого скандала прокуратура даже возбудила уголовное дело, однако обвинения Саркози пока что предъявлены не были.

    Впрочем, признаки грязной игры, о которой заявил Саркози, могут сводиться только ко времени публикации в Mediapart. Как следует из заметки в Le Parisien, показания Такиеддина более или менее совпадают со сведениями, приведенными журналистами интернет-газеты.

    В частности, предприниматель рассказал, что в общей сложности на предвыборную кампанию Саркози было выделено более 50 млн евро. При этом выплаты, по словам бизнесмена, продолжались и после победы Саркози на выборах. Он также упомянул фиктивные контракты ливийских властей с тремя французскими компаниями на общую сумму в 100 млн евро. Правда, из слов Такиеддина не совсем ясно, были ли эти контракты использованы для перевода средств на кампанию или это были отдельные транши, не связанные с выборами.

    Такиеддин сообщил также, что у бывшего премьера Ливии Багдади аль-Махмуди сохранились протоколы встреч между советником Муаммара Каддафи Баширом Салехом и Клодом Геаном, который тогда возглавлял аппарат Саркози, занимавшего пост министра внутренних дел. Якобы во время этих встреч и обсуждались финансовые вопросы. Правда, себя среди участников переговоров Такиеддин не упомянул.

    Между тем ранее, в мае 2012 года, об осведомленности аль-Махмуди по поводу передачи Саркози ливийских денег заявлял один из адвокатов бывшего премьера Ливии. Одновременно его коллега обвинил тогдашнего французского лидера в давлении на власти Туниса, где аль-Махмуди находился под стражей: бывшего председателя ливийского правительства якобы не отпускали именно по настоянию Саркози, который таким образом надеялся избежать разоблачения. В июне, после того как пост президента Франции занял Франсуа Олланд, Тунис экстрадировал заключенного в Триполи.

    Саркози пока что сохраняет прежнюю тактику, категорически отрицая получение денег от Каддафи. Но если до президентских выборов у него была возможность переждать бурю под прикрытием неприкосновенности, то теперь он лишен такой привилегии. И особенно для него будет неприятно, если следствие примет условия Такиеддина и выделит эпизод о возможном финансировании предвыборной кампании в отдельное производство, заключает Лента.ру.

    Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Вчера / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив