Постоялец центра мигрантов в Северном: это настоящая тюрьма

    © 2013, «Новый Регион – Москва» © 2013, «Новый Регион – Москва»

    Москва, Август 21 (Новый Регион, Татьяна Пашкова) – Центр содержания «московских» мигрантов в поселке Северный похож на настоящую тюрьму. Судя по отзыву бывшего постояльца этого учреждения, там гораздо хуже условия, чем в палаточном лагере в Гольяново. Журналист Оксана Челышева у себя в Facebook публикует рассказ человека, который, по ее словам, когда-то провел в этом центре месяц.

    Напомним, накануне власти ликвидировали палаточный лагерь для нелегальных мигрантов в московском районе Гольяново. Также было объявлено, что нелегалы будут переведены в центр содержания мигрантов в поселке Северный.

    По словам бывшего постояльца этого миграционного центра, он больше похож на тюрьму. Мигранты содержатся в камерах, которые постоянно заперты, кроме того времени, когда содержащихся в центре людей выводят на прогулку. Охраняет лагерь полиция.

    «В ужасном состоянии – карантинная камера. В ней содержат несколько дней до распределения по камерам. Она в жутком состоянии. Я там провел двое суток. Полное отсутствие гигиены: страшный туалет. Когда приносят еду, то часто не дают ложек. Одновременно около 35 человек. Не хватает спальных мест. Лежали по двое на койке, или вчетвером – на сдвинутых вместе двух койках. Ничего не выдавали: ни постелей, ни ложек, ни мыла. Туалет внутри камеры», – цитирует Челышева своего собеседника.

    Бывший «клиент» миграционного центра акцентирует внимание на том, что в учреждении «абсолютно тюремный распорядок». «Никакой логики в этом нет: эти люди – не преступники, их собрали только для депортации. Тем не менее, каждая камера запирается. Прогулка каждый день, по этажам. Она длилась ровно час. Под контролем охранников. Душ – раз в неделю», – передает слова рассказчика Челышева. За мигрантами в центре постоянно наблюдает охрана, телефонов у мигрантов нет – единственный телефон находится в кабинете начальника, и чтобы позвонить, нужно написать заявление. Время использования телефона ограничено, во время звонка постояльцы центра также находятся под наблюдением охраны. При этом, по словам собеседника журналистки, режим депортационного лагеря регламентируется «непонятно чем». Рассказчик делает предположение, что депортация мигрантов в центре задерживается искусственно: «возможно, администрация (центра – прим. «НР») ждала появления их родственников (родственников мигрантов – прим. «НР») с некой премией».

    Также по словам собеседника Челышевой, мигранты в центре утверждали, что УФМС сознательно и в «кооперации с полицией» не совсем верно оформляли разрешения на работу. И в итоге в депортационный лагерь попали те, кто не смог «откупиться» от полиции.

    «Если предположить, что в Северном ничего не поменялось, то одномоментное появление там примерно двух с половиной сотен людей означает, что им там будет хреново, – цитирует Оксана Челышева рассказ. – Если людей перевели из лагеря в Гольяново в Северный, то единственный плюс для них – это то, что крыша над головой не брезентовая. Они будут подвержены пытке неопределенностью: им вполне могут говорить, что «самолеты на Ташкент не летают». Людей там при желании можно держать десятками лет и никто этого не заметит. Там ничего не происходит. Там ничего нет. Это – зона вне действия инструкций, правил и регламентов».

    Напомним, что палаточный городок для нелегалов был открыт в Гольяново после того, как на московских рынках прошли т.н. «зачистки». Поводом для зачисток стал инцидент на рынке «Матвеевский», когда при задержании подозреваемого в педофилии дагестанца был ранен полицейский. В течение недели полиция отлавливала мигрантов, в итоге в лагере оказалось порядка полутора тысяч человек, в основном, граждане Вьетнама.

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Сегодня / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив