Размышления у парадного подъезда-2

    Перед фейерверком

    © 2013, «Новый Регион – Челябинск» © 2013, «Новый Регион – Челябинск»

    Челябинск, Декабрь 13 (Новый Регион, Андрей Воронов) – «Новый Регион» публикует продолжение авторской колонки Андрея Воронова о состоянии высшей школы в России. Напомним, эксперт на примере крупнейшего вуза Челябинской области, отмечающего в эти дни 70-летие ( сегодня как раз проходят основные торжества и, говорят, будет даже фейерверк) анализирует ситуацию, характерную, по сути, для любого российского вуза.

    Об инновациях

    Старожилы бывшего политеха, гремевшего на всю страну, еще помнят ту благословенную эпоху, когда слова «инновации» не было даже в словаре Ожегова, а суть этого явления была понятна всем. Сегодня без инноватики никуда. Лозунг «Инновации – наше все!» усвоен на подкорковом уровне. Чтобы соответствовать имиджу, инноваций нужно много. Если своих не хватает, вузовские перекупщики-инноваторы начинают рыскать по городам и весям, навязывая местным разработчикам реальных изобретений фирменный prоmotion – возможность продать свой продукт под маркой раскрученного университета или хотя бы дать напрокат на период отчетности. На те гроши, которые при этом предлагаются, охотников, честно говоря, немного. А больше инновационный университет платить не может. Не то, чтобы денег нет; просто принцип такой – гусарский. Однако сроки поджимают, и надо уже что-то делать с этой проклятой отчетностью по обязательствам НИУ.

    В инновационном загашнике ФГБОУ ВПО «ЮУрГУ» (НИУ), безусловно, имеются кое-какие сильные аргументы. Сбивающая сосульки машина (если, конечно, она не агрегирована с двумя дворниками-мигрантами) – достойный образчик технологий двойного назначения. Но ему явно не хватает кластерно-технологического размаха, многопрофильности, так сказать. Чтобы можно было еще что-нибудь сбивать или, на худой конец, околачивать. Размах есть у ООО «С-Синтез», занимающегося детонационным производства нано-алмазов и прочих кристаллов – приставка «нано» символизирует в данном случае многое, включая неразличимость результатов. И наконец, гордость университета – суперкомпьютер, Ряд 4 «Скиф-Аврора», якобы теоретически рассчитанная и эмпирически опробованная «платформа для нано-технологиий», которая де факто представляет собой мегалитический IT-Lego из импортных комплектующих. Говорят, он может даже крестиком вышивать. Во всяком случае, в других сферах этот «инструмент инновационного прорыва» пока не замечен. А еще говорят, что этот монстр стоит 240 млн. рублей и уже просит модернизации. Врут, наверное…

    Всякого рода управленческие ноу-хау, наскоро содранные с западных образцов во время командировок ректората, оприходованных в отчетах почти на 50 млн. руб, – тоже результат. Однако от таких «изобретений» у многих сосет под ложечкой. Потому что знающие люди понимают, что провести этот контрафакт как «инновации» можно примерно на тех же основаниях, что и кожуру от бананов. А ну как возьмут за загривок да и потянут из инновационной инфраструктуры за какой-нибудь из центров «инновационного прогнозирования», «инновационного управления проектами» или «инновационного консалтинга»? Или захотят прогуляться по «технопарку», подсчитать, сколько цыплят вывелось в «бизнес-инкубаторе», и проверить всхожесть грядок, политых из «облачных технологий»? Всезнающие Гугл и Яндекс об этих достижениях сказать не могут ничего определенного. Даже на собственном сайте и в университетских СМИ последние новости о технопарке относятся к 2009 г. А жив ли курилка? Не пал ли в технологической гонке? Какую такую научно-инновационную деятельность осуществляют эти безликие «Солары», «Нанополитехи», «Энергии ЮУрГУ», «Уралкибертрейдинги» и еще целый ворох всяких «Эйч Пи Си»?

    На самом деле вопрос праздный. Эти симулякры инноваций даже тени не отбрасывают. Поэтому за наиновейшие и якобы простимулированные по программе НИУ направления, которые официально представляются как ПНР (Приоритетные направления развития), выдаются разработки и исследования, худо-бедно ведущиеся еще со времен Челябинского политехнического на тех кафедрах, которым, несмотря ни на что, удалось сохранить хоть какое-то уважение к себе и к профессии. Слегка оттюнингованные и обернутые в блестящие инновационные фантики, эти палочки-выручалочки вполне могут на какое-то время сойти в качестве украшения для выставочных витрин Южно-Уральского государственного.

    Есть и другая опция – когда в отчетные показатели вносятся организации, разработки и поставки оборудования, которые не имеют никакого отношения к финансированию НИУ из федерального бюджета и регионального венчурного фонда, а оплачиваются сторонними фирмами. Например, иностранными партнерами, для которых привязка к аккредитованному российскому вузу выступает формальным условием для получения мега-грантов от своих правительств и фондов. Тем более, что многие ПНР современных технологий «у них» и «у нас» совпадают. С той только разницей, что «у них» они финансируются, развиваются и приносят реальные плоды, а «у нас» – только финансируются. Такое партнерство имеет еще целый ряд преимуществ – его можно записать в раздел «международное сотрудничество» и попутно отправить кого-нибудь в командировку или на повышение квалификации. Разумеется, с последующим занесением в отчет НИУ по заграничным стажировкам. В конце концов, какая разница, что они были оплачены не из средств, выделенных на НИУ? Главное ведь сам факт!

    А как же чувствуют себя «гумагении» в несущемся на всех инновационных парах университете? Попервоначалу слегка растерявшись оттого, что ни одно из близких им направлений не попало в разряд ПНР НИУ, гуманитарии разделились на две группы – безнадежных и продвинутых. К первым относятся философы, историки и всякие прочие бесполезные культурологи. Будучи коммерчески бездарными, они искренне не понимают, чего от них хотят, раз уж денег не дали. Они игнорируют призывы к инновационной устремленности и продолжают заниматься совершенно устаревшим и нерентабельным сидением по архивам, библиотекам и музеям. Единственная польза, которую эти иждивенцы способны принести обновленному университету – это возможность проведения публикуемых ими опусов по обязательным для НИУ индексам публикационной активности. Хотя ежу понятно, что тематика никак не связана с ПНР.

    Вторые выдвинули лозунг «Мы сами могём инновационно!» И с некоторых пор всем известно, что самые крутые инновационные «стартаперы», «тимфайндеры» и «девелоперы» обитают на передовых гуманитарных факультетах. Именно оттуда, а не от технарей поступает больше всего заявок на разнообразные «научно-инновационные» конкурсы и грамот для презентаций перед ректоратом. Физики-математики взирают на эту гиперактивность с кривыми усмешками. Как и немногочисленные честные перед собой гуманитарии из первой группы, они не без оснований считают сферу «фундаментальных и прикладных исследований» (на развитие которой в теории и направлена программа НИУ) монополией точных и естественных наук. Но «продвинутые» не унимаются. Они не только активно участвуют во всех инновационно-рекламных флэшмобах, но и несут свою лепту на алтарь отчетности НИУ, искренне полагая, что трехнедельные языковые или менеджерские курсы в заштатных иностранных колледжах, оплаченные студентами за свой счет – тоже прорыв в инноватике. Таким образом, связь с фундаментальностью и прикладным характером становится прочувствованной и ощутимой, а претензии технарей на главенство в НИУ – менее обидными.

    Об управлении вахтовым методом

    Жизнь ректора в университете подчиняется месячным циклам. В том смысле, что от Совета до Совета. Учебный процесс не является объектом его специального управления, и контроль за ним традиционно отдан на откуп ПУРу. Все остальные проблемы контролируются по стохастической схеме. Неделя-другая в течение каждого месяца уходит на командировки, в том числе за границу. Обычно за учебный год ректор пребывает за границей 60-80 дней.

    Однако непосредственного присутствия на рабочем месте требуют а) представительские функции; б) участие в распределении средств, выделенных из бюджета на НИУ и умиротворение склок между главными как «концессионерами»; в) поощрение преданных, приближение лояльных и наказание проштрафившихся и г) председательство на заседании Ученого Совета в конце месяца и получение под аплодисменты вороха личных грамот с припевом «тут ничего бы не стояло, когда бы не было меня».

    С началом нового месяца – новая командировка. Лучше без сопровождающих. Этот цикл удобен всем. Ректор отдыхает от коллектива «единомышленников». «Единомышленники» рулят по-быстрому каждый «про свое». АУПы расслабляются после 15:00 по принципу «кот за порог – мыши в пляс». Университетский народ выдыхает, радуясь, что флюиды страха пока рассеялись, и гулять по административному этажу стало безопаснее, хотя, конечно болтать не следует. Такой режим работы ректората обусловлен наличием надежного источника бесперебойного питания, синхронно функционирующего кассового аппарата и, так сказать, отлаженной системы «технического контроля» помещений и коридоров. Жизнь идет своим чередом.

    Эпилог

    При всей неповторимости этих «домашних страстей», ЮУрГУ – вполне типичное явление российского высшего образования, для которого последнее десятилетие было не лучшим временем. Институты централизации окончательно смяли последние остатки университетских автономий и вынудили провинциальные вузы уподобить свои научные и образовательные структуры московским образцам. Иначе и быть не могло. Там, где «правильная» отчетность является важнейшим условием выживания, с железной необходимостью возникают бюрократические клоны центральных департаментов и, кстати, не обязательно в миниатюре.

    Местные чиновные копии устанавливают персональные связи с оригиналами в Москве. Таких вертикальных отношений между университетами и столицей множество – от ректоратов до отделов контроля-лицензирования и всяческих профсоюзных штабов. Это напоминает китайский массовый настольный теннис: запрос-ответ, запрос-ответ, пинг-понг! Так и складывается это причудливое сочетание минобразовской департаментской архаики, торгашества и пшик-фейерверка сколковской модернизации.

    В реальном образовании, если оно ориентировано на стратегический результат, все это сочетаться не может. Иначе – это извращение миссии университета и деморализация образовательной среды. Кто виноват – система или люди? И кто будет все это менять? Для профессионального сообщества ответ очевиден – только люди. В ЮУрГУ, как и в других вузах, много одаренных, грамотных, преданных делу людей. Наступит момент, когда им станет стыдно. И они сделают так, чтобы не было стыдно. Чтобы образование в их вузе было не ритуальной услугой, а предметом гордости. Чтобы верноподданнические аплодисменты после докладов об инновациях не сопровождались в кулуарах гомерическим хохотом тех, кто знает им реальную цену. Чтобы на день космонавтики студенты запускали у памятника Курчатову не мыльные пузыри и китайские фонарики, а хотя бы авиамодели. Кстати, с этого стоило бы начать. А там, глядишь, и до прозрачного бюджета недалеко…

    С ЮБИЛЕЕМ!

    Ссылка по теме:

    Размышления у парадного подъезда/ Авторская колонка Андрея Воронова >>>

    Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Вчера / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив