Приднестровье: «Без бонжура, без круассанов и с разбитым сердцем»

    Авторская колонка корреспондента «НР-Приднестровье» Андрея Моспанова

    © 2013, «Новый Регион – Приднестровье» © 2013, «Новый Регион – Приднестровье»

    Тирасполь, Июль 17 (Новый Регион, Андрей Моспанов) – Переговорами в формате «5+2» в Вене для Приднестровья завершился очередной внешнеполитический сезон. Просто «очередным» и «проходным» его, впрочем, назвать нельзя. Последние месяцы могут превратиться в прелюдию к предстоящим решающим событиям в регионе.

    В местном политическом обиходе закрепились два понятия – «евразийская интеграция» и «зона свободной торговли (ЗСТ) с Евросоюзом». Они и определяют сущность того, что сейчас происходит вокруг Приднестровья. Россия продвигает Евразийский Союз, которого ещё пока нет. Брюссель же и Кишинёв готовятся к парафированию и подписанию соглашения о той самой зоне свободной торговли РМ-ЕС. Она уже почти есть, и в неё европейские чиновники хотят вовлечь и Приднестровье.

    Кроме того, Кишинёву, как известно, обещаны ассоциативные отношения и либерализация визового режима с ЕС. В целом Евросоюз активно и последовательно наступает, и остаётся открытым вопрос – каким будет ответ России на это? Ведь только рассуждений о евразийстве здесь недостаточно. Об итогах внешнеполитического сезона для Приднестровья – в авторской колонке «Нового Региона».

    Границы сжимаются

    Если анализировать внешние факторы, влияющие на положение в регионе, то с Евросоюзом будет проще всего. Европейский план, проступавший в течение всего последнего года, к июню стал окончательно ясным. Он сводится к тому, что европейцы хотят втянуть Приднестровье в молдавское экономическое, фискальное и, судя по всему, таможенное пространство через единый механизм зоны свободной торговли РМ-ЕС. Если это произойдёт, то переговоры о политическом статусе Приднестровья во многом просто потеряют смысл, у них исчезнет база.

    Евросоюз исходит из простых вещей, из естественного экономического расклада. На страны ЕС сегодня приходится почти 30% приднестровского экспорта, ещё около 40% его идёт в Молдову. В сумме это 70%. Европа даёт понять Тирасполю: не присоединитесь к будущей зоне свободной торговли РМ-ЕС – получите серьёзные проблемы с рынками сбыта для своих товаров.

    В Брюсселе, наверное, нет-нет, да думают: зачем и дальше мучиться с политическими аспектами молдо-приднестровской проблемы, когда гораздо результативнее «нажать» экономически? И это верная логика.

    На июньском Третьем инвестиционном форуме в Тирасполе посол Евросоюза в Молдове Дирк Шубель кратко обрисовал Приднестровью его трудное будущее. Он, напомним, сказал, что нынешний режим автономных торговых преференций (АТП) для приднестровского экспорта в ЕС будет сохранён до конца 2015 года, а затем ПМР надо будет влиться в ЗСТ. И альтернативы этому не существует. Иначе Приднестровье станет рассматриваться как «третья сторона» со всеми вытекающими отсюда экономическими последствиями.

    Возможность такого простого, но эффективного механизма давления стала результатом длительной стратегии Евросоюза. Почти 20 лет по-настоящему системной работы со стороны ЕС ушло на то, чтобы европейская интеграция стала постоянным компонентом внешней политики Молдовы и не зависела от смены власти в Кишинёве. Многие элементы европейской региональной политики готовились по несколько лет – база для создания ЗСТ, например, подводилась ещё с 2010 года.

    При этом путём пограничной блокады 2006 года и одновременно предоставления АТП Евросоюз увеличил зависимость Приднестровья от европейского и молдавского рынков.

    То, что Кишинёв создаст зону свободной торговли с ЕС, – это ведь ещё не всё содержание проблемы. Соглашение о ЗСТ с Евросоюзом стремится подписать и Киев, и если это произойдёт, то границы для Приднестровья, очевидно, полностью захлопнутся. Окружение в рамках расширяющегося европейского экономического пространства завершится. Об этом, в сущности, и говорил посол Украины в Молдове Сергей Пирожков, когда отмечал на Третьем инвестиционном форуме, что после подписания соответствующих документов с ЕС «экономические отношения в регионе изменятся, и Приднестровью нужно будет к этому адаптироваться». А коль нет – то регион, если фигурально употребить выражение из одного известного телесериала, останется «без бонжура, без круассанов и с разбитым сердцем».

    «Плавающий портал» в никуда

    С Россией, в отличие от Евросоюза, всё намного сложнее. Как уже подчёркивалось, Москва продвигает и в Тирасполе, и в Кишинёве евразийский проект. В Кишинёве это получается плохо, официальные власти РМ, естественно, не помогают. Евразийство там насмерть «глушится» проевропейской пропагандой.

    Что больше всего тревожит в нынешних действиях РФ? Тревожит то, что Москва и, в частности, евразийцы, похоже, не знают ответа на главный вопрос – что будет делать Россия, если вокруг Приднестровья сомкнутся европейские экономические границы?

    Официальные евразийские интеллектуалы подходят к этому вообще как-то нелепо. Александр Дугин, например, видит Приднестровье в роли «плавающего евразийского портала» (здесь сразу припоминается известная фраза Эдуарда Лимонова – «ну чего спрашивать с Дугина, он же сказочник»). Главный редактор газеты «Завтра» Александр Проханов вспоминает Гитлера, который в своё время «призвал на помощь колдунов и волшебников», и говорит, что «Приднестровье должно терпеть, на то и подвиг, чтобы герой терпел». Но в нашем случае речь уже идёт даже не о подвиге и не о терпении, а об угрозе потери внешнеполитических позиций для Москвы.

    На стратегию Евросоюза Россия пытается отвечать какими-то тактическими шагами, вроде гуманитарных проектов в Приднестровье. Понятно, это самый лёгкий путь, хоть и тоже затратный. Однако только лишь гуманитарная помощь, даже если она достигает 100 миллионов долларов, никогда не станет адекватной реакцией на назревающий в регионе кризис. И простому обывателю, наверное, ясно, что этот не тот ответ, которого требуют обстоятельства. Он не спасёт Приднестровье от экономических потерь в результате приближения европейской зоны свободной торговли, и эти потери составят куда более 100 миллионов.

    Вспоминается, что во время своего визита в Тирасполь в ноябре минувшего года российский вице-премьер Дмитрий Рогозин сформулировал мысль, что «надо создавать нормальные экономические условия для жизни Приднестровья с тем, чтобы оно как можно быстрее перешло к самостоятельности в экономическом отношении».

    «Это самое важное, потому что экономическая самостоятельность позволит решать все задачи в интересах людей, не обращаясь к внешней помощи», – подчеркнул тогда Рогозин.

    Сегодня мы, однако, видим обратное – упор со стороны Москвы вновь идёт на ту самую гуманитарную помощь, вокруг неё создаётся много шума, даже порой слишком много, при этом работа по реальному приближению Приднестровья к евразийским экономическим структурам практически не ведётся. Но суть евразийской интеграции на постсоветском пространстве ведь состоит не в предоставлении «гуманитарки», так же, как не состоит она и в геополитических фантазиях «евразийцев» о каких-то неведомых «порталах», «теллурократии» и «талассократии».

    Без попутного ветра

    Если говорить о молдо-приднестровском урегулировании, то для Украины уходящий политический сезон, наверное, идёт в пассив. На посту председателя ОБСЕ её результаты на сегодняшний день хуже, чем у Ирландии, возглавлявшей международную организацию в 2012 году. При ирландцах была кратковременная разрядка в отношениях между Кишинёвом и Тирасполем, были согласованы повестка дня и принципы переговоров в формате «5+2», были прямые встречи руководителей Приднестровья и Молдовы и подписанные ими соглашения. Конечно, в ирландские паруса дул и попутный ветер – в Приднестровье как раз сменилась власть, были разные надежды, а Дублину повезло в это время председательствовать…

    Сейчас ситуация уже не та, и у украинцев сходных по масштабу результатов близко нет – киевский спецпредставитель Андрей Дещица пока может довольствоваться только договорённостью о демонтаже ржавой канатной дороги между Рыбницей и Резиной. В остальном же партия под названием «председательство в ОБСЕ» пошла для Киева, как говорится, несколько под откос – на украинское председательство наложился политический кризис начала года в Молдове, напряжённость между РМ и Приднестровьем возросла, экспертные группы встречаются редко, повестка прошедших переговорных раундов согласовывалась трудно, встречу «Шевчук-Лянкэ» (как и ранее «Шевчук-Филат») до настоящего времени организовать не удалось. Развития межпарламентских связей между сторонами, на что Андрей Дещица надеялся в январе, тоже нет.

    Всё же думается, что к декабрю, когда надо будет отчитываться на саммите ОБСЕ, Киев чуть поправит своё положение в плане практических результатов. Как известно, молдавский премьер уже выразил желание провести переговоры с приднестровским президентом в конце лета…

    Давайте помечтаем

    В отличие от многих, мы не станем укорять переговорный формат «5+2» за отсутствие результатов и неспособность политически урегулировать Кишинёв и Тирасполь. Не станем, потому что сами не знаем, как эти самые Кишинёв с Тирасполем «урегулировать». Если бы знали – то, наверное, уже претендовали бы на Нобелевскую премию, которую недавно предлагал дать за разрешение молдо-приднестровского конфликта премьер РМ Юрий Лянкэ.

    Кратко поделимся лишь нашими ощущениями, а читатели, если что, с нами поспорят. Формат «5+2» ничего серьёзного не даст, да он никогда и не был предназначен для этого. Примерный масштаб наших переговорщиков – это демонтаж вконец износившейся канатной дороги. Или охрана рыбных ресурсов в Днестре. Всё больше чувствуется, что сам молдо-приднестровский вопрос если и решится, то решится только где-нибудь на высшем уровне в формате «Евросоюз-Россия», и уж никак не в самих Кишинёве или Тирасполе.

    Помнится, что-то такое здравое и разумное насчёт России и ЕС прозвучало в выступлении посла РФ в РМ Фарита Мухаметшина на упоминавшемся уже июньском Третьем инвестиционном форуме. Он назвал Приднестровье «уникальным регионом, где Европа и Евразия могли бы сотрудничать».

    Для нас действительно было бы хорошо стать таким регионом, особенно в экономическом отношении. Сейчас непросто представить себе, конечно, чтобы Москва и Брюссель (или Берлин?) сели и обо всём по Приднестровью к всеобщему удовлетворению договорились. Но давайте помечтаем, как не так давно по другому поводу говорил в Тирасполе директор Института стран СНГ Константин Затулин. В любом случае это, наверное, не хуже, чем «плавающий портал»…

    Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Вчера / НОВОСТИ

    24 Мая

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив