Россия подтвердила переговоры с США о присоединении к акту FATCA

    © 2013, «Новый Регион – Москва» © 2013, «Новый Регион – Москва»

    Москва, Май 18 (Новый Регион, Ольга Радько) – Министр финансов Антон Силуанов признал, что Россия ведет с США переговоры о присоединении к режиму контроля иностранных счетов в рамках соглашений FATCA и рассчитывает присоединиться к системе под эгидой ОЭСР. РФ и Китай пока остаются двумя крупнейшими юрисдикциями, сопротивляющимися созданию глобальной системы предотвращения уклонения от налогов в офшорах. После присоединения к FATCA с 2014-2015 годов Россия технически сможет самостоятельно выявлять уход от налогов в офшорах собственных компаний – разумеется, если захочет, пишет «Коммерсант».

    На форуме ОЭСР по налоговому администрированию, завершившемся вчера в Москве, министр финансов России Антон Силуанов официально подтвердил участие страны в переговорах с США по присоединению к международной части американского акта о контроле иностранных счетов для налоговых целей (Foreign Account Tax Compliance Act – FATCA). «Мы ведем консультации с США по присоединению к FATCA», – сказал министр. По словам Антона Силуанова, тема обсуждалась им с министром финансов США Джеком Лью (в апреле 2013 года в Вашингтоне), стороны договорились о «проработке на уровне экспертов» этого вопроса и предложат США и России параметры соглашения о присоединении РФ к режиму FATCA «к рассмотрению и утверждению». Министр пояснил, что, по мнению России, «такие соглашения должны быть распространены под эгидой ОЭСР», впрочем, вряд ли это сильно меняет ситуацию, поскольку ОЭСР уже заявила, что представит вопрос о международном режиме обмена налоговой информацией для встречи министров финансов G20 в Москве 20 июля 2013 года. С большой вероятностью происходящее означает, что до конца 2013 года Россия в том или ином виде присоединится к соглашению, призванному в первую очередь пресекать международный уход от налогов.

    FAТCA – крупнейший шаг США по борьбе с уклонением собственными гражданами от налогов в США, предпринятый за последние годы. Он является частью пакета мер, принятых в США в марте 2010 года для восстановления занятости в экономике (HIRE Act). Закон, в локальной его части вступивший в действие в США с 1 января 2013 года, требует от компаний и физлиц США сообщать в налоговую службу США (IRS) сведения о собственных зарубежных активах, банковских счетах и движениях средств по ним (более $50 тыс.). Предполагается, что налогоплательщики в США с октября 2013 года будут получать «международные ИНН» (GIIN), а с 2014 года поступления в США средств из-за пределов страны, не идентифицированных по правилам FATCA, будут облагаться 30-процентным сбором. FATCA имеет международное расширение: страны, готовые присоединиться к акту, могут или позволить собственным банкам сообщать в IRS сведения об американских резидентах (модель I), или обмениваться этой информацией с IRS через собственные налоговые органы (модель II).

    Напомним, Россия вместе с Китаем остаются самым серьезным препятствием на пути создания на базе FATCA мировой системы раскрытия информации о межюрисдикционных операциях, позволяющих эффективную оптимизацию налогообложения в офшорных юрисдикциях. Сам по себе акт FATCA был в 2010-2011 годах воспринят довольно негативно даже в США. С одной стороны, это физически увеличивает налоговое бремя (предполагается, что уже с 2014 года FATCA даст IRS не менее $800-900 млн допдоходов, и это ультрапессимистичная оценка), с другой – система является достаточно дорогой в использовании, к тому же платить за решение проблем IRS приходится в том числе иностранным банкам. Проблему поднимал в отношении России на заседании консультативного совета по иностранным инвестициям в октябре 2012 года президент ЕБРР Сума Чакрабарти, который заявлял, что FATCA плохо совместим с российским Гражданским кодексом. Впрочем, после того как в 2013 году Федеральная налоговая служба (ФНС) РФ получила доступ к информации о банковских счетах в России, в рамках «модели II» FATCA в России стал более реален, зато усилилось обсуждение в прессе США перспектив «закрытия» вполне используемой американскими игроками возможности инвестировать средства в депозиты в российских (и китайских) банках.

    Тем временем сопротивление FATCA в мире к концу 2012 года, изначально довольно сильное, сейчас практически сошло на нет. После подписания соглашения США по акту с Великобританией (осень 2012 года) и Швейцарией (февраль 2013 года), а также успехов Великобритании и G5 (Великобритания, Франция, Германия, Италия и Испания) в переговорах с основными офшорными юрисдикциями стало очевидно, что за заявлением в феврале 2013 года еврокомиссара по налогам Альгирдаса Шеметы о «дублировании» акта FATCA в ЕС в 2015 году стоят конкретные, политически поддержанные ЕС планы. Крупным странам (сопротивление FATCA оказывалось в том числе Германией и Японией, на официальном уровне в ЕС оно до сих пор оказывается Минфином Австрии) приходилось выбирать: или присоединяться к общей системе на базе FATCA, или пытаться изолировать свою финансовую систему. По второму пути пока идет Китай, где настроения властей против FATCA ранее были серьезными, при этом Гонконг, часть Китая, вполне может в случае проблем с FATCA усилить свои позиции международного финансового центра, поэтому местные банковские ассоциации обычно говорят о «европейском и американском финансовом империализме», обсуждая эту тему. Происходящее делает весьма драматичной повестку российского председательства в G20 – похоже, часть битв вокруг международного развития FATCA будет проводиться в Москве и Санкт-Петербурге.

    Банки уже уверены в том, что Россия присоединится к FATCA, и рассчитывают на то, что это будет сделано в рамках «модели II».

    «Мы очень рассчитываем, что в России исполнение законодательства FATCA будет организовано именно в форме межправительственного соглашения. Это предполагает, что информацию об операциях американских граждан, а также граждан тех стран, которые FATCA не исполняют, российские банки должны будут сообщать государству обычно в лице налоговой службы либо Минфина, а уже оно – взаимодействовать с американской администрацией, – говорит зампред правления Сбербанка Белла Златкис. – Соответственно, государство должно будет установить для банков правила игры: четко обрисовать, какую именно информацию, когда, кому, в какие сроки банки должны сообщать». Наличие формализованных правил игры существенно упростит для банков выполнение крайне сложного законодательства FATCA, ограничит ответственность банков (они будут отвечать за полноту и достоверность переданной информации) и снизит риск наложения на них санкций за его нарушение, поясняет она. «Второй вариант исполнения FATCA – прямое взаимодействие каждого банка с налоговой службой США – сопряжен для банков с гораздо большими трудностями и иным уровнем ответственности и поэтому менее предпочтителен», – указывает госпожа Златкис. Впрочем, к какому бы варианту исполнения FATCA в итоге не склонились российские власти, нарушать FATCA не в интересах банкиров. Санкции за это крайне серьезные, вплоть до невозможности для банков работать по американским счетам, по счетам, открытым в долларах, и т. п. «Мы уже ведем работу по подготовке к выполнению требований законодательства FATCA: определяем круг лиц, операции которых подлежат отслеживанию и информированию, ведем большую работу по настройке IT», – заключила госпожа Златкис.

    Пока решительно неизвестно, как власти России собираются воспользоваться возможностями, которые представятся перед Минфином и ФНС, в случае если с 2014-2015 годов, как это предполагается сейчас, получат такой же доступ к полной информации о финансовых операциях российских структур за пределами России, в первую очередь в офшорах. В этом случае технически правительство окажется в состоянии при относительно невысоких инвестициях в инфраструктуру ФНС предъявлять и налоговые претензии к компаниям, использующим схемы оптимизации через офшоры, низконалоговые юрисдикции, и шире – к структурам в юрисдикциях, не покрываемых соглашениями об избежании двойного налогообложения с РФ. При этом «борьба с офшорами» на политическом уровне провозглашалась в России с 2007 года уже несколько раз (и в виде создания системы параллельного контроля импорта и платежей, и в виде Росфинмониторинга, и в виде специальных рабочих групп), но всякий раз предсказуемо натыкалась на отсутствие технических возможностей. Если через год-два такая возможность появится и будет общедоступна, станет понятно, насколько серьезны намерения Кремля и Белого дома «вывести бизнес из офшоров» и достаточно ли для этого политической воли. Ранее ее не хватало даже в США – все текущие мировые успехи в борьбе с офшорами связаны исключительно с бюджетными проблемами США и ЕС после финансового кризиса 2008 года.

    Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Сегодня / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив