Шантаж: или учите латышский язык, или умрите от рака

    Авторская колонка Владимира Линдермана (Абеля)

    © 2013, «Новый Регион – Балтия» © 2013, «Новый Регион – Балтия»

    Рига – Москва, Октябрь 22 (Новый Регион, Владимир Линдерман) – Центр государственного языка запретил высылать приглашения провериться на наличие рака шейки матки и рака груди на русском языке. Об этом рассказала газете Diena представитель Национальной службы здоровья (НЗС) Эвия Шталберга.

    Она сообщила, что НЗС была готова рассылать приглашения на бесплатные обследования на двух языках – латышском и русском, но Центр госязыка, который русские жители Латвии называют не иначе как «языковой инквизицией» или «языковым гестапо», наложил категорический запрет.

    Этот вопиющий факт всколыхнул общество, поскольку речь идет о страшных болезнях. Но ничего необычного, выходящего за рамки повседневной практики, в нем нет. На дверях моего подъезда регулярно появляются объявления о профилактике различных заболеваний, и все они – только на латышском.

    Когда-нибудь историки будут ломать голову над вопросом: как так случилось, что в стране, где русский язык является родным для почти 40% (!) населения, он имеет статус иностранного языка – наравне с португальским, румынским, хинди и проч.? Больше половины рижан – русские, не говоря уже о Даугавпилсе, втором по численности населения городе Латвии, где русских – 90%. Но ни в Риге, ни в Даугавпилсе вы не увидите даже таблички с указанием улицы на русском языке (если только она случайно не сохранилась с советских времен).

    Можно сколько угодно жаловаться на злых националистов, но это не снимает вопроса: почему? На референдуме о статусе русского языка практически все «нетитульное» население Латвии, имеющее право голоса, высказалось за легализацию русского языка. Однако развить наступление не удалось.

    Ни официальная Россия, ни Запад не поддержали русское сопротивление. А внутри страны итогами референдума умело воспользовалась партия «Центр согласия», которая уже не первый год успешно конвертирует русские протестные настроения в соглашательскую политику. Несколько лет назад фракция ЦС в сейме поддержала увеличение штрафов за нарушения закона о языке. Сегодня эти штрафы для юридических лиц составляют увесистую сумму в несколько тысяч евро.

    У страха глаза велики. Русские предприниматели не делают даже того, что позволяет закон, так как панически боятся языковой инквизиции, которая по сигналам «с мест» совершает рейды-проверки на частные предприятия. Скажем, вывеска на магазине на русском языке не противоречит законодательству. Единственное требование – она должна быть продублирована по-латышски и латышское название должно быть крупнее или расположено выше. Однако в Риге едва ли найдется десяток магазинов или предприятий по обслуживанию населения, позволивших себе такую вольность.

    Та же история с аннотациями к лекарствам на русском языке. Нет закона, который бы запрещал частному предприятию снабжать лекарства инструкциями на языке потребителя. Не существует и технических сложностей: большинство западных компаний, продающих лекарства в Латвии, работают и на российском рынке. Соответственно, аннотации на русском языке у них имеются в избытке. Однако подавляющее большинство препаратов в латвийских аптеках имеют при себе инструкции на латышском, а также на абсолютно невостребованных в Латвии языках (венгерском, немецком и т.п.), но почти никогда – на русском.

    Конечно, всегда можно найти примеры, говорящие об обратном. Сфера обслуживания – кафе, рестораны, клубы – довольно чутко среагировала на наплыв российских туристов: меню без русского перевода сегодня редкость. Но для русского жителя Латвии меню в ресторане – дело десятое. Вообще, проблема повседневного языкового комфорта не столь уж остра, чтобы вызывать сильные эмоции. Проблема не на бытовом уровне, ана политическом. Остается неизменным официальный курс на построение «латышской Латвии», в которой русским отведена роль фольклорного нацменьшинства. Для этого националистам необходимо ассимилировать детей из русских семей, и они со всем пылом готовы взяться за эту задачу.

    Сегодня образование в русских школах Латвии построено по такому принципу: 60% учебных предметов должны преподаваться на латышском языке, 40% – на родном языке учащихся. Эта система «билингвального обучения» уже привела к резкому падению качества образования.

    Но две из трех правящих партий – «Единство» и «Национальное объединение» – не хотят на этом останавливаться и намерены перевести все русские школы, а заодно и детские сады, исключительно на латышский язык обучения. Экс- министр образования, ныне депутат Европарламента, Карлис Шадурскис («Единство») подготовил поэтапную программу такого перевода, и в ближайшее время она должна быть рассмотрена партийным руководством. Возможно, с теми или иными корректировками, но она безусловно будет взята на вооружение «Единством», а значит, и правительством.

    Сможем ли мы, активисты русских общественных движений, воспрепятствовать этим планам? Это будет непросто. Невнятная позиция России, скрытая или явная русофобия Европы – все работает против нас. Плюс овладевшая умами большинства русских жителей Латвии наивная надежда на то, что проблема рассосется сама собой, без политической борьбы, в ходе совместной хозяйственной деятельности (главная «фишка» «Центра согласия»).

    И все-таки уже дважды попытки националистов полностью латышизировать русские школы провалились. В первом случае ответом стали массовые уличные протесты под руководством Штаба русских школ, во втором – референдум о статусе русского языка. К чему приведет третья попытка?

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Вчера / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив