Путин приостановил распродажу России?

    The Economist о перспективах новой приватизации РФ

    © 2013, «Новый Регион – Москва» © 2013, «Новый Регион – Москва»

    Москва, Январь 21 (Новый Регион, Инна Санина) – В 1990-х годах приватизация для России стала избавлением от наследия советской экономики и помогла создать новый класс собственников. Как пишет The Economist (перевод РИА «Новый Регион»), тогда приватизация имела некоторый успех, но, благодаря появлению олигархов, это ослабило страну и предприятия, став поводом для возмущения простых граждан. Тем не менее, после инаугурации в мае прошлого года президент России Владимир Путин подписал распоряжение, подразумевающее продажу части государственных активов во всех сферах, кроме оборонной и энергетической уже к 2016 году.

    В отличие от приватизации 1990-х нынешние цели могут отличаться. На этот раз идея состоит в привлечении иностранных технологий, инвесторов, попытке улучшить корпоративное управление, а также пополнить государственную казну. Однако политические аспекты процесса также важны. Это возвращает нас к президентству Дмитрия Медведева, который три года назад объявил о плановой распродаже государственных активов на более чем $100 млрд. Консультант Eurasia Group Александр Климент считает, что расхваливание приватизации было частью плана использования Медведева как подготовительного этапа к возвращению приверженца госконтроля в экономике Путина. Сейчас междуцарствие Медведева позади и настроения снова накренились в государственно-капиталистической модели.

    Очевидно, что завершенная в октябре $55 млрд сделка, после которой государственная нефтяная компания «Роснефть» получила 100% акций TNK-BP никак не повлияла на планы по приватизации. Некоторые чиновники даже пытались выставить все как будто это и есть часть плана, учитывая, что ВР в итоге получила 20-процентный пакет акций «Роснефти». Министр экономического развития РФ Андрей Белоусов опроверг пересмотр планов приватизации. Однако вернув профильные активы в государственную собственность, «Роснефть» дала недвусмысленный сигнал перемены направления движения. Сделка также продемонстрировала возвращение могущества Игоря Сечина, советника Путина и председателя правления «Роснефти», который настаивал на укреплении роли государства в экономике страны.

    Владимир Путин тоже верит в силу государственного контроля, особенно в стратегической промышленности. В глазах нынешнего президента РФ, как сказал изданию один олигарх, сохранение как можно большего контроля над экономикой, насколько это только возможно, «дает чувство безопасности в неспокойные времена». Это означает, что, несмотря на майский указ, программа приватизации пошатнулась. Путин говорит о необходимости срочно изменить положение России в рейтинге Всемирного банка по легкости ведения бизнеса с 112 до 20 позиции к 2018 году. Более того, дефицит бюджета ниже 1% от ВВП и отношение долга к ВВП ниже 10% говорит о необходимости лишь небольшой распродажи активов.

    Таким образом, политика приватизации теряет всякую поддержку. Некоторые аспекты можно объяснить сокращением роли Медведева в общем процессе. С политической точки зрения, как считает один из экономических советников правительства, Медведев «больше не существует», и нет больше «защитника приватизации». Вполне понятным становится и тот факт, что «кабинет министров больше не обладает реальным преимуществом», когда речь заходит о приватизации, убеждена представитель «Альфа-Банка» Наталья Орлова. Это в свою очередь оставляет руководителям частных компаний некоторую свободу действий.

    Если главы компаний видят прибыль в продаже акционерных пакетов, как поступил в сентябре Герман Греф со «Сбербанком», продав 7,6% акций за $5,2 млрд, эти сделки будут выходить на первый план. Однако они крайне сопротивляются и воспринимают возможности скорее скептически, тут же обнаруживая огромное количество причин для отсрочки или же отмены продажи как таковой. Хорошим примером в данном случае следует считать «РЖД». Вполне вероятно, что следующий на очереди банк «ВТБ», который продаст 10-25% своих активов в этом году. Также часть активов планировали распродать компания по морским перевозкам «Совкомфлот» и алмазный Гигант «Алроса».

    Как результат, полагает председатель ученого совета института Гайдара Александр Радыгин, будут протекать «параллельные процессы», где приватизация в банковской сфере будет выглядеть отлично от оной в энергетическом блоке. Под руководством Сечина холдинг «Роснефтегаз» может даже купить государственную энергетическую компанию, чтобы консолидировать ресурсы и набрать значимости.

    В сущности, вопрос заключается не в том, что именно приватизируют, а в том как это будет сделано. Государство может распределить энергетические активы между «Роснефтью» и «Газпромом» под видом приватизации, или даже засчитать продажи государственным компаниям вроде «Ростехнологии». Активы могут быть распроданы непрозрачно, как это уже произошло с российской Summa Group, выкупившей 50% Объединенной Зерновой Компании в прошлом году. И это никак не привлекает иностранных инвесторов.

    Приватизация может оказаться «сигнальным механизмом» для инвесторов, убежден Роланд Нэш из Verno Capital, но в одиночку она не сможет устранить все препятствия на их пути. Для этого государство должно укрепить правовую базу частной собственности, суды и регулятивную систему. Приватизация, как поясняет Радыгин, должна быть «инструментом, а не самоцелью», заключает издание.

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Сегодня / НОВОСТИ

    Вчера

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив