Русско-литовский гамбит

    Где тот центр, ради «захвата» которого стороны несут такие потери?

    © 2013, «Новый Регион – Балтия» © 2013, «Новый Регион – Балтия»

    Вильнюс, Ноябрь 04 (Новый Регион, Дарюс Садковски) – Все самые громкие политические события в Литве со знаком «минус» за последний месяц были напрямую связаны с Россией. Таможенная война, затянувшийся молочный конфликт между двумя странами, бесконечные заявления о беспрецедентном давлении России на Литву в связи с ее председательством в Совете ЕС, скандальная утечка информации литовского департамента госбезопасности (ДГБ) о сливе компромата на президентов Литвы и стран Восточного партнерства и так далее до бесконечности

    Многие политологи и аналитики делают прогнозы, что отношения будут только ухудшаться, а власти стран будут и дальше всё хуже слышать и понимать друг друга.

    Недавно состоявшийся телефонный разговор премьеров двух стран Альгирдаса Буткявичюса и Дмитрия Медведева, который анонсировали в литовских СМИ почти как премьеру голливудского блокбастера, как нельзя более точно отражает все взаимоотношения, которые сейчас существуют между Литвой и Россией.

    Собственно начнем с предыстории. После затянувшейся таможенной войны, которую весь сентябрь вела Россия против машин с литовскими номерами, введения запрета на импорт литовских молочных продуктов и нежелания российских ведомств давать хоть какие-то внятные объяснения, что происходит, премьер Литвы Альгирдас Буткявичюс наконец-то решил связаться со своим российским коллегой Дмитрием Медведевым.

    До этого литовский премьер не раз отмахивался от предположений журналистов, что все недружественные действия со стороны России в отношении Литвы, носят политический характер и призывал не драматизировать ситуацию. Когда градус кипения в обществе достиг предела, Альгирдас Буткявичюс позвонил Медведеву. 9 октября в эфире радиостанции «Laisvoji banga» литовский премьер сказал: «Беседа с ним заказана ещё некоторое время назад. Сейчас я жду ответа, когда будет эта беседа». Литовский премьер надеялся, что разговор произойдет в ближайшее время и «уже сегодня-завтра всё решится». Но ответа пришлось ждать долго.

    Сначала 17 октября Буткявичюс получил короткое смс-сообщение, что в Литву приезжают «три эксперта из офиса Онищенко», которые будут обсуждать вопросы экспорта литовских молочных товаров в Россию. А сами телефонные переговоры состоялись только 30 октября, которые не только не прояснили ситуацию в отношении двух стран, но вызвали ещё больше вопросов.

    Буткявичюс был намерен обсудить вопросы, связанные с запретом на импорт литовских молочных продуктов в Россию, таможенную войну и переговоры с «Газпромом» о снижении цены на российский газ для Литвы.

    Медведев хотел обсуждать безвизовый режим с Калининградской областью и вопросы ретрансляции Первого Балтийского канала. В результате сложился очень интересный разговор, нюансы которого «NR Baltija» сравнил по заявлениям политиков в российских и литовских СМИ

    Итак, первый вопрос был связан с запретом на импорт литовского молока в Россию. Литовцы хотели получить ответы, почему Роспотребнадзор без официального объяснения причин и предъявления каких-либо подтверждающих документов о якобы найденных нарушениях в продукции литовских молочников ввёл запрет на импорт всех молочных продуктов из Литвы.

    По сообщению пресс-службы литовского премьера, Буткявичюс сказал, что «эксперты из России были детально ознакомлены с действующей в Литве системой государственного контроля продовольствия, что они побывали в крупнейших лабораториях, где проходят исследования продуктов питания, и на молокоперерабатывающих предприятиях». Медведев ответил, что проблемы с введенным запретом на ввоз молочных продуктов решат специалисты и можно будет вернуться к обычной практике.

    В тоже время, пресс-службы кабинета министров РФ распространило заявление: «В связи с обращением литовской стороны о возобновлении поставок в России литовской молочной продукции была подчеркнута необходимость выполнения в полном объеме рекомендаций Роспотребнадзора относительно обеспечения её качества и безопасности, сформулированных в ходе визита в Литву российских экспертов 21-25 октября».

    Т.е., из «ответа-вопроса» получается, что Литва априори должна была выполнять те рекомендации Роспотребнадзора, которые появились после визита экспертов. Напомним, что запрет был введен 7 октября, а официальные рекомендации появились – 21-25 октября.

    Судя по невнятным заявлениям Роспотребнадзора и таким же невнятным ответам литовцев, складывает впечатление, что стороны не вполне слышат друг друга. Роспотребнадзор требует соблюдения норм качества, но не говорит точно каких: то фталаты, то антибиотики находят, то этикетки на продуктах не те. Литовцы требуют определенности, но российская сторона продолжает требовать то, чего она сама точно не знает. Беседа двух премьеров, вопрос этот так и не прояснила. Между тем, как ранее писал «NR Baltija», независимая немецкая лаборатория, куда были отданы на исследования изделия молокоперерабатывающих заводов Литвы, никаких нарушений в образах литовской молочной продукции так и не нашла.

    Примерно такая же ситуация сложилась и с вопросом ужесточения таможенных проверок, введенных Россией ко всему автотранспорту с литовскими номерами. Весь сентябрь были практически парализованы все транспортные потоки из Литвы в Россию, что принесло колоссальные убытки не только литовской стороне, но и российской.

    Как ранее писал «NR Baltija», Россия заявляла, что литовцы в массовом порядке нарушают российское законодательство, потому проверяют все подряд машины. Но как выяснилось позже, за период действия усиленного контроля на границе с Литвой стопроцентному досмотру было подвергнуто 950 литовских грузовиков, а заведено всего 15 административных дел. При этом убытков – на миллионы, что с одной, что с другой стороны.

    По словам Буткявичюса, Медведев сказал, что «также, как был решён вопрос с проверками на таможне, можно обсудить и решить все остальные вопросы. Дмитрий Медведев заверил, что всегда готов к диалогу».

    Третий вопрос, который обсудили премьеры, касался переговоров с Газпромом о цене на газ, которые пока безуспешно ведут российская и литовская стороны. Литовский премьер сообщил, что в разговоре Дмитрий Медведев пообещал ускорить рассмотрение этого вопроса и поговорить об этом с ответственными лицами.

    Пресс-служба главы российского правительства в это же время сообщила, что Медведев высказал Буткявичюсу претензии относительно реорганизации газового сектора. В частности, он заявил, что реализация Третьего энергетического пакета Евросоюза (ЕС) в Литве ущемляет права российских инвесторов и нарушает двустороннее межправительственное соглашение о взаимной защите капиталовложений, а также противоречат нормам ВТО.

    Четвертый вопрос был связан с прекращением вещания Первого балтийского канала в Литве. Буткявичюс объяснил официальную позицию Литвы. Медведев обратил внимание премьер-министра Литвы, что решение комиссии литовского радио и телевидения о приостановлении вещания на территории Литвы Первого балтийского канала не соответствующее международным стандартам в области свободы СМИ, в том числе принятым в ОБСЕ.

    Защита свободы слова в Литве из уст российского премьера прозвучала особенно удивительно, когда только что в самой России было лишено лицензии одно из интернет СМИ за трансляцию видеоролика с нецензурным выражением. А до этого сам Дмитрий Медведев стал инициатором драконовского для СМИ распоряжения, согласно которому интернет-СМИ должны нести ответственность за содержание комментариев читателей и высказываний третьих лиц, размещенных на своих страницах. И в случае, если эти высказывания нарушают российское законодательство, юридические последствия должны наступать не только для их автора, но и для юридического лица – владельца соответствующей площадки.

    Говоря про ПБК, российский премьер не мог не знать, как относятся в Литве к вопросу советской оккупации, где практически в каждой семье есть пострадавшие от репрессий советского режима. Также он не мог не знать, что программа Пиманова, в глумливом тоне рассказывающая о событиях 13 января 1991 года в Вильнюсе, спровоцировала грандиозный скандал в обществе, вскрыв ещё не зажившие раны родственников тех, кто тогда погиб и оскорбив тысячи тех, кто защищал свою независимость и убеждения.

    В 2009 году будучи президентом России Дмитрий Медведев на евроазиатском форме говорил, что «свобода слова предполагает ответственность и компетентностью журналиста». Так о чьей ответственности и компетентности должен больше всего печься российский премьер Дмитрий Медведев? Об ответственности российского журналиста Пиманова или о компетентности властей и судебной системы Литвы?

    Понятно, что разговор двух премьеров никак не решил сложный литовско-российский политический гамбит. Каждая сторона ведёт свою игру и интересно узнать где тот центр, ради «захвата» которого стороны несут такие потери?.

    Единственное, на что остаётся надеется, так это на форум двух государств, который оба политика вроде как согласовали и который может быть пройдёт в следующем году.

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Вчера / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив